Sidebar

Мы живем в обществе,

которое почти противоположно духовности

Дж. Отри

Как мы увидели, тоталитарный капитализм в своей сути античеловеческий общественный строй. И уже поэтому, данное общество должно быть изменено. Но какова же судьба самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, точнее человека, живущего в нем?

Сегодня все убыстряющимися темпами идет процесс обесчеловечивание человека, превращение человека в псевдочеловека — «человека ложного»[1], лишь по форме напоминающего человека, но по сути человеком не являющимся. Мы — свидетели наступления нового этапа эволюции, точнее — контрэволюции (инволюции[2]).

Кто-то может задаться вопросом, а что, собственно, плохого? Сексуальное разнообразие и раскрепощенность вместо веры в идеалы семейных и национальных уз. Общество, в котором добиваются успеха наиболее хищные, определенной категории индивидов очень выгодно. Да и вообще кому нужна эта человечность?

Объективно и строго рационально доказать, что антропологическая контрреволюция плоха нельзя. Например, как можно объективно доказать, что люди не должны существовать, а Землю должны населять одни черви. С субъективной точки зрения людей это плохо, с точки зрения червей – это субъективно хорошо.

Любая констатация духовного кризиса в некоторой степени субъективна. Наша критика — эта критика с позиций человека, потому что тоталитарный капитализм античеловечен по своей сути, т. к. направлен на уничтожения человечности. Развернуто вопрос о сущности человечности разбирается в труде «Закат человечества», здесь тезисно осветим основные положения.

 


[1] Аналогично существованию ложных грибов, которые по своему внешнему виду практически ничем не отличаются от настоящих съедобных, но в то же время являются ядовитыми, опасными.

[2] от лат. involutio «свёртывание» – редукция или утрата в процессе эволюции отдельных органов, упрощение их организации и функций, дегенеративные изменения.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 69 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Выводы I части

Для одних вершины - край пропасти,

для других - трамплины для покорения новых

Л. С. Сухоруков

В первой части книги рассматривались проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги. Определим кратко узловые аспекты первой части.

Источник активности человека – потребности. Первичной побудительной силой любых действий людей, как и вообще всех живых существ, являются потребности. Однако потребности – это лишь вершина айсберга. Каждый человек удовлетворяет, прежде всего, ту потребность, которую считает первоочередной, один человек потратит «лишние» деньги на бутылку водки, другой на книгу, третий на билет в театр. Иерархия потребностей зависит от ценностной иерархии (аксиотипа).

Существует четыре базовые ценностные иерархии (аксиотипы). «Философ», основными ценностями являются творчество и религиозность. «Миссионер», основной ценностью являются альтруизм. «Ростовщик», основными ценностями является деньги. «Гусар», основной ценностью является статус. Обыватель, численность которого 85%, - противоречивая комбинация базовых аксиотипов. В зависимости от ситуации он может приобретать облик того или иного базового аксиотипа, но спокойные времена основным качеством обывателя является серединность. Классификация аксиотипов человека, сохраняет свою силу и для классификации общества, этноса, а также политических учений.

Потребности безграничны – ресурсы ограничены. Фундаментальной проблемой экономической политики является проблема – как с помощью ограниченных ресурсов удовлетворить безграничные потребности. Но это не только экономическая проблема, эта проблема проходит красной нитью через всю историю человечества. Человек ко многому стремится, многое достигает, но все это происходит не сразу. Переход на каждую новую ступень развития предполагает прохождение предыдущих ступеней, например, обучение в школе предполагает умение говорить. Тоже самое характерно и для процесса развития общества.

Филогенез общества повторяет онтогенез человека. Обладая безграничными и разнообразными потребностями, общество постепенно идет по пути их удовлетворения, проходит закономерные этапы в своем развитии. Человечество в своем развитии проходит некоторые стадии схожие со стадиями жизни отдельного человека. Основа этого сходства - потребности, которые удовлетворяются постепенно и последовательно, тем самым формируя определенную логику развития.

Исторический процесс – смена элитарных цивилизаций. В своем развитии человечество прошло пять стадий - формаций. На каждой стадии своего развития человечество последовательно решало важнейшие глобальные проблемы, а цивилизация, которая предлагала решения этих проблем и становилась локомотивом человечества, получила название элитарной цивилизации. Перед своим формированием элитарная цивилизация обычно следует в фарватере общемирового мейнстрима. Цивилизация пародирует чужую политико-экономическую систему, культуру. Это порождает элитарно-властный дисбаланс, который может привести к смене политической, экономической, культурной матрицы наиболее адекватной менталитету данной цивилизации. Это становится залогом эффективности и успешности новой цивилизации–лидера.

В своем развитии человечество прошло пять формаций. Для дальнейшего поступательного развития человечество должно было сформировать территориально-социальную структуру – государство, познать мир, построить общечеловеческий социум, выработать общепринятые каноны нравственности, материально обеспечить себя. Существовало пять формаций и, соответственно, элитарных цивилизаций: формирование (шумеры), познание (Древняя Греция), встраивание в социум (Древний Рим), нравственность (Европа, романская раса), материальная обеспеченность (Запад, германская раса). Сегодня мы живем в переломную эпоху, когда на историческую арену должна выйти шестая элитарная цивилизация.

*     *     *

Мы уже говори о некоторых отличительных особенностях следующего этапа развития человечества и будущей - шестой элитарной цивилизации.

Но мы не сказали о знамении, которое сигнализирует о том, что эра бывшей цивилизации лидера закончилось. Речь идет не об астрологии, предсказаниях и всякой другой чепухе. Все гораздо реальнее и проще.

В недрах подсознания угасающей цивилизации возникает тезис о «конце истории». Например, как раз перед разложением и развалом Римской империи возник тезис, о золотом веке всего мира, управляемого Римом. Подобные констатации всегда свидетельствует не о конце истории, а о конце данной цивилизации, свидетельствуют о том, что она исчерпала себя. Угасающая цивилизация это не осознает, но в подсознании это мысль уже присутствует. История не знает никаких окончательных итогов, как и жизнь человека. Конец истории человека – это конец его жизни.

Для того чтобы понять, какой народ может претендовать на роль новой элиты, и какова ее миссия новой цивилизации, нам необходимо определить основной вызов человечества на современном этапе его развития.

Противоречивость

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302

Специфика энергичности

Рыба ищет там, где глубже, человек - где лучше, а русские - там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря этому качеству, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, они уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? В этом весь порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолеваются. Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Это качество русской души надо хорошо знать. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт - беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие - нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета, у нас спокойных времен не было вообще, точнее был один период – время развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как минимум, это было преувеличением, мы еще будем говорить об этом далее.

 


[1] Бердяев Н. Русская идея//вопросы философии, 1990. № 3 с 151-152.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg