Sidebar

Формальная святость. Вера, церкви, крестики – теперь все формально. В действительности большинство верующих веруют в бога, неосознанно ориентируясь на постулат, выдвинутый Б. Паскалем еще в XVII веке: «Если вы не верите в Бога и его действительно нет, то после смерти вы ничего не приобретаете, но и ничего и не теряете. Если вы не верите в Бога, но он все же есть, то после смерти вы можете потерять все». Таким образом, верить надо на всякий случай, это попросту тактика человека, обеспечивающая максимальный выигрыш в этой и будущей жизни.

«Ватикан назвал необъяснимой и отвратительной моду на ювелирные украшения в форме креста, строго указав на это поклонницам подобных извращений»[1].

Европа вступает в эпоху постхристианства и перестает быть христианским обществом. В чем это выражается? В том, что интерес к традиционным формам религии постоянно падает. Например, в ФРГ с 1991 по 1998 г. число людей, регулярно посещающих церкви, уменьшилось более чем в 2 раза: с 14,7 до 7 %. Менее серьезно, но неуклонно этот процесс происходил в Италии (сокращение почти на треть), не говоря уже о Франции, где о церкви и кюре вспоминают только при регистрации браков и конфирмации. Нотр-Дам превратился в большой музей-ресторан, куда приходят толпы, жующие гамбургеры и «Stimorol», чтобы поглазеть на древние ритуалы. Думается, для этих людей воскресная месса стоит в одном ряду с гаданием на картах и показательным выступлением колдунов вуду. В Великобритании 44 % взрослого населения не исповедует никакой религии. Особенно много неверующих среди молодежи от 18 до 24 лет — 66 %. По мнению одного из ведущих английских религиоведов П. Брайерли, через 40 лет лишь 0,5 % населения страны будут посещать церковные службы[2].

«По словам экспертов, Голландия сегодня – это идеальная модель того, что будет происходить в ближайшее время в мире господства либеральных ценностей. Как показал опрос, у голландцев не существует каких-то ярких антипатий в отношении представителей определенных конфессий. Наименьшее количество респондентов, правда, отдали бы свои голоса за президента-мусульманина (27%). Но нетрудно угадать здесь логику опрашиваемых: прецедента правления президента-мусульманина в европейских странах еще не было. Однако соблюдающий религиозные предписания президент-христианин устроил бы немногим большее количество голландцев – за него проголосовало бы 33% опрашиваемых. Зато 87% респондентов отдали бы свои голоса за президента-атеиста.

По словам экспертов, такой перекос в симпатиях к различным группам населения на Западе неслучаен: религия действительно теряет здесь свою актуальность. Для того чтобы этот процесс и дальше набирал обороты, главной ценностью западно-либерального мира должны стать деньги, а не религиозно-нравственные основы христианской морали, призывающей к умеренности»[3].

Может в России как это дела обстоят как-то иначе? Треть россиян не помнят или не знают ни одной из десяти библейских заповедей. Таковы результаты опроса, проведенного ВЦИОМ[4].

Люди верят только в деньги, поэтому О. Бронсон с прискорбием констатирует: «Маммонизм стал религией англосаксонского мира, а о Боге мы просто-напросто позабыли. Мы утратили нашу веру в благородное, прекрасное и справедливое».

Тема святости. А что по этому поводу думают первые церковные иерархи? В своей первой, написанной в сане понтифика, книге («Иисус из Назарета») Папа Бенедикт XVI критикует зло капиталистической цивилизации. Понтифик критикует образ жизни богатых, говорит о духовной слабости современной материалистической жизни, «людях, уничтоженных изнутри. Он     и пусты, несмотря на избыток материальных благ».

«Столкнувшись со злоупотреблением экономической мощью, с таким злом, как капитализм, который принижает человека до уровня потребителя, мы начали более отчетливо видеть опасности богатства. Мы по-новому понимаем, что имел в виду Иисус, предостерегая нас от богатства»[5].

 


[1] Ватикан резко осудил знаменитых дам за использование креста в украшениях. 12.08.2002, JesusChrist.ru.

[2] Упадок веры на Британских островах. 28.11.2000, NEWSru.com.

[3] Атеистическая «розово-голубая» Голландия – модель будущего мира. 08.02.2008. РИА «Новый Регион».

[4] Опрос: Треть россиян не знают ни одной заповеди. 28.04.2008. Grani.ru.

[5] Уайнфилд Н. Папа Римский в своей книге называет капитализм злом. 01.04.2008, InoPressa.ru.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 54 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Кто создает стоимость?

Хлеб, одежда, автомобиль…Каждого человека окружают многочисленные вещи. Откуда эти вещи берутся? Кто их создает? В экономической науке это вопрос звучит следующим образом: кто или что создает стоимость? Это важнейший вопрос экономической науки, вокруг которого было сломано множество копий и решение которого позволит нам распутать весь клубок проблем, связанных с тоталитарным капитализмом.

Стоимость создает только труд или природа. Все полезные окружающие нас вещи созданы трудом или природой. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Например, страна обладать плодородной почвой, большими запасами угля, нефти, газа. Но если к этому не приложен человеческий труд, то все это не будет иметь ровным счетом никакой стоимости. Как говорится: «без труда не выловишь и рыбку из пруда». Поэтому, по мнению многих мыслителей, природа создает лишь потенциальную стоимость, реальную же стоимость создает только труд.

Только труд создает стоимость – таков основной постулат теории трудовой стоимости. Этот постулат в силу его очевидности, разделяли большинство серьезных экономистов, независимо от политических взглядов. А одним из основателей теории трудовой стоимости был, пожалуй, самый известный либеральный экономист – Адам Смит[1]. На позициях теории трудовой стоимости стояли классики: Пети, Риккардо и мн. др.

Но так было до появления марксистской теории. Дело в том, что Маркс сделал очевидный вывод из теории трудовой стоимости. Раз только труд создает стоимость, то капиталист отнимает часть стоимости, созданной трудом рабочих. Было введено понятие «прибавочная стоимость» — стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Понятно, что из этого постулата следовали политически окрашенные выводы.

Либеральной экономической мысли пришлось срочно пришлось латать идеологическую пробоину. Появился новый фактор создающий стоимость – капитал (средства производства)[2]. Мол, в производстве участвуют не только труд и природа, но и средства производства: станки, оборудование и т.д. Но это чистой воды идеология[3].

Уже в теории трудовой стоимости было показано, что никакие средства производства не создают стоимости. Самосоздающийся станок, работающий без участия оператора, обслуживающего персонала пока лишь фантастика. Но дело даже не в том, что сами по себе средства производства без труда человека не могут создать ничего. Дело в том, что сами средства производства не свалились с неба, а созданы трудом.

Средства производства и труд рабочего – это все труд, но разные формы труда. Средства производства — овеществленный труд, а непосредственный труд рабочего на станке – живой труд. Пример. Рабочий сделал на станке деталь. В этой детали воплощен труд рабочего (живой труд), и труд рабочего, который сделал станок (овеществленный труд).

Итак, если мы отбросим всю идеологию, то заключим, что только труд и природа создает стоимость товара, только трудом физическим или интеллектуальным или природой созданы все окружающие нас вещи. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Следственно реальную стоимость или просто стоимость создает только труд. Только труд может создать товар или услугу.

С трудовой теорией стоимости теснейшим образом связано понятие «эксплуатация».

 


[1] СПРАВКА. Адам Смит (1723-1790) экономист и философ. Многие ошибочно называют его английским экономистом. В действительности А. Смит – шотландский экономист, родившийся и умерший в Шотландии. Автор известного понятия «невидимая рука рынка». Нередко именно А. Смита называют родоначальником теории трудовой стоимости.

[2] Подобные теории существовали и раньше, но пышным цветом они развели именно после появления марксизма.

[3] Идеологи светлого капиталистического завтра пошли дальше, и если мы сегодня откроем учебник по экономики, то увидим, что теперь появился новый четвертый фактор производства — предпринимательская способность. Появление данного фактора на страницах отечественных учебников обусловлено бездумным переписыванием западных учебных пособий. Порой совпадения достигают не абзацев, а целых страниц. Но это пусть останется на совести «авторов». В действительности, труд как совокупность разнообразных качеств человека, используемых в производстве, уже включает в себя предпринимательскую способность, как и многие другие способности. Или западные экономисты хотят сказать, что предприниматель не трудится? Утверждать, что в производстве участвует труд и еще отдельно предпринимательская способность бессмысленница, аналогично той, если бы мы говорили, что по небу летит самолет и его крыло.

Ценности западного мира

Западный идеал. Аксиотип и психотип, являясь сущностными характеристиками психического склада западного человека, рождает определенную национальную мечту и образ национального героя.

Национальная мечта западного человека – это индивидуальная материальная обеспеченность. Эта мечта может формулироваться по-разному, например: стремление к увеличению своего дохода или повышение комфортности существования, стремление к личному успеху или независимости. Но, так или иначе, все эти формулировки — аспекты главной цели, а именно индивидуальной материальной обеспеченности, ведущей и к независимости, и к комфортности.

Национальным героем на Западе считается человек, смогший сделать карьеру и подняться с низов на самый верх. Например, американская мечта – предприниматель, открывший свое мелкое дело, а затем ставший крупным бизнесменом. Никакие моральные или иные характеристики в расчет не принимаются. Герой тот, кто может себе позволить купить других.

Изучив аксиотип и психотип западной цивилизации, можно прийти к выводу, что оптимальной для эффективного развития данной цивилизации является экономическая система, покоящаяся на трех столпах:

  • материальная обеспеченность как главный стимулятор трудовой деятельности;
  • частная инициатива, прежде всего, индивидуальных предпринимателей как основная пружина механизма развития и конкуренция между фирмами как механизм развития экономики;
  • экономическая система, основанная на притоке ресурсов извне, т.е. из других стран.

Эта экономическая система и была построена Западом и получила название «капитализм». Существенную роль в повышении эффективности капитализма играет также рациональность, способность к риску и борьбафилия, но в основном капитализм в аспекте аксиотипа детерминирован двумя качествами: во-первых, любовью к деньгам (алчности), во-вторых, частной инициативой и конкуренцией, детерминированных индивидуализмом. На Западе к этому прибавилось еще эксплуатация других народов, но это, так сказать, этнически западное понимание капитализма.

Капитализм – экономический базис современного западного общества, определяющий его сущностные черты. Капитализму должна соответствовать политическая настройка, она также была создана и получила свое наименование - «демократия», которая также держится на трех столпах:

  • зависимости всего политического спектра (партий, общественных движений, политиков, СМИ) от капитала;
  • конкуренции между политическими партиями и движениями;
  • массовой манипуляции общественным сознанием.

Если выразить нескольким словами суть идеального общественного строя западного образца, то это будут слова: деньги, индивидуализм, колонии, обман, собственно в этом нет ничего удивительного, т.к., как мы увидели, что все это сущностные характеристики западного аксипсихотипа. Нет ничего удивительного и в том, что идеальной для Запада экономической системой, а по сути, общественным строем стал капитализм, как мы помним ценностными критериями властной селекции и вертикальной социальной мобильности в условиях капиталократии, а по сути, основами тоталитарного капитализма являются алчность, эгоизм и обман.

К ценностным столам тоталитарного капитализма добавилась еще только одна категория - колонии, но это, как мы увидим далее, лишь глобализированные ценностные столпы капиталистического цивилизации. В колониальной политике в полной мере воплотились и алчность, и эгоизм, и обман.

Может показаться, что мы слишком негативно оцениваем западную цивилизацию. Было бы очень хорошо, если бы это было так. Но, к сожалению, вызов, стоящий перед человечеством как раз и заключается в том, что на роль гегемона претендует выродившаяся цивилизация, отравляющая мир абсолютным злом.

Эстетическая примитивизация

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных, актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть из которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры – облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции – она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 14-15.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg