Sidebar

Мужество, принципиальность, патриотизм, дружба, честность, вера в идеалы, любовь, заинтересованность в общественных делах постепенно уступают дорогу серости, серости во всем. Как отмечал отечественный исследователь А. Г. Здравомыслов, сегодня стремятся

«максимально вытравлять из массового сознания представление о героическом, «идеальном», возвышающем человека над рутиной повседневностью, тем самым закрепить в человеке обывателя, который заботится только о собственном доме, имуществе, клочке земли, автомобиле, удобствах сервиса и т.д.»[1].

И это не только слова. Согласно данным опроса ВЦИОМ. Россию постиг небывалый, беспрецедентный нравственный провал. Еще более жесткими и даже в чем-то самоуничижительными выглядят оценки, даваемые россиянами изменениям, произошедшим в людях и в их взаимоотношениях за годы реформ. Отвечая на вопрос: 'Как, на ваш взгляд, изменились люди и отношения между ними за последние 10 — 15 лет?', респонденты фиксируют обвал традиционно присущих россиянам качеств — доброжелательности, душевности, искренности, бескорыстия. И при этом отмечается заметное усиление, например, проявлений агрессивности, рост цинизма (табл. 1).[2]

Таблица № 1 Динамика нравственности в России

 Качества людей Усилились Ослабились Остались на том же уровне
 Цинизм 57 13 19
 Агрессивность 51 21 18
 Образованность 37 36 23
 Активность, целеустремленность 30 43 21
 Способность к сотрудничеству 25 38 26
 Трудолюбие 25 45 25
 Бескорыстие 13 59 19
 Патриотизм 12 65 17
 Верность товарищам 12 52 30
Душевность 11 62 23
Доброжелательность 11 63 23
 Взаимное доверие 10 65 21
 Искренность 8 67 21
 Честность 6 66 23

 

Один американский писатель, анализируя суть морали в середине прошлого века, справедливо заметил:

«Представьте себе страну, где восхищаются людьми, которые убегают с поля битвы, или где человек гордится тем, что обманул всех, кто проявил к нему неподдельную доброту. Вы с таким же успехом можете представить себе страну, где дважды два будет пять»[3].

Но так было раньше. Согласно опросам, проведенным в Европе, около половины опрошенных молодых (в возрасте 20–35 лет) мужчин-западноевропейцев ответили отрицательно на вопрос, согласились ли бы они сражаться за свою Родину[4]. Можно только представить, сколько реально будет сражаться, если 50 % мужчин открыто декларируют нежелание защищать Родину.

В России, некогда славившейся своим воинским мужеством, где существовал обычай не выходить замуж за того, кто не служил в армии, сегодня армия удел недотеп, не сумевших «откосить». Когда-то мужчины добровольцами шли на войну — сегодня они боятся идти в армию.

Что касается обмана, то мы уже говорили, что он вплетен в ткань существующей цивилизации денег, собственно эта цивилизация и начала расцветать с обмана индейцев. Что касается гордости обманщиками собой, то общество давно миновало эту ступень. Сегодня само общество не только восхищается ими, оно только ими и восхищается. Так сколько будет дважды два в современном обществе?

Естественно, нравственный декаданс связан с прогрессирующим безверием, ведь вера - яркий, но лишь один из компонентов нравственности. Речь идет не религиозной вере, а о вере вообще, сегодня эра безверья, но наиболее явственно это проявляется в угасании истиной религиозности.

 


[1] Проблемы мира и социализма. №11, 1980. - с. 79.

[2] Деградация нравов или вербализация страхов? В. Петухов // Политический класс, 01.09.2005.

[3] Стейплз Л. Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты. – М., 1992. - с. 4.

[4] Stoetzel. J. Op. cit. P. 57, 65.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

III. Италики

Древний Рим — ведущая цивилизация Древнего мира и античности, получила своё название по главному городу (Roma), в свою очередь названному в честь легендарного основателя — Ромула[1].

Легендарный год основания - 753 г. до н. э, а пика своего могущества Древний Рим достиг во II в. н. э., когда под его контролем оказалось пространство от современной Шотландии на севере до Эфиопии на юге и от Армении на востоке до Португалии на западе.

Первоначально Италия была населена индоевропейскими племенами италиков: фалиски, авзоны, энотры, сикулы, умбры, оскы, сабеллы и др., а их этническим ядром стали два древнеиталийских племени: латины и сабины. Собственно, эти два племени считаются основателями Рима. Значимый вклад в этногенез древнеримского народа внесли этруски. Согласно преданию, этрусская династия правила в Риме с 616 по 509 до н. э. Интересно, что римские историки считали сабинов потомками спартанцев, так Рим перенял этническую эстафету от Греции.

По мере расширения территории древнеримского государства коренное население, как правило, не уничтожалось физически (как, например, в ходе германских колонизации), а подвергалось ассимиляции. Расовые и культурные различия при этом не учитывались, поэтому римское население сначала приобрело многоэтничный, а затем и многорасовый характер. Метисация потомков италиков — римлян с афро-азиатскими элементами достигла своего пика в период расцвета империи. Таков этногенез предков нынешних португальцев, испанцев и других этносов, принадлежащих романской расе.

В II-III на окраинах империя появляются германские племена. А в IV веке начинается так называемое великое переселение народов. Причин этого переселения довольно много, но непосредственным толчком послужило вторжение в Европу около 375 г. гуннов - «народа всадников». Спасаясь от орд кочевников, германцы стали проникать на территорию Римской империи.

В 376 г. римские власти разрешают переселиться на территорию Римской империи германским племенам вестготов, которые клянутся в вечной верности Риму. Вестготы стали выполнять роль наемников в древнеримском войске, а многие из них занимали высокие посты в имперской армии. Но уже 377 г. вспыхивает восстание вестготов, а в 378 г. римское войско было наголову разбито восставшими.

В 394 г. вспыхивает еще один мятеж вестготов под предводительством Алариха, ставшего первым германским королем. 24 августа 410 г. Аларих разбил римское войско и вошел в Рим. Падение Рима, всё ещё считавшегося столицей Империи и остававшегося неприкосновенным более 800 лет, потрясло современников. От этого поражения Рим так и не оправился и в 476 г. германских полководец – Одоакр захватил Рим и низложил последнего римского императора, так был положен конец некогда могущественной Римской империи. Началась история новой варварской Европы.

В ходе активной метисации этносов Древнеримской империи формируется романская раса, этническим ядром которой стали: италики, кельты, иберы, готы. Определенную роль в этногенезе романской расы сыграли также арабы, берберы и другие этносы африканского Средиземноморья и Аравийского полуострова

Именно этносы, относящиеся к этой расе, еще около тысячелетия были доминирующей силой в Европе. Однако их лидерство не было бесспорно, т.к. не опиралось на военное преимущество, и скорее лежало в культурной, религиозной и отчасти в экономической плоскости.

Италия – экономический, культурный, религиозный лидер Европы, а Испания, Португалия начали первыми осваивать другие континенты и первыми создали колониальные империи, поделив мир по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Однако сама Португалия в 1580 г. была завоевана испанским королем Филиппом II, и к середине XVI века на территории Центральной и Южной Америки сложилась огромная испанская колониальная империя.

Колониальные захваты, эпоха Возрождения, ведущую роль в котором играла Италия, стали важнейшими предпосылками формирования нового общественного строя – капитализма. Но с победой капитализма формируется новый общеевропейский лидер, в роли которого стали выступать народы германской расы.

 


[1] В нашем повествовании не выделен этап господства гуннов, которые захватили значительную часть Европы. Почему? Дело в том, что гунны как внезапно появились в Европе, так внезапно и исчезли. Гуннский союз развалился сразу после первых поражений в 5 веке н. э, т.е. союз просуществовал всего около одного века.

Могло ли быть по-другому?

Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

Капитализм родился как социальный строй, нацеленный прежде всего на максимизацию дохода индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся материальным производством и торговлей, поэтому стремление к материализации всех сторон общественной жизни является сущностной характеристикой капиталистической системы.

Один из основных ударов капитализм нанес по христианству, реформировав его и приспособив для своих нужд, следовательно, ничего удивительного в угасании истиной религиозности нет. Духовная примитивизация уже отчетливо проглядывалась в призывах упрощения религиозного культа, упрощения догматов, «дешевой церкви» и т.д.

Капитализм основан на эгоизме частных предпринимателей, преследующих свои цели и борющихся с конкурентами. Конкуренция — двигатель капиталистической экономики, поэтому рост эгоизма — абсолютно закономерный итог развития капиталистической социальной системы.

Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма. «Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшнейших болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Из всего вышесказанного бесспорно следует то, что капитализм влияет на материализацию всех сторон бытия общества и рост эгоизма, что, в свою очередь, ведет к построению самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, лишь детализирует очевидные тезисы. Все это его родовые сущности.

Таким образом, капитализм как социальная система обладал вполне четкими признаками, которые со временем лишь разрослись, что, впрочем, вполне логично и закономерно. По своей природе капитализм не мог стать другим, как крокодил не может стать цыпленком.

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg