Sidebar

В большинстве случаев терроризм есть оружие манипуляции сознанием общества и используется правительством для достижения определенных целей. Если отвлечься от эмоций и внимательно присмотреться, то оказывается, что терроризм выгоден правительствам тех стран, против народа которых осуществляются теракты. Когда ищут преступника, в первую очередь пытаются выяснить, кому выгодно это преступление. По странному стечению обстоятельств, террористы не получают никакой выгоды от своих терактов, в отличие от их противников. Об этом следует задуматься.

Противодействие терроризму. Конечно, речь не идет о том, что все террористы находятся на службе у правительств. Это не так. Но правительство ведет очень дозированную борьбу, по сути, определяя интенсивность и направленность деятельности террористов.

Особо остановимся на мифе об «Аль-Каиде». Могучей и зловещей «Аль-Каиды», опутавшей весь мир своими щупальцами, просто не существует — таков вывод создателей документального фильма «Власть кошмаров». Есть лишь разрозненные и слабо связанные между собой кучки фанатиков. Нет у исламистов ни лидера, ни внятной структуры, ни «спящих ячеек», ни структурированной сети, все это чистые фантомы, уверяет автор книги «Аль-Каида» Джейсон Бурк[1].

«В западной прессе неоднократно упоминалось о тесных контактах эмиссаров ЦРУ с бен Ладеном, который помогал американцам наладить каналы связи и поставок вооружения афганским «моджахедам». Ходили также слухи о совместных операциях американцев и бен Ладена в сфере нелегальной торговли наркотиками, доходы от которой также шли на финансирования «афганского сопротивления».

Действительно ли ищут бен Ладена, ведь бен Ладен стал хорошим устрашающим символом, манипулируя которым можно создавать нужные настроения в обществе и выбивать у конгресса дополнительные ассигнования на борьбу с терроризмом, «демократизацию» Ирака и Афганистана, а также укрепление внутренней безопасности. Нынешняя Америка без бен Ладена уже и не Америка, как и бен Ладен без Америки уже и не бен Ладен»[2].

По телевидению постоянно мелькают сюжеты об 11 сентября: то церемония поминовения жертв, то всевозможные заявления многочисленных экспертов вперемежку с заявлениями мифического Бен Ладана, то отчеты о судебных заседаниях, на которых судят лиц то ли причастных, то ли непричастных, то на экраны выходят документальные, а теперь и художественные фильмы, посвященные этой дате. И несмотря на весь этот пиар, как сообщила CNN, более 60 % американцев возлагают вину за события 11 сентября на собственное правительство[3], 36–40 % американцев считают, что американские власти сами устроили теракт во Всемирном торговом центре для оправдания своей вечной войны[4].

Противодействие терроризму. В эпоху, когда большинство великих идей потеряли свою привлекательность и убедительность, именно страх перед лицом фантомного врага является, пожалуй, единственным инструментом, с помощью которого политики могут удерживать власть.


[1] Сулькин О. Бой с тенью. // Итоги, № 24, 2005.

[2] Панин М. Возлюби врага своего, особенно если раньше он был другом. 22.08.2005, ИА Инфорос.

[3] Трагический юбилей 11 сентября, или Аль-Каида как филиал спецслужб США. 13.09.2006, Форум.мск.

[4] Харри Дж. Диана, Усама и расцвет теорий заговоров. 11.09.2006, The Independent.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 85 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Об эффективности капитализма

Рыночная экономика = богатство. Этот миф, во многом определивший путь развития нашей страны в начале 90-х г., может быть полностью развеян реалиями современной жизни: рыночная экономика – это экономика стран Латинской и Южной Америки, Африки, в которых есть все атрибуты рыночной экономики: частная собственность, конкуренция, регулирующая роль цен и т.д., руководят экономикой этих стран выпускники Гарварда и Кембриджа, причем руководят в соответствии с рекомендациями авторитетных международных финансовых институтов. И, несмотря на это, большинство этих стран - нищие. А как формировалось богатство западной цивилизации, мы теперь прекрасно знаем.

Отбросим частности и всякие спекуляции и ответим на вопрос: «Какая система хозяйствования наиболее эффективна»? Существует множество экономических показателей, но наиболее интегральным является показатель «доля национального ВНП в мировом ВНП». В 20 столетии только три страны увеличили свою долю в мировом ВНП: СССР, Япония, Китай[1] (табл. 5)[2].

Таблица № 5

Советский союз в мировой экономике,

доля в мировом национальном доходе (% к итогу)

1913 г. 1920 г. 1929г. 1938 г. 1950 г. 1986 г.
Весь мир 100 100 100 100 100 100
Развитые капиталистические страны 70,8 72,2 72,6 69 67,5 56,9
США 24,3 28,9 28,6 24,1 32,5 21,3
Западная Европа 37,8 35,0 33,5 33,1 26,3 22,0
ФРГ 6,8 4,4 5,4 7,2 5,0 4,7
Франция 6,8 5,8 7,3 5,2 4,5 4,1
Великобритания 7,8 8,6 6,6 6,9 5,7 3,2
Италия 4,1 4,4 4,0 3,8 3,0 2,9
Япония 3,8 4,6 5 5,5 3,5 9,3
СССР 6 2,2 5 8,3 10 14 0
Китай 5,4 6,3 5,2 5,2 4,0 6,7

Все три страны шли разными путями, СССР – европейская страна, строившая социализм, Япония – азиатская страна, строившая капитализм, Китай – азиатская страна, строившая социализм. Что же у них общего, кроме увеличившийся доли в мировом ВНП? Объединяет эти страны то, что они шли своим путем, не прислушиваясь к подсказкам извне. И все они добились успеха. Таким образом, одним из важнейших компонентом формулы экономического успеха является сохранение своей самобытности и развитие в соответствии со своим этническим типом хозяйствования. Ориентация на капиталистическую или, наоборот, социалистическую форму хозяйствования в этом отношении дело вторичное.

Почему же сегодня все больше людей отказывается признать капиталистическую экономику самой эффективной? Дело здесь не в хитросплетениях теории, все гораздо проще. Коммунистический Китай постоянно и уверено показывает высочайшие темпы экономического роста, которые значительно выше аналогичных показателей развитых капиталистических держав. Да и не только Китай.

Вот некоторые показатели экономического роста за 2005 год: Китай — 8,5 %, Вьетнам — 8,4 %, Куба — 11,8 %. Для сравнения показатели экономического роста других держав: США — 3,5 %, Евросоюз — 1,7 %, Япония — 1,5 %. Средний показатель по миру — 3,2 %. Статистических данных за 2008 год пока нет, экономисты обсуждают не вопрос о том, превзойдет ли Китай в темпах развития капиталистические страны, а во сколько раз превзойдет. Ориентировочно в 10 раз.

Рыночные преобразования не решили социальных проблем Латинской Америки; итоги реформ в России все чаще объявляются провальными; бывший главный экономист ВБ Джозеф Стиглиц объявил, что именно политикой «вашингтонского консенсуса» был порожден и азиатский финансовый кризис. И как результат, в глобальной экономической мысли произошла смена интеллектуальной моды: место рыночных реформ скоро займет госрегулирование, «вашингтонский консенсус» сменится «пекинским»[3]. «Рыночные реформы, проводившиеся в большинстве развивающихся стран, начиная с 1980-х годов, не оправдали ожидания», — говорится в ежегодном докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Идеология этих реформ ограничивал «спектр инструментов стимулирования роста, доступных правительствам развивающихся стран»; последним предлагают брать пример с Китая и Вьетнама.

 


[1] Берется отрезок 1913 г. – последний мирный год перед началом первой мировой войны и 1986 г. - год начала развала СССР.

[2] Агентство внешнеэкономических связей и телекоммуникаций «INTRADE». http://www. rusimpex. ru/Content/Economics/Ussr/tab04. htm

[3] Пекинский консенсус. 01.09.2006, Коммерсантъ.

Экономический перелом

За политическим переломом последовал экономический — такова общая закономерность: сначала происходит политических перелом, а затем перелом в сфере жизни общества, являющейся объектом преобразований новой элиты.

Построение новой экономической системы актуализировало необходимость преобразования основных ресурсов: природы, рабочей силы и средств производства.

Экономический перелом. В преобразование природы большую роль сыграла европейская наука. Когда капитализм только зарождался, английский философ Фрэнсис Бэкон, учение которого стало отправным пунктом мышления всего Нового времени, написал:

«Природу следует затравить собаками, вздернуть на дыбу, изнасиловать; ее нужно пытать, чтобы заставить выдать свои тайны, ее нужно превратить в рабу, ограничить ее и управлять ею».

Для развития капитализма нужно было не только наличие свободного капитала, но и «свободных» людей», свободных в смысле непривязанных к определенному месту жительства. Такие «свободные» люди от безысходности готовы работать где угодно, на кого угодно и за любые, пусть даже и минимальные, деньги. Капитал Запад стал получать с грабежа колоний, со «свободными» людьми было сложнее.

Пример подала Англия, на протяжении нескольких веков крестьян сгоняли с их земель, заставляя тем самым «добровольно» продавать свой труд на фабриках и заводах. У людей, насильственно согнанных со своих земель, было два пути: либо продавать свою рабочую силу, либо нищенствовать, бродяжничать, разбойничать. Тех, кто не хотел «добровольно» работать на капиталистических предприятиях, ловили, сажали в клетки, как животных, а затем казнили за бродяжничество. Только за время правления Генриха VIII в Англии было повешено 75 тысяч человек. Сколько просто умерло с голоду или было отдано в рабство, даже не считали.

Так происходил переход от феодализма к капитализму. На протяжении веков людей заставляли жить по новым правилам с помощью порки, пыток, казней. Новая система была построена не только на костях туземного населения колоний, но и на костях самих европейцев.

Начиная с конца XVIII века, общество стало глубоко и стремительно меняться, и причиной этому послужил произошедший в странах Европы промышленный переворот.

Промышленный переворот — система экономических и социально-политических изменений, в которых нашел выражение переход от основанной на ручном труде мануфактуры к крупной машинной индустрии.

Важнейшим изобретением эпохи промышленного производства стало изобретение парового двигателя. К 1810 г. в Великобритании насчитывалось около 5 тыс. паровых машин. Производительность труда до промышленного переворота росла не более чем на 4 % за сто лет. Появление парового двигателя означало революцию в производстве, которая, в свою очередь, сопровождалась скачком в росте производительности труда.

«Великий гений Уатта обнаруживается в том, что в патенте, который он получил, его паровая машина представлена не как изобретение лишь для особых целей, но как универсальный двигатель крупной промышленности»[1].

Быстрый рост масштабов промышленного производства и дальнейшее расширение рыночных связей требовали совершенствования средств транспорта. В 1-й четверти XIX века начинает функционировать пароходное сообщение и паровой железнодорожный транспорт.

В 10–20-х годах XIX века крупная машинная индустрия в Великобритании одержала решающую победу над мануфактурой и ремесленным производством; страна стала крупной промышленной державой, «мастерской мира». Вслед за Великобританией на путь быстрого развития крупной промышленности вступили США, Франция, Германия и другие страны.

*     *     *

Экономический перелом. Таковы узловые моменты истории становления западной цивилизации. В ходе нескольких веков была построен общественный строй, идеально отвечающий западному аксипсихотипу, основные атрибуты которой мы рассмотрим в следующем параграфе.

 


[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23. - с. 389.

Откуда появился термин «социализм»?

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg