Sidebar

Духовность — столь же древний феномен, как и сам человек. С начала своей эволюции человек обладал духовностью. Собственно, это очевидно, ведь духовность — отличительная характеристика человека. Есть духовность — есть человек, нет духовности — нет человека. Анализируя родословную альтруизма, профессоры МГУ В. И Добреньков и А. И. Кравченко отмечают:

«В процессе антропогенеза человек достаточно рано начал развиваться вопреки биологическим законам. Согласно последним, внутри группы и между группами должны идти постоянная борьба и отбор сильнейших. Для выживания рода и его успеха в межвидовой конкуренции крайне вредно оставлять в живых больных, старых и инвалидов. Но именно это с нарастающей скоростью происходило в человеческом обществе. Складывается впечатление, что история человечества — это, в конечном счете, совершенствование системы социальной помощи и защиты»[1].

С самого начала своей подлинно человеческой истории человек стал себя добровольно ограничивать, что являлось отражением другого компонента духовности — аскетизма. Причем никаких биологических, т.е. животных мотивов для таких ограничений не существовало. Первым ограничением стали сексуальные ограничения. Человек стал всячески ограничивать сексуальные контакты: «община, даже самая примитив­ная, основывается на принципах экзогамии[2]»[3]. Последующие ограничения коснулись ограничений половых отношений во время охоты, сева, сбора урожая, в определенные периоды года.

«Со временем табу становились все более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников… Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом»[4].

Таким образом, основой нравственности первого человека стал, с одной стороны, аскетизм, с другой — альтруизм, два начала, которые не только не существуют у животных, но и противоречат биологическому развитию любого вида.

Итак, первым шагом на пути формирования человека стало формирование духовности, и только с этого момента мы можем говорить о начале человеческой истории.

«Внутри нравственно упорядоченного первобытного коллектива и начинается собственная история человеческого рода — история, о которой можно сказать, что она «есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом…»»[5].

Формирование нравственности не только создало предпосылки для формирования человека, но сделало переход от животного к человеку необратимым:

«в ходе антропосоциогенеза совершился необратимый переход к человеческому нравственному существованию. Жестокие карательные меры, которыми первобытнородовая община принуждала своих членов к соблюдению простейших нравственных требований, создавали непреодолимое препятствие для возврата первочеловека в животное состояние»[6].

Мы не будем подробно останавливаться на довольно обширной проблеме эволюции духовности. Данной теме посвящена отдельная работа[7].

Появляются первые религиозные верования, нравственные каноны, семья, формируются этнические целостности, искусство, т.е. появляются все атрибуты человеческого общества.

Таким образом, духовность упорядочивает общество и фактически выделяет человека из животного мира. По сути, духовность, являющаяся своеобразной антиживотностью, стала пружиной, приводящей в действие механизм очеловечивания человека.

Если бы мы потрудились рассмотреть любые широко распространенные этические системы, то увидели, что все этические нормы сводятся к двум: аскетизму и альтруизму[8].

Аскетизм выражается в требовании биологического самоограничения ради служения Богу или духовного совершенствования. Основными запретами являются запреты вещного потребления («Горе вам, богатые»[9]) и антисексуальные запреты («Не прелюбодействуй»[10]). Наиболее полно данные запреты воплощаются во всевозможных постах, обетах, существующих в каждой из религий.

Альтруизм выражается в требовании жертвы собственными ресурсами ради окружающих. Например, один из пяти столпов ислама — обязательная милостыня. Мягкой формой альтруизма является запрет на присвоение ресурсов, принадлежащих другому лицу («Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего»[11]).

Важно подчеркнуть, что данные истины необходимо соблюдать не только на уровне нравственности, но и на уровне морали. Не только поступать в соответствии с вечными истинами, из-за боязни наказания, а принимать их на уровне убеждений. Не только не красть, но и не хотеть красть, так в декалоге восьмая заповедь звучит, как «Не кради», а десятая «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего».

 


[1] Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология: Учебник. - М., 2005. - с. 425.

[2] Экзогамия предписывает своим членам искать брачных партнеров в других – поначалу строго определенных – общинах.

[3] Фролов И.Т., Араб-Оглы Э.А., Арефьева Г.С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.1. - М.,1990. - с. 228.

[4] там же - с. 459.

[5] там же - с. 234.

[6] там же - с 23.

[7] Вальцев С.В. Эволюционный аспект формирования духовности. // Актуальные проблемы социогуманитарного знания № 35, 2006. С. 35–42.

[8] Основных этических систем пять: буддизм, христианство, ислам, индуизм, конфуцианство. Первые три из них являются единственными мировыми религиями, четвертая – наиболее представительной национальной религией, конфуцианство – одним из ключевых этико-политических учений. Именно эти пять учений отражают нравственность, существовавшую на протяжении тысячелетий.

[9] Библия: Евангелие от Луки Гл. 6, п. 24.

[10] Библия: Исход. Гл. 20, п. 14.

[11] Библия: Исход. Гл. 20, п. 17.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 66 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Псевдология

Шоу – это изобретение Запада, порождение стремления западного человека к театральности. В шоу превращены все стороны бытия человека: телешоу, где люди поют, телешоу где люди говорят, телешоу где отвечают на вопросы, телешоу, где в котором молятся, телешоу, где люди судятся, телешоу, где ищут клад (форд Бояр), телешоу, где якобы дерутся (реслинг), телешоу, где якобы сорятся (шоу Джерри Спрингера[1]), телешоу где, наконец, просто живут (За стеклом).

Символична этимология самого слова «личность» в западноевропейских языках, но происходит от термина «маска», т.е. образ, который принимает действующий человек (актер), представая перед другими людьми.

Театральность проявляется во всем: в выступлении президентов, которым пишут не только программные речи, но и «неожиданные» реплики на улице, предвыборных съездах партий в США, которые теперь сравнивают даже не с шоу, а с мюзиклом, в прилюдной клятве президентов, вступающих в должность. Театральность проявляется в войне, когда на боеголовку несущую смерть людям, прикрепляют кинокамеру, в научных достижениях, примером может послужить миф об американском первенстве при покорении Луны.

Как же театральность связана с рациональностью? Казалось бы, стремление к театральности должно быть связано с иррациональностью? Нет, театральность именно продолжение рациональности. Для анализа данного обстоятельства познакомимся с одной очень важной характеристикой западного аксипсихотипа – псевдологией, которая с одной стороны детерминирована психотипом (рациональностью), с другой стороны аксиотипом (материальностью).

Псевдология – низкая степень правдивости, которая проявляется в склонности к сочинению фантастических, неправдоподобных сюжетов. На Западе, несмотря на рационализм, отрыв от реальности – характерная особенность культуры. Фильмы про вампиров, инопланетян, нереальные боевики – это не нечто новое для западной культуры. Ж. Верн, А. Дюма писали в том же ключе, только в соответствии с мировосприятием эпохи, в которой они жили.

Русская культура, напротив, – сплошной соцреализм, появившийся задолго до социализма. Вся русская литература – это мучительный поиск правды, реальные герои в абсолютно реальных ситуациях. Происходит так оттого, что для русских духовная, иррациональная сфера крайне важна. Русские не могут допустить в эту сферу того, чего нет на самом деле. Уже не раз многими замечалось, что к слову философа, писателя, актера в России совсем иное отношение, нежели на Западе. Короче говоря, в России поэт больше, чем поэт. Слово писателя, скрипача, виолончелиста, физика-ядерщика в России часто имеет большее влияние, чем слово политика.

Английский ​писатель Чарльз Сноу писал: «Сталин возложил на себя обязанности Верховного Литературного Критика»[2]. Иначе и не могло быть, Сталин лишь продолжил дело всех русских царей, выполнявших эту функцию, кроме, пожалуй, последнего, отчасти по этой-то причине последним и ставшего.

На Западе совсем иное отношение к иррациональному и духовному, этой сфере не придается такого решающего влияния, как в России, и поэт там не больше чем поэт. Поэтому на Западе в сфере духовного творчества наличествует столько вымышленного. В России меньше рационального начала в реальной жизни, но гораздо больше в жизни духовной, на Западе все наоборот.

 


[1] Российский аналог – шоу «Окна».

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 230

Духовность

Духовность и материальность находятся в обратно пропорциональной зависимости: чем больше духовности, тем меньше материальности, и наоборот, т.е. духовность противостоит материальности. Это обстоятельство часто подчеркивается и в определении понятия «духовность»:

«Духовность — свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными»[1].

Духовность прямо противоположна материальности. Материальность есть гедонизм плюс карьеризм, поэтому духовность есть антигедонизм плюс антикарьеризм. Антигедонизм есть аскетизм, антикарьеризм есть альтруизм, т.к. карьеризм — это использование других людей ради достижения собственных целей, т.е. взаимодействие с окружающими по принципу «другие для меня», а этому принципу противостоит принцип «я для других» - т.е. альтруизм.

Таким образом, существуют две стволовые ценностные ориентации духовности: аскетизм и альтруизм.

Аскетизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит принцип «не стремись к максимизации материального потребления». Обычно аскетизм воспринимают как добровольное ограничение всех потребностей, часто носящее самоистязательный характер. Верен ли такой подход? Нет, т.к. в этом случае речь идет о крайней форме аскетизма.

Аскетизм — это необязательно вериги и лохмотья. Любое добровольное ограничение вещного потребления, если оно не связано с выгодой для человека[2], любое обуздание сексуальной природы человека есть акт аскетизма. Если человек имеет возможность изменить своему супругу, но отказывается от этого, это акт аскетизма. Если человек оставляет ребенку самое вкусненькое, это акт аскетизма.

Принцип аскетизма «не стремись к максимизации материального потребления» указывает на то, что материальное потребление не должно быть самоцелью, но аскетизм не декларирует полный отказ от материального потребления. Только в предельном варианте аскетизм выражается в радикальном и часто неоправданном ограничении потребления ниже физиологически допустимого уровня.

«аскетизм — ограничение и подавление чувственных влечений, желаний «умерщвление плоти) как средство достижения религиозных или этических целей. Кроме того, аскетизм является также и нормой нравственности (готовность к самоограничению, умение идти на жертвы) во имя определенных социальных целей»[3].

Аскетизм это отказ. Но не отказ от жизни. Это отказ от одной формы существования ради другой формы существования. «Аскетизм» в переводе с греческого (asketes) — упражняющийся в чем-либо, т.е. сама этимология понятия «аскетизм» указывает, что аскетизм есть не пустое самоотречение, а инструмент, используемый для решения человеком определенных задач. Каковы же эти задачи?

Понятно чего может достичь в случаи успеха материально ориентированный человек: шикарная квартира, автомобиль, вила, дорогая одежда, ювелирные украшения и т.п. Если все это объединить одним понятием, то можно констатировать, материально ориентированный человек стремиться получить максимальное количество удовольствия с помощью использование предметов внешнего мира.

А каковы же жизненные вершины одухотворенного человека? Аскетизм служит средством для раскрытия внутреннего духовного мира личности, выражаемого в творчестве как высшем типе самоактуализации личности, а также средством удовлетворения религиозных потребностей.

Чудаковатый ученый, для которого научное творчество, превыше всего, это не гипербола из фильма «Назад в будущее». Возьмем прародительницу всех наук – философию. Обычно, когда говорят о самых великих философах, упоминают Сократа, Платона, Аристотеля, Канта, Гегеля, в советское время, естественно, Маркса. Сократ, Кант, Маркс жили или в нищете, или на грани нищеты. При том, что Сократ и Кант, как мы сказали бы сейчас, имели хорошие связи в правящих кругах. Платон, Аристотель и Гегель жили не очень бедно, но, тем не менее, проповедовали умеренность и восславляли альтруизм. Например, Аристотель располагает блага в следующем порядке. Первые место – душевные блага, второе - телесные: здоровье, сила. И лишь третье место принадлежит, как говорит Аристотель, внешним благам: богатству, славе, знатности. Платон же вообще презирал богатство.

Но это лишь констатация факта, а каков механизм противостояния стремления к материальному потреблению со стремлением к самоактуализации? Человек, стремящийся чего-либо, достичь в жизни пытается «достроить» себя. А как можно «достроить» себя? Способа два: во-первых, с помощью внешних благ, во-вторых, с помощью внутренних дарований. В первом случаи о человеке судят по его дому, автомобилю, костюму, часам, телефону и т.д. Во втором по его способностям, талантам в сфере искусства и науки, наличия порядочности, чувства долга и т.д.

Материально ориентированные люди всегда выбирают первый путь, духовно ориентированные люди всегда второй. Первые всегда достраивают себя внешним миром, вторые достраивают внешний мир собой.

Для одухотворенных личностей самое важное не предавать самого себя. Хорошо, когда твои произведения покупают, как в случаи с Винчи, плохо, когда тебя не понимают, и ты умираешь в нищете, как в случаи с Рембрандтом. Но и Винчи и Рембрандт были принципиальны в отстаивании собственных взглядов, Рембрандт был в конфликте с обществом, Винчи на грани конфликта, и, несомненно, если общество не разделила бы устремления Винчи, то конфликт состоялся бы.

Поэтому одухотворенность – это не стремление к нищете, это стремление к богатству, но богатству, прежде всего, духовному. Духовность – это также не стремление к противостоянию с обществом, властью, это стремление к не противостоянию с собственными дарованиями

Теперь об альтруизме. Альтруизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит принцип «ради помощи окружающим я могу жертвовать собственными интересами». Можно сказать что альтруизм – это коллективная форма аскетизма.

Альтруист — это не только тот, кто жертвует т жизнью ради другого человека. Когда мы имеем дело с подобным примером, перед нами образец крайнего альтруизма. Если вы помогаете подтолкнуть автомобиль незнакомому человеку, это акт альтруизма. Если вы выходите добровольно на субботник, это акт альтруизма.

Таким образом, духовность — ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление человека к преодолению своей биологической природы с помощью аскетизма и/или альтруизма. Аскетизм служит средством раскрытия внутреннего духовного мира личности, выражаемого в творчестве, а также средством удовлетворения религиозных потребностей. Альтруизм направлен на бескорыстную помощь окружающим.

Более кратко: духовность — ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление человека к преодолению своей биологической природы и раскрытие человеческой природы в творчестве или религиозности (аскетизм[4]), а также в бескорыстной помощи окружающим (альтруизма).

Теперь мы обладаем необходимым теоретическим багажом для решения важнейшего вопроса – классификации мировоззренческих типов личности. Все люди разные, и стремятся к разным целям, теперь мы узнаем к каким.

 


[1] Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 2003.

[2] диета, применяющаяся для лечения или обретения стройной фигуры, проявлением аскетизма считаться не может.

[3] БСЭ [Аскетизм].

[4] Конечно термин «аскетизм» можно было бы заменить на иной, менее резкий, но делать мы это не станем, т.к. проблема кроется не терминах, а их сути.

Ступень № 2 «Познание»

После своего рождения ребенок развивается как физиологический организм. Но отличительной чертой этапа, следующего за рождением, является познание мира.

Человек учится говорить, узнает первые сведенья об окружающем его мире. Важнейшей вехой в формировании человека становится умение говорить. Первое слово малыша - это Рубикон. У человеческого дитя появляется первый важнейший человеческий атрибут - умение говорить. Далее человек поступательно начинает формироваться именно как человек. Умение говорить и понимать человеческую речь становится фундаментом, на котором потом выстраивается умение читать, считать, писать. Таким образом, этот фундамент становится основой того что подразумеваем под словосочетанием «Homo sapiens» - человек разумный.

Конечно, ребенок будет потом расти и учиться. Но то, что он узнает в раннем возрасте несравнимо ни с чем. В конце концов, люди в течение тысячелетий вообще не имели никаких школ, вузов, т.е. человека можно представить не окончившего учебное заведенье, но представить человека, не умеющего говорить и понимать человеческую речь невозможно.

Аналогичный период в своем развитии должно было пройти и человечество. Во многих цивилизациях формировались различные аспекты научного творчества, искусства. Примером может служить та же шумерская цивилизация, создавшая первую в истории человечества письменность. Но вершиной этого этапа стала Древняя Греция, собственно научное творчество других догреческих цивилизаций называют преднаукой, считается, что наука в точном понимании этого слова появилась именно в Древней Греции.

Летоисчисление греки вели с 776 г. до н.э. – по преданию от первых Олимпийских игр. Историю человечества можно представить без истории Египта, но представить историю человечества без Древней Греции невозможно

«… греческая история остается важнейшей страницей в истории человечества. Все то, за что мы еще теперь боремся, — истина, свобода, равенство, — за все это боролись уже греки…И греки боролись не напрасно. Вся наша новая культура основывается на греческой культуре, грекам мы обязаны всем благам, которые делают нашу жизнь достойной жизни, — нашей наукой, нашим искусством, идеалами умственной и политической свободы»[1].

Древняя Греция создала так много яркого в науки искусстве, философии, что некоторые исследователи, например, английский психолог и антрополог основатель евгеники Ф. Гальтон, считали греков на два порядка умнее всех когда-либо существовавших народов. Энгельс же считал, что

«мы вынуждены будем в философии, как и во многих других областях, возвращаться постоянно к подвигам того маленького народа, универсальная одаренность и деятельность которого обеспечила ему такое место в истории, на которое не может претендовать ни один другой народ»[2].

Итак, второй элитарной цивилизация стала древнегреческая. Главным достижением этой цивилизации было создание науки, философии, подъем на небывалую высоту искусства. Это стало интеллектуальным и духовным фундаментом для последующего развития человечества.

 


[1] Белох Ю. История Греции, Т. 1. - М., 1905 - с. 21.

[2] Маркс К., Энгельс Ф., Т. 20. - с. 369.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg