Sidebar

Из краткого анализа сути духовности может создаться ошибочное впечатление, что духовность – это сплошные запреты. Это не так.

Конечно, автомобиль сужает возможность человека ходить, но это не значит, что автомобиль сужает возможность передвижения человека. Взамен определенного сужения возможности передвигаться автомобиль предоставляет человеку громадные возможности в процессе передвижения. Аналогично этому духовность, несмотря на определенные ограничения, становится фундаментом для раскрытия безмерного потенциала человека и его подлинной свободы.

Поэтому более правильно говорить не об ограничении со стороны духовности, не о нравственных запретах, а о различной иерархии ценностных ориентаций, которые присущи разным людям.

Человек ничего просто так в течение тысячелетий делать не будет. Причем нравственные нормы в наиболее общем плане были едины у абсолютно разных народов. Зачем же человек так упорно ограничивал свою биологическую природу? Какие преимущества дает наличие духовности? Какова функциональная роль духовности в жизнедеятельности человека?

Вообще постановка вопроса «Зачем нужна духовность?» в определенной степени лишена смысла. Зачем страусы бегают, орлы летают и пингвины плавают? Эти птицы так «устроены», они не могут по-другому. Духовность — видоспецифический признак человека. Человек не может жить по-другому. Если он будет жить по-другому, это будет уже не человек. Одной из первых заповедей для человека была «Не убий человека в себе!».

«Духовность человека — это не просто его характеристика, а конституирующая особенность: духовное не просто присуще человеку, наряду с телесным и психическим, которые свойственны и животным. Духовное — это то, что отличает человека, что присуще только ему, и ему одному»[1].

Именно благодаря духовности человекообразное животное стало человеком. Не было бы духовности — не было бы и человека. Духовность также являлась мощнейшим фактором развития человека и на последующих этапах.

«Духовность — важнейший фактор развития цивилизации, открытия новых норм общественной жизни, соответствующих изменившимся условиям существования»[2].

Значение духовности заключается в том, что она не позволяет развиваться губительным процессам, о которых мы говорили в предыдущей главе.

Во-первых, аскетическая составляющая духовного императива оберегает человека от разрастания пороков, которые в массе своей детерминированы животной страстью к наслаждению. Примат духовности становится непреодолимой преградой для деятельности извращенцев всех мастей.

Во-вторых, альтруистическая составляющая духовности скрепляет семью, первичную ячейку общества и скрепляет само общество вокруг национальных идеалов.

В-третьих, альтруистическая составляющая духовности ориентирует человека на поиск и установление справедливости в обществе, что становится преградой для разрастания хищнических инстинктов некоторых индивидов.

В-четвертых, также путать религиозный аскетизм, который действительно часто приобретает радикальные формы самоотречения, с творческим аскетизмом. Духовность ориентирует человека на творчество, самоактуализацию вместо страстей карьеризма. Самоактуализация — это стремление к раскрытию своего неограниченного творческого потенциала. Все остальное вторично, в том числе и карьера. Гения волнует, конечно, признание, но лишь во вторую очередь. Конъюнктура для него неприемлема. Карьерист между положением в обществе, деньгами с одной стороны, и творчеством с другой, не раздумывая выбирает первое, человек с высокой духовностью, не раздумывая, – второе. Карьерист пытается подстроиться под конъюнктуру, самоактуализирующаяся личность, напротив, пытается конъюнктуру подстроить под себя. Ориентация на самоактуализацию позволяет духовно наполненным личностям соз­давать высокохудожественную музыку, картины, скульптуры и т.д.

В-пятых, религиозная составляющая наделяет человека силой веры, прежде всего, рели­гиозной. Первой ступенью самоактуализации является вокатизация — поиск смысла своего бытия. Духовность наполняет жизнь смыслом.

Существует еще множество важных функций духовности. Но если кратко духовность делает человека человеком, в этом ее основное назначение.

 


[1] Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

[2] Головин С. Ю. Словарь практического психолога. Мн., 1998. [Духовность].


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 134 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Русская сила

Почему Запад идет на сотрудничество со всеми: и с Украиной, и с мусульманскими странами? Неужели они все ему ближе, чем Россия? Они не ближе, просто на Западе прекрасно знают, что и Украиной, и Саудовской Аравией можно управлять так, как им заблагорассудится. Например, Ирак до экономических санкций был страной с самыми высокими доходами в арабском мире, а в результате санкций стал нищим, а сегодня над Ираком нависла угроза расчленения.

Запад потратил громадные средства на холодную войну[1] и коммунизм был лишь предлог, не коммунистическим Советским Союзом боролись, боролись с Россией, с тем же коммунистическим Китаем Запад наоборот сотрудничал и, опять же, для борьбы с СССР.

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас… не надо подпитывать иллюзий о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей»[2].

Россия - единственная держава, могущая дать достойный отпор. В Европе страны воевали всегда с переменным успехом, то Франция побеждала Германию, то Германия побеждала Францию. Мы же громили всех. На русской земле полегли до этого непобедимые в Европе армии: Карла XII, Наполеона, Гитлера. Анализируя взаимодействие Запада и остального мира, С. Хантингтон пишет:

«Лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование. На протяжении четырехсот лет отношения между ци­вилизациями заключались в подчинении других обществ западной цивилизации»[3].

Но Япония, как справедливо отмечет Хантингтон, всегда присоединялась к сильной державе и следовала в фарватере ее политики. В XIX веке это была Великобритания, в XX США. Что касается Эфиопии, то она была покорена Италией. Только Россия могла проводить самостоятельную политику, и только Россия побеждала в войне Запад. Причина ненависти Запада к нам в нашей силе, так по данным ЦРУ, только Россия обладает потенциалом для уничтожения США.

Россию не понимали и ненавидели на Западе всегда, за нашу мощь и за нашу независимость. Достаточно посмотреть на карту: страна, занимающая большую часть материка, соседствует в Европе со странами, которые не разглядишь даже в лупу, уже только это внушает трепет. «Нас не любят за нашу огромность», — говорил император Александр III об отношениях России и мира.

«…подавляющее, триумфальное, прак­тически абсолютное могущество Запада. С распа­дом Советского Союза исчез единственный серь­езный конкурент Запада, и в результате этого об­лик мира определяется целями, приоритетами и интересами главных европейских наций, пожа­луй, при эпизодическом участии Японии»[4].

Мы, русские, стоим на пути Запада к господству над всем миром, поэтому если в один день России не станет, это будет самой приятной новостью на Западе за всю его историю.

 


[1] «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против СССР» Д. Бейкер

[2] Збигнев Бжезинский, советник президента США 1977-81г

[3] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 64.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 113.

§ 2. Этническая предыстория Запада

О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения,

но вместе с тем не могу не признать за ними

один (и весьма крупный) недостаток - их слишком много

Вольтер

Предки современных западноевропейцев в Европе были далеко не первыми, поэтому европейскую историю, рассмотренную через призму народов, населявших Европу, можно условно разделить на 4 этапа.

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg