Sidebar

Мы живем в обществе,

которое почти противоположно духовности

Дж. Отри

Как мы увидели, тоталитарный капитализм в своей сути античеловеческий общественный строй. И уже поэтому, данное общество должно быть изменено. Но какова же судьба самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, точнее человека, живущего в нем?

Сегодня все убыстряющимися темпами идет процесс обесчеловечивание человека, превращение человека в псевдочеловека — «человека ложного»[1], лишь по форме напоминающего человека, но по сути человеком не являющимся. Мы — свидетели наступления нового этапа эволюции, точнее — контрэволюции (инволюции[2]).

Кто-то может задаться вопросом, а что, собственно, плохого? Сексуальное разнообразие и раскрепощенность вместо веры в идеалы семейных и национальных уз. Общество, в котором добиваются успеха наиболее хищные, определенной категории индивидов очень выгодно. Да и вообще кому нужна эта человечность?

Объективно и строго рационально доказать, что антропологическая контрреволюция плоха нельзя. Например, как можно объективно доказать, что люди не должны существовать, а Землю должны населять одни черви. С субъективной точки зрения людей это плохо, с точки зрения червей – это субъективно хорошо.

Любая констатация духовного кризиса в некоторой степени субъективна. Наша критика — эта критика с позиций человека, потому что тоталитарный капитализм античеловечен по своей сути, т. к. направлен на уничтожения человечности. Развернуто вопрос о сущности человечности разбирается в труде «Закат человечества», здесь тезисно осветим основные положения.

 


[1] Аналогично существованию ложных грибов, которые по своему внешнему виду практически ничем не отличаются от настоящих съедобных, но в то же время являются ядовитыми, опасными.

[2] от лат. involutio «свёртывание» – редукция или утрата в процессе эволюции отдельных органов, упрощение их организации и функций, дегенеративные изменения.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 46 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

III. Италики

Древний Рим — ведущая цивилизация Древнего мира и античности, получила своё название по главному городу (Roma), в свою очередь названному в честь легендарного основателя — Ромула[1].

Легендарный год основания - 753 г. до н. э, а пика своего могущества Древний Рим достиг во II в. н. э., когда под его контролем оказалось пространство от современной Шотландии на севере до Эфиопии на юге и от Армении на востоке до Португалии на западе.

Первоначально Италия была населена индоевропейскими племенами италиков: фалиски, авзоны, энотры, сикулы, умбры, оскы, сабеллы и др., а их этническим ядром стали два древнеиталийских племени: латины и сабины. Собственно, эти два племени считаются основателями Рима. Значимый вклад в этногенез древнеримского народа внесли этруски. Согласно преданию, этрусская династия правила в Риме с 616 по 509 до н. э. Интересно, что римские историки считали сабинов потомками спартанцев, так Рим перенял этническую эстафету от Греции.

По мере расширения территории древнеримского государства коренное население, как правило, не уничтожалось физически (как, например, в ходе германских колонизации), а подвергалось ассимиляции. Расовые и культурные различия при этом не учитывались, поэтому римское население сначала приобрело многоэтничный, а затем и многорасовый характер. Метисация потомков италиков — римлян с афро-азиатскими элементами достигла своего пика в период расцвета империи. Таков этногенез предков нынешних португальцев, испанцев и других этносов, принадлежащих романской расе.

В II-III на окраинах империя появляются германские племена. А в IV веке начинается так называемое великое переселение народов. Причин этого переселения довольно много, но непосредственным толчком послужило вторжение в Европу около 375 г. гуннов - «народа всадников». Спасаясь от орд кочевников, германцы стали проникать на территорию Римской империи.

В 376 г. римские власти разрешают переселиться на территорию Римской империи германским племенам вестготов, которые клянутся в вечной верности Риму. Вестготы стали выполнять роль наемников в древнеримском войске, а многие из них занимали высокие посты в имперской армии. Но уже 377 г. вспыхивает восстание вестготов, а в 378 г. римское войско было наголову разбито восставшими.

В 394 г. вспыхивает еще один мятеж вестготов под предводительством Алариха, ставшего первым германским королем. 24 августа 410 г. Аларих разбил римское войско и вошел в Рим. Падение Рима, всё ещё считавшегося столицей Империи и остававшегося неприкосновенным более 800 лет, потрясло современников. От этого поражения Рим так и не оправился и в 476 г. германских полководец – Одоакр захватил Рим и низложил последнего римского императора, так был положен конец некогда могущественной Римской империи. Началась история новой варварской Европы.

В ходе активной метисации этносов Древнеримской империи формируется романская раса, этническим ядром которой стали: италики, кельты, иберы, готы. Определенную роль в этногенезе романской расы сыграли также арабы, берберы и другие этносы африканского Средиземноморья и Аравийского полуострова

Именно этносы, относящиеся к этой расе, еще около тысячелетия были доминирующей силой в Европе. Однако их лидерство не было бесспорно, т.к. не опиралось на военное преимущество, и скорее лежало в культурной, религиозной и отчасти в экономической плоскости.

Италия – экономический, культурный, религиозный лидер Европы, а Испания, Португалия начали первыми осваивать другие континенты и первыми создали колониальные империи, поделив мир по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Однако сама Португалия в 1580 г. была завоевана испанским королем Филиппом II, и к середине XVI века на территории Центральной и Южной Америки сложилась огромная испанская колониальная империя.

Колониальные захваты, эпоха Возрождения, ведущую роль в котором играла Италия, стали важнейшими предпосылками формирования нового общественного строя – капитализма. Но с победой капитализма формируется новый общеевропейский лидер, в роли которого стали выступать народы германской расы.

 


[1] В нашем повествовании не выделен этап господства гуннов, которые захватили значительную часть Европы. Почему? Дело в том, что гунны как внезапно появились в Европе, так внезапно и исчезли. Гуннский союз развалился сразу после первых поражений в 5 веке н. э, т.е. союз просуществовал всего около одного века.

Об эффективности капитализма

Рыночная экономика = богатство. Этот миф, во многом определивший путь развития нашей страны в начале 90-х г., может быть полностью развеян реалиями современной жизни: рыночная экономика – это экономика стран Латинской и Южной Америки, Африки, в которых есть все атрибуты рыночной экономики: частная собственность, конкуренция, регулирующая роль цен и т.д., руководят экономикой этих стран выпускники Гарварда и Кембриджа, причем руководят в соответствии с рекомендациями авторитетных международных финансовых институтов. И, несмотря на это, большинство этих стран - нищие. А как формировалось богатство западной цивилизации, мы теперь прекрасно знаем.

Отбросим частности и всякие спекуляции и ответим на вопрос: «Какая система хозяйствования наиболее эффективна»? Существует множество экономических показателей, но наиболее интегральным является показатель «доля национального ВНП в мировом ВНП». В 20 столетии только три страны увеличили свою долю в мировом ВНП: СССР, Япония, Китай[1] (табл. 5)[2].

Таблица № 5

Советский союз в мировой экономике,

доля в мировом национальном доходе (% к итогу)

1913 г. 1920 г. 1929г. 1938 г. 1950 г. 1986 г.
Весь мир 100 100 100 100 100 100
Развитые капиталистические страны 70,8 72,2 72,6 69 67,5 56,9
США 24,3 28,9 28,6 24,1 32,5 21,3
Западная Европа 37,8 35,0 33,5 33,1 26,3 22,0
ФРГ 6,8 4,4 5,4 7,2 5,0 4,7
Франция 6,8 5,8 7,3 5,2 4,5 4,1
Великобритания 7,8 8,6 6,6 6,9 5,7 3,2
Италия 4,1 4,4 4,0 3,8 3,0 2,9
Япония 3,8 4,6 5 5,5 3,5 9,3
СССР 6 2,2 5 8,3 10 14 0
Китай 5,4 6,3 5,2 5,2 4,0 6,7

Все три страны шли разными путями, СССР – европейская страна, строившая социализм, Япония – азиатская страна, строившая капитализм, Китай – азиатская страна, строившая социализм. Что же у них общего, кроме увеличившийся доли в мировом ВНП? Объединяет эти страны то, что они шли своим путем, не прислушиваясь к подсказкам извне. И все они добились успеха. Таким образом, одним из важнейших компонентом формулы экономического успеха является сохранение своей самобытности и развитие в соответствии со своим этническим типом хозяйствования. Ориентация на капиталистическую или, наоборот, социалистическую форму хозяйствования в этом отношении дело вторичное.

Почему же сегодня все больше людей отказывается признать капиталистическую экономику самой эффективной? Дело здесь не в хитросплетениях теории, все гораздо проще. Коммунистический Китай постоянно и уверено показывает высочайшие темпы экономического роста, которые значительно выше аналогичных показателей развитых капиталистических держав. Да и не только Китай.

Вот некоторые показатели экономического роста за 2005 год: Китай — 8,5 %, Вьетнам — 8,4 %, Куба — 11,8 %. Для сравнения показатели экономического роста других держав: США — 3,5 %, Евросоюз — 1,7 %, Япония — 1,5 %. Средний показатель по миру — 3,2 %. Статистических данных за 2008 год пока нет, экономисты обсуждают не вопрос о том, превзойдет ли Китай в темпах развития капиталистические страны, а во сколько раз превзойдет. Ориентировочно в 10 раз.

Рыночные преобразования не решили социальных проблем Латинской Америки; итоги реформ в России все чаще объявляются провальными; бывший главный экономист ВБ Джозеф Стиглиц объявил, что именно политикой «вашингтонского консенсуса» был порожден и азиатский финансовый кризис. И как результат, в глобальной экономической мысли произошла смена интеллектуальной моды: место рыночных реформ скоро займет госрегулирование, «вашингтонский консенсус» сменится «пекинским»[3]. «Рыночные реформы, проводившиеся в большинстве развивающихся стран, начиная с 1980-х годов, не оправдали ожидания», — говорится в ежегодном докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Идеология этих реформ ограничивал «спектр инструментов стимулирования роста, доступных правительствам развивающихся стран»; последним предлагают брать пример с Китая и Вьетнама.

 


[1] Берется отрезок 1913 г. – последний мирный год перед началом первой мировой войны и 1986 г. - год начала развала СССР.

[2] Агентство внешнеэкономических связей и телекоммуникаций «INTRADE». http://www. rusimpex. ru/Content/Economics/Ussr/tab04. htm

[3] Пекинский консенсус. 01.09.2006, Коммерсантъ.

Тоталитарный капитализм – дитя западной цивилизации

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg