Sidebar

Господствующий класс возник не случайно и не тогда, когда люди плохие захватили власть над хорошими, как считали теоретики, мечтавшие о построении бесклассового общества. Господствующий класс - обязательный атрибут развитого социального организма. Обществом необходимо управлять, поэтому нужны профессиональные управленцы, которых необходимо кормить. Это неизбежность.

Общество необходимо защищать, поэтому нужны профессиональные военные. В предыдущие исторические эпохи войн было гораздо больше и общество, не способное себя защитить, вряд ли просуществовало бы даже несколько лет. Дворянские титулы жаловались за отвагу на поле брани. А, например, первый господствующий класс на Руси был представлен воинской дружиной. Глава государства нередко принимал личное участие в сражении, а нередко и первым шел в атаку. Крестьяне проливали пот, чтобы другие за их свободу от иноземного ига, проливали кровь.

Религиозный культ также требует профессионалов. Нередко религиозные деятели принадлежали не только к господствующему классу, но являлись представителями верховной власти. Громадно было влияние жрецов в Древнем Египте. В Средние века императоры вымаливали прощения у главы церкви («идти в Каноссу»).

Чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители, — без них невозможным было представить общество. Всех их необходимо было кормить, поэтому крестьяне делились с ними частью произведенной продукции. Часто это «деление» было далеко недобровольным. Производительность труда находилась на низком уровне, и поэтому кормление господствующего класса, часто приобретало форму жесточайшего насилия над крестьянами.

Основы эксплуатации. В чем различие? При зарождении капитализма чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители остаются, но появляется новой слой эксплуататоров – представители крупного бизнеса или просто олигархи. Конечно, в определенной степени эксплуатирует и мелкие бизнесмены, но, как правило, они сами вовлечены в производственный процесс, на них собственно все держатся. Они также не имеют запредельных доходов, в действительности их доходы сопоставимы с зарплатами топ-менеджеров.

Олигархи принципиально иной слой общества, во-первых, сами они как правило не трудятся на предприятиях, во-вторых, затраты времени и сил, которые они изредка уделяют своим предприятиям не сопоставимы с получаемыми доходами. Оценивая степень вовлеченности олигархов в производственных процесс, не стоит ориентироваться на пиар-ролики, нередко мелькающие на телеэкранах, в которых показывается олигарх в каске, с отверткой и т.д. Еще в средине XX века в США оформляется теория «революции менеджеров» выдвигающая тезис о произошедшем устранении власти капиталистов-собственников над корпорациями и банками и переходе её в руки специалистов-управляющих. Возникнув в США (Минс, Бёрнхем, Друкер), затем эта теория становится популярной во многих других странах: Блюм (Франция), Стрейчи (Великобритания), Реннер (Австрия), Джилас (Югославия) и др. Особо стоит подчеркнуть, что это прокоммунистическая теория, наоборот ее острие направлено против коммунистической доктрины, т.к. революции менеджеров постулирует снижение антагонистических противоречий.

До зарождения капитализма также существовали коммерсанты. Но их власть была ограничена, в современном обществе власть капитала безграничная и всепроникающая.

«Деятельность на поприще бизнеса, вообще говоря, считалась занятием низших классов — даже если речь шла о тех, кому удавалось пробиться к вершине успеха в рамках ремесленных гильдий, — и не давала возможности вырваться из своего сословия»[1].

И здесь мы возвращаемся к вопросу о тоталитаризме денег. Деньги сами по себе бумажки и диктат осуществляют не они, а те, кто ими обладает в наибольшем количестве, т.е. олигархи.

Что это за социальная группа? Это тоже эксплуататоры. Их основная цель сделать величину «эксплуататорства» максимальной, т.е. максимизировать свою прибыль. Это и есть показатель успешности, а выживают в условиях конкуренции самые успешные. Но олигархи представляют слой общества, который резко отличается от эксплуататорских прослоек предыдущих эпох. Это очень важное отличие. Отличие узловое.

Если до этого эксплуататоры служили обществу, и за это общество им платило, то капиталисты не служат обществу, они служат только себе.

У эксплуататоров прошлого желание максимизации своего дохода не было доминантным, они были профессионалы в других областях, и именно в них самореализовывались. Религиозные трактаты, перипетии военных баталий, литература, научные открытия — вот что было основным предметом обсуждений докапиталистического господствующего класса.

У олигархов максимизация дохода основная, а часто единственная цель. Бизнес, автомобили, дома, предметы роскоши, — предмет обсуждений капиталистического господствующего класса. Даже один из самых ревностных защитников общества потребления, классик либерализма Л. Мизес признает:

«Так называемый высший свет в США почти исключительно состоит из самых состоятельных семей. …Большинство в этом “обществе” не интересуется ни книгами, ни идеями. Встречаясь, они если не играют в карты, то сплетничают или беседуют скорее о спорте, чем о культурных проблемах. Но даже те, кому не чужды книги, считают писателей, ученых и художников людьми, с которыми неинтересно общаться. Почти непреодолимая пропасть разделяет высший свет и интеллектуалов»[2].

Но именно олигархи обладают реальной властью в капиталистическом обществе, собственно, поэтому оно и называется капиталистическим. В обществе, где все покупается и продается, наибольшей властью обладают те, у кого больше денег. Аналогично тому, как в аукционе побеждает тот, у кого много денег, а не тот, у кого нет гроша за душой. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

«Президенты являются марионетками в чужих руках. Решения принимают не Ельцин, Клинтон или Ширак — у них нет больше власти. Реально экономической властью на этой планете владеют те, кто, благодаря коммуникационной сети цифровой технологии, контролирует и изменяет всю экономику так, как им удобно»[3].

Каковы же качества людей, которые с одной стороны являются господствующим классом, а с другой стороны, для которых максимизация дохода, полученного от присвоения чужого труда, основой мотивации?

 


[1] Шумпетер. Й. Капитализм, социализм и демократия. - М., 1995. - с. 175.

[2] Mises L. Bureaucracy. - Р. 108.

[3] Череш Р. Ответ Джо Соросу или изучение мудрости. - СПб., 2000. - с. 464–465.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 75 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Заниженная самооценка

Этническая самооценка – ценность, которой в той или иной степени значимости наделяет как свою нацию в целом, так и отдельные ее стороны. Русское стремление к внутреннему совершенствованию обуславливает тягу к постоянному самокопанию и самоедству. Это приводит к комплексу неполноценности, при котором усиливается тенденция создания отрицательных автостереотипов, и других этносах могут создаваться преимущественно положительные стереотипы, хотя положение вещей на самом деле может быть намного сложнее.

Заниженная этническая самооценка связана также с пессимизмом. Пессимизм представления о том, что в мире преобладают негативное начало (хаос и зло), настроения безысходности. На вопрос: «Как дела?» в России принято отвечатьормально». Это …слово означает: «Не очень плохо», выражает боль прошлого и надежду, что в будущем это не повторится[1].

Большинство исследователей разделяло мнение о песси­мистичности русского аксиотипа, так отечественные психологи К. А. Абульханова и Р. Р. Енакаева большую часть современного российского общества — при исследовании предпринимателей, ученых, рабочих и пенсионеров — оценили как пессимистичную[2]. Британский социальный психолог Д. Пибоди приписывал русскому национальному характеру пессимизм, определяя его как пассив­ное приспособление к ситуации, склонность к депрессии[3].

«Однако из пессимизма ситуативного вовсе не следует пессимизм общий, охватывающий все сферы жизни, тем более что жизнь «здесь и теперь» никогда не занимала гла­венствующего положения в мировосприятии русского человека… Русским свойственна уверенность в том, что все обойдется и добро возобладает над злом непременно, но в будущем»[4].

Заниженная самооценка. Пессимизм тесно переплетается с аггравацией – преувеличением неприятных переживаний, ведь даже в обыденном сознании закреплено убеждение, в соответствии с которым для высоты духа необходимо много страдать.

Стремление к высшей справедливости детерминирует неугомонную самокритику. Русский человек постоянно замечает в себе недостатки. Мы не ценим себя, а часто просто не уважаем, и нередко поэтому нас не уважают другие народы. Мы все время себя критикуем, восхищаемся достижениями других цивилизаций, забывая, что наши достижения в этих же областях гораздо более значимы. Неправильно было бы говорить о том, что это качество надо изжить. Самокритика часто является источником развития отдельного человека и народа в целом, но надо знать, что о наличие данного качества и осознавать опасность, от него исходящую. Это качество, нащупанное западными спецслужбами, очень хорошо использовалось в психологической войне против СССР.

Чем больше значения человек придает духовной сфере, тем больше он склонен к поиску ответов на вечные вопросы. А поскольку эти вопросы на то и вечные, что на них вечно ищут ответ, этот процесс превращается в бесконечный. Русские все время в поиске идеала, причем, если на пути этого поиска встает собственная жизнь или жизнь общества мы можем, не задумываясь поломать как первое, так и второе.

 


[1] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 91.

[2] Абульханова К. А., Енакаева Р. Р. Российский менталитет, или Игра без правил? (Российско-французские кросс-культурные исследования и диалоги) // Российский менталитет: Психология личности, созна­ние, социальные представления. - М., 1996. - с. 4-27.

[3] Peabody D. National characteristics. — Cambribge, 1985.

[4] Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. – М., 2003. - c.150-151.

Колониализм

Предпосылка № 1. Колониализм. Существовали две основные предпосылки развития капитализма: колониализм и антихристианское движение (Реформация).

Колониализм — система господства группы промышленно-развитых стран (метрополий) над остальным миром в XVI—XX веках. Колониальная политика — это политика порабощения и эксплуатации с помощью военного, политического и экономического принуждения народов, стран и территорий.

Огромную роль в процессе развития капитализма сыграли Великие географические открытия, имевшие очень важные экономические и социально-экономические последствия. Важнейшими из них для западноевропейцев были:

  • обследование южного побережье Африки - Д. Кан, Б. Диаш (1488 г.);
  • открытие Америки - Х. Колумб (1492 г.);
  • открытие Васко да Гамой морского пути в Индию (1497–1499 гг.);
  • первое кругосветное путешествие Ф. Магеллана, доказавшее шарообразность Земли (1519–1522 гг.).

Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз, на ней оставалось все меньше белых пятен. Торговые пути из Северного, Балтийского и Средиземного морей переместились в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Возникли первые колонии и нещадная эксплуатация этих колоний.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521–1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[1].

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца, и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[2]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать, что

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[3].

Колониализм. В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[4].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[5].

 


[1] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А. Н. М., 1997. - с. 184.

[2] Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 2005.

[3] Мизес Л. Либерализм. - М. 2001 – с. 122-124.

[4] Колониализм [Википедии].

[5] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 170.

Внутренняя пустота

У человека постепенно отнимают самое главное стремление к самоактуализации, способности раскрыть свое «Я». Человек не должен творить он должен только потреблять. Опять обратимся к образу исторического кумира.

Все люди разделяются на две группы, которые условно можно назвать «генераторами» и «лампочками». «Генераторы» всегда отдают часть своих ресурсов, в первую очередь они творят, т.е. раскрывают свой внутренний потенциал, генерируют научные открытия, направления в искусстве и т.д. Вторая, более многочисленная группа людей, — «лампочки», их цель — максимально потреблять.

На протяжении всей истории человека почитаемы были наиболее мощные «генераторы», теперь — наиболее яркие лампочки. Собственно, сегодняшнее общество и называется обществом потребления. Общество созидания заменено обществом потребления.

Казалось бы, рост производительности труда, изобретение всевозможных усовершенствований должны были освободить нас от работы, но этого не произошло, произошло обратное — люди стали чувствовать острую нехватку времени. Работа стала поглощать все свободное время.

«Мы добились развития техники, но мы не освободили себе время. У нас есть компьютеры, факсы, сотовые телефоны, электронная почта, автоматы, экспресс-почта, автострады, реактивные самолеты, микроволновые печи, еда быстрого приготовления, фотографии, которые делаются за один час, цифровые видеокамеры, замороженные вафли, быстрое это и быстрое то. Но у нас меньше свободного времени, чем было тридцать лет назад»[1].

Внутренняя пустота. Сегодня даже начали появляться теории, доказывающие, что время почему-то сжалось. Конечно, не время сжалось, это мы сжались, нас сжали тиски тоталитарного капитализма. Капиталистическая цивилизация фактически требует, чтобы человек поддерживал ее производство-потребление и только ради этого суетился и бегал, чтобы все остальное ему было некогда. Тоталитарный капитализм гоняет его как раба.

«Скорость жизни и потребления настолько высока, что, возможно, уже пора на секунду остановиться и подумать: неужели мы превратились в простые батарейки, которые нужны только для того, чтобы питать ненасытную систему маркетинга?»[2].

Люди забыли великую и старую как мир истину: «Деньги — хорошие слуги, но плохие хозяева»[3] и поэтому сложился дьявольски порочный круг: люди целый день работают, у них нет свободного времени, и, несмотря на это, они себя чувствуют нищими людьми. Они еще больше работают, чтобы освободится от этого чувства, что в принципе в условиях постоянной рекламы новых потребностей просто невозможно. Это приводит к стрессу, нервным болезням, развалу семей.

«экономика не строится на основе потребления, а последнее — на основе этики жизненно важных человеческих потреб­ностей, наоборот: потребление, а через него и этика потребностей и жиз­ни основываются на бесконечно развивающемся производстве. Эконо­мика превратилась в замкнутую систему со своими собственными пра­вилами игры, и человек вынужден подчинять ей не только способ, но и принцип своей жизни»[4].

И как следствие, по данным Американской ассоциации суицидологии, в США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. Суицид является 11-й по частоте причиной смерти американцев, пишет Washington Profile. При этом принято считать, что на каждое «успешное» самоубийство приходится 8–20 неудачных попыток его совершения[5].

Люди перестают понимать, для чего они живут. Смыслом жизни для человека, в отличие от животного, не может быть высокий уровень потребления. Как писал итальянский мыслитель Юлиус Эвола, «средства к жизни стали сейчас важнее, чем сама жизнь. Да, они превратили жизнь в свое средство… забота о материальных условиях существования уничтожает само существование»[6].

 


[1] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. - М., 2003. - с. 77.

[2] Рыков К. Люди мы или роботы? 12.09.2006, деловая газета «Взгляд».

[3] Ф. Бэкон.

[4] Мунье Э. Манифест персонализма. - М., 1999. - с. 141.

[5] В США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. 17.11.2006, NEWSru.com.

[6] Эвола Ю. Языческий империализм. - М., 1994. - с. 88–89.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg