Sidebar

Господствующий класс возник не случайно и не тогда, когда люди плохие захватили власть над хорошими, как считали теоретики, мечтавшие о построении бесклассового общества. Господствующий класс - обязательный атрибут развитого социального организма. Обществом необходимо управлять, поэтому нужны профессиональные управленцы, которых необходимо кормить. Это неизбежность.

Общество необходимо защищать, поэтому нужны профессиональные военные. В предыдущие исторические эпохи войн было гораздо больше и общество, не способное себя защитить, вряд ли просуществовало бы даже несколько лет. Дворянские титулы жаловались за отвагу на поле брани. А, например, первый господствующий класс на Руси был представлен воинской дружиной. Глава государства нередко принимал личное участие в сражении, а нередко и первым шел в атаку. Крестьяне проливали пот, чтобы другие за их свободу от иноземного ига, проливали кровь.

Религиозный культ также требует профессионалов. Нередко религиозные деятели принадлежали не только к господствующему классу, но являлись представителями верховной власти. Громадно было влияние жрецов в Древнем Египте. В Средние века императоры вымаливали прощения у главы церкви («идти в Каноссу»).

Чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители, — без них невозможным было представить общество. Всех их необходимо было кормить, поэтому крестьяне делились с ними частью произведенной продукции. Часто это «деление» было далеко недобровольным. Производительность труда находилась на низком уровне, и поэтому кормление господствующего класса, часто приобретало форму жесточайшего насилия над крестьянами.

Основы эксплуатации. В чем различие? При зарождении капитализма чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители остаются, но появляется новой слой эксплуататоров – представители крупного бизнеса или просто олигархи. Конечно, в определенной степени эксплуатирует и мелкие бизнесмены, но, как правило, они сами вовлечены в производственный процесс, на них собственно все держатся. Они также не имеют запредельных доходов, в действительности их доходы сопоставимы с зарплатами топ-менеджеров.

Олигархи принципиально иной слой общества, во-первых, сами они как правило не трудятся на предприятиях, во-вторых, затраты времени и сил, которые они изредка уделяют своим предприятиям не сопоставимы с получаемыми доходами. Оценивая степень вовлеченности олигархов в производственных процесс, не стоит ориентироваться на пиар-ролики, нередко мелькающие на телеэкранах, в которых показывается олигарх в каске, с отверткой и т.д. Еще в средине XX века в США оформляется теория «революции менеджеров» выдвигающая тезис о произошедшем устранении власти капиталистов-собственников над корпорациями и банками и переходе её в руки специалистов-управляющих. Возникнув в США (Минс, Бёрнхем, Друкер), затем эта теория становится популярной во многих других странах: Блюм (Франция), Стрейчи (Великобритания), Реннер (Австрия), Джилас (Югославия) и др. Особо стоит подчеркнуть, что это прокоммунистическая теория, наоборот ее острие направлено против коммунистической доктрины, т.к. революции менеджеров постулирует снижение антагонистических противоречий.

До зарождения капитализма также существовали коммерсанты. Но их власть была ограничена, в современном обществе власть капитала безграничная и всепроникающая.

«Деятельность на поприще бизнеса, вообще говоря, считалась занятием низших классов — даже если речь шла о тех, кому удавалось пробиться к вершине успеха в рамках ремесленных гильдий, — и не давала возможности вырваться из своего сословия»[1].

И здесь мы возвращаемся к вопросу о тоталитаризме денег. Деньги сами по себе бумажки и диктат осуществляют не они, а те, кто ими обладает в наибольшем количестве, т.е. олигархи.

Что это за социальная группа? Это тоже эксплуататоры. Их основная цель сделать величину «эксплуататорства» максимальной, т.е. максимизировать свою прибыль. Это и есть показатель успешности, а выживают в условиях конкуренции самые успешные. Но олигархи представляют слой общества, который резко отличается от эксплуататорских прослоек предыдущих эпох. Это очень важное отличие. Отличие узловое.

Если до этого эксплуататоры служили обществу, и за это общество им платило, то капиталисты не служат обществу, они служат только себе.

У эксплуататоров прошлого желание максимизации своего дохода не было доминантным, они были профессионалы в других областях, и именно в них самореализовывались. Религиозные трактаты, перипетии военных баталий, литература, научные открытия — вот что было основным предметом обсуждений докапиталистического господствующего класса.

У олигархов максимизация дохода основная, а часто единственная цель. Бизнес, автомобили, дома, предметы роскоши, — предмет обсуждений капиталистического господствующего класса. Даже один из самых ревностных защитников общества потребления, классик либерализма Л. Мизес признает:

«Так называемый высший свет в США почти исключительно состоит из самых состоятельных семей. …Большинство в этом “обществе” не интересуется ни книгами, ни идеями. Встречаясь, они если не играют в карты, то сплетничают или беседуют скорее о спорте, чем о культурных проблемах. Но даже те, кому не чужды книги, считают писателей, ученых и художников людьми, с которыми неинтересно общаться. Почти непреодолимая пропасть разделяет высший свет и интеллектуалов»[2].

Но именно олигархи обладают реальной властью в капиталистическом обществе, собственно, поэтому оно и называется капиталистическим. В обществе, где все покупается и продается, наибольшей властью обладают те, у кого больше денег. Аналогично тому, как в аукционе побеждает тот, у кого много денег, а не тот, у кого нет гроша за душой. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

«Президенты являются марионетками в чужих руках. Решения принимают не Ельцин, Клинтон или Ширак — у них нет больше власти. Реально экономической властью на этой планете владеют те, кто, благодаря коммуникационной сети цифровой технологии, контролирует и изменяет всю экономику так, как им удобно»[3].

Каковы же качества людей, которые с одной стороны являются господствующим классом, а с другой стороны, для которых максимизация дохода, полученного от присвоения чужого труда, основой мотивации?

 


[1] Шумпетер. Й. Капитализм, социализм и демократия. - М., 1995. - с. 175.

[2] Mises L. Bureaucracy. - Р. 108.

[3] Череш Р. Ответ Джо Соросу или изучение мудрости. - СПб., 2000. - с. 464–465.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

§ 2. Ступени развития человечества

§ 2. Ступени развития человечества

Реформация в Европе

Предпосылка № 2. Реформация. Реформация – религиозное движение, направленное на ликвидацию главенства церкви в обществе и реформирование христианского учения. Возникло в Германии в начале 16 в., быстро распространилось на большой части Европы.

Второй важнейшей предпосылкой социального перелома был переворот в сознании. Первый и основной удар зарождающимся классом буржуазии был нанесен сначала по главенству церкви, а затем по основам христианской веры.

Вполне закономерный процесс. Вследствие грабежа колоний буржуазия сколотила громадные состояния. Капиталы надо было легализовать. Христианство, со своими заповедями «Горе вам богатые»[1], мягко говоря, мешало. Христианство должно было быть лишено власти, и оно было ее лишено.

Реформация в Европе. В XVI веке оформляется идеологическое движение, принявшее форму религиозной борьбы против католического учения и церкви, получившее название Реформации. Движение Реформации возглавили М. Лютер, Т. Мюнцер, У. Цвингли, Ж. Кальвин. Центром и исходным пунктом реформационного движения явилась Германия, а точкой отчета — 31 октября 1517, когда Лютер прибил к дверям дворцовой церкви в Виттенберге 95 тезисов против продажи индульгенций.

Во многом идейно реформацию подготовила эпоха Возрождения с ее критикой средневекового миросозерцания и утверждением принципов буржуазного индивидуализма. Нарождающаяся буржуазия ратовала за придание божественной санкции нормам буржуазной практики и морали. В Реформации отчетливо проявились ценностные ориентации западного менталитета.

  • Стремление к материальной обеспеченности отразилось в постулировании богоизбранности богатых людей, в борьбе за удешевление и упрощение церковной организации.
  • Индивидуализм проявился в отрицании необходимость католической церкви со всей ее иерархией во главе с папой, духовенства как особого слоя, которое может передать человеку «божественную благодать». Протестантство провозглашает индивидуальную связь каждой души с Богом, право каждого на личное понимание Его слова, т.е. Библии.

Таким образом, именно, начиная с XVI века, Запад встает на свой путь развития, на западный путь. Постепенно изживается все то, что осталось в наследие от эпохи Средних веков, и Запад, встав на свой путь, начинает довольно бурно развиваться, неслучайно некоторый западные историки называют начала истории нового времени – «временем великого прорыва», а средние века ассоциируются, с неким игом, кабалой, а для обозначения части средних веков часто используют термин «темные века».

«Христианство всегда было для Запада проблемой. На протяжении веков вера и знание, мистика и наука противопоставлялись друг другу и «примирялись» друг с другом»[2].

В самом понятии «средние века» заложен некий негативный посыл, что-то средние, ни туда, ни сюда, промежуточное, временное.

 


[1] Библия: Евангелие от Луки. Гл. 6, п. 24.

[2] Учебное пособие по культурологи. Д.Ю.Столяров, В.В. Кортунов - М., 1998. – с.47.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg