Sidebar




Рассуждая о губительной сути тоталитарного капитализма, часто острие критики направляют на деньги, называя их самым худшим изобретением человечества, так, латиноамериканский романист, лауреат Нобелевской премии 1982 г. в области литературы Габриэль Маркес называл деньги «пометом дьявола», а основатель и глава французского персонализма Эммануэль Мунье считал, что:

«Деньги лишают человека чело­вечности и заражают его эгоизмом. Они лишают сообщество человечес­ких отношений и подчиняют его автоматически действующим аноним­ным силам, которые завладевают правительствами, отчизнами, семья­ми, любовью, подавляют желания, удушают протесты… Но зло идет глубже, лишая частную жизнь условий существования; деньги пронизывают самое ее сердце, внедряя в него новые человеческие отношения, слепленные по их собственным меркам»[1].

Интуитивно осуждение тоталитарного капитализма, диктатуры денег, верно. И все же если отвлечься от эмоций, что плохого во всевластности денег? В конце концов, почему денежный тоталитаризм плох? Больше работай, больше зарабатывай, получай больше благ. Получается, что диктатура денег стимулирует желание трудиться.

Более того, в самих деньгах нет ничего плохого. Деньги — величайшее изобретение человечества. Деньги, сделавшись эквивалентом любого товара, освободили людей от трудоемкой процедуры натурального обмена и тем самым значительно упростили жизнь людей. И пока будут существовать люди и всевозможные товары, будут существовать деньги. Невозможно представить общество без денег. Отмереть деньги могут только в умах мыслителей, оторванных от реальности.

Что же плохого в тоталитарном капитализме, если отвлечься от цитаты, приведенной выше? Может, она вообще не характеризуют мейнстрим развития современного общества? Можно привести и положительные примеры.

Чтобы не утонуть в частных примерах и не оперировать эмоциональными и интуитивно верными сентенциями, проанализируем суть происходящих процессов. Для этого нам необходимо кратко рассмотреть несколько теоретических вопросов. Только так мы сможем добраться самой сути проблем.

 


[1] Мунье Э. Манифест персонализма. - М., 1999. - с. 111.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 55 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Азиопа?

Чужой западноевропейский ум призван был нами,

чтобы научить нас жить своим умом,

но мы попытались заменить им свой ум

В.О. Ключевский

Мы часто можем услышать - Россия - евразийская страна, занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, культура России имеет черты культуры Запада и Востока, русские промежуточный этнический тип между европейцами и азиатами и т.д. Особенно больно, когда подобные мысли идеи на вооружение патриоты, заявляя, что мы наполовину Запад, наполовину Восток, поэтому у нас свой путь в истории.

Но у нас свой путь, но не потому, что мы наполовину Запад или на половину Восток, а потому что мы - самобытное направление развития европейской цивилизации. И самобытны мы не потому, что мы некая помесь.

Русские принадлежат к индоевропейской расе и никого отношения к Востоку не имеют ни культурного, ни этнического. Разве много у русского с узбеком или китайцем. Восток – это другие культуры, другие народы, другие страны. Нельзя сказать, что они лучше или хуже они просто абсолютны другие.

Теперь что касается принадлежности России к Западу. Запад имеет общий корень, к которому Россия не принадлежит ни в малейшей степени. Россия не входила ни в состав Римской империи, ни в состав империи Карла Великого, и образовалась не в результате развала империи Карла Великого и последующей перекройки европейских. Не было в России ни похожих на западные Средние века, ни эпохи Возрождения, ни Реформации.

«Россия не является, и никогда не являлась членом европейской семьи. Еще со времен падения Римской империи и миграции, вследствие завоеваний викингов и тевтонов, между скандинавами, англичанами, немцами, французами, иберами и итальянцами сложилась определенная степень родства, несмотря на все значительные различия в их развитии. Даже Польша, благодаря своей приверженности западной форме христианства, имела некоторое родовое сходство с Европой. Россия же нет»[1].

   Русские и западноевропейцы хоть и близки кровно, духовно представляют совершенно два разных направления эволюции индоевропейцев. Собственно, мнение, в соответствии с которым, Запад и Россия – разные цивилизации, на Западе является общепринятым.

«Таким образом, полицивилизационная модель дает исчерпывающий ответ на вопрос, стоящий перед жите­лями Западной Европы: «Где заканчивается Европа?». Евро­па заканчивается там, где заканчивается западное христиан­ство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce (вполголоса)»[2].

Россия и Запад формировались и развивались независимо друг от друга, лишь редко эпизодически вступая во взаимоотношения, наиболее частым типом которых была война.

Далее. Более абсурдной идеи, чем идея о России - связующем звене между Западом и Востоком, трудно представить. Во-первых, Россию не понимают на Западе, и русская душа для Запада всегда будет загадкой. Чужда Россия и Востоку. Поэтому никаким мостом между Западом и Востоком Россия быть не может, скорее она может быть стеной.

Во-вторых, если мы думаем о том, что только Россия претендуют на иллюзорную роль евразийского связующего звена, мы глубоко ошибаемся. На эту роль претендует Украина, Япония, Турция, Польша, Белоруссия, Казахстан. Последний, кстати, имеет гораздо больше оснований стать мостом Восток-Запад. Но вся проблема заключается в том, что данный мост никому не нужен.

В-третьих, все устремления построить мост между Западом и Востоком наивны. Разве Запад просил о построении этого моста? Никакой мост, никакие связующие звенья не нужны Западу. Запад никогда не понимал Восток, да что там Восток, не понимал Россию, но главное никогда, не стремился к этому пониманию, в силу своего евроцентризма. Запад стремился только к эксплуатации других народов и поэтому, если ему понадобится мост, он его легко выстроит без всякой посреднической роли с помощью своих авианосцев.

 


[1] Мариотт Дж.

[2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 243-244.

III. Италики

Древний Рим — ведущая цивилизация Древнего мира и античности, получила своё название по главному городу (Roma), в свою очередь названному в честь легендарного основателя — Ромула[1].

Легендарный год основания - 753 г. до н. э, а пика своего могущества Древний Рим достиг во II в. н. э., когда под его контролем оказалось пространство от современной Шотландии на севере до Эфиопии на юге и от Армении на востоке до Португалии на западе.

Первоначально Италия была населена индоевропейскими племенами италиков: фалиски, авзоны, энотры, сикулы, умбры, оскы, сабеллы и др., а их этническим ядром стали два древнеиталийских племени: латины и сабины. Собственно, эти два племени считаются основателями Рима. Значимый вклад в этногенез древнеримского народа внесли этруски. Согласно преданию, этрусская династия правила в Риме с 616 по 509 до н. э. Интересно, что римские историки считали сабинов потомками спартанцев, так Рим перенял этническую эстафету от Греции.

По мере расширения территории древнеримского государства коренное население, как правило, не уничтожалось физически (как, например, в ходе германских колонизации), а подвергалось ассимиляции. Расовые и культурные различия при этом не учитывались, поэтому римское население сначала приобрело многоэтничный, а затем и многорасовый характер. Метисация потомков италиков — римлян с афро-азиатскими элементами достигла своего пика в период расцвета империи. Таков этногенез предков нынешних португальцев, испанцев и других этносов, принадлежащих романской расе.

В II-III на окраинах империя появляются германские племена. А в IV веке начинается так называемое великое переселение народов. Причин этого переселения довольно много, но непосредственным толчком послужило вторжение в Европу около 375 г. гуннов - «народа всадников». Спасаясь от орд кочевников, германцы стали проникать на территорию Римской империи.

В 376 г. римские власти разрешают переселиться на территорию Римской империи германским племенам вестготов, которые клянутся в вечной верности Риму. Вестготы стали выполнять роль наемников в древнеримском войске, а многие из них занимали высокие посты в имперской армии. Но уже 377 г. вспыхивает восстание вестготов, а в 378 г. римское войско было наголову разбито восставшими.

В 394 г. вспыхивает еще один мятеж вестготов под предводительством Алариха, ставшего первым германским королем. 24 августа 410 г. Аларих разбил римское войско и вошел в Рим. Падение Рима, всё ещё считавшегося столицей Империи и остававшегося неприкосновенным более 800 лет, потрясло современников. От этого поражения Рим так и не оправился и в 476 г. германских полководец – Одоакр захватил Рим и низложил последнего римского императора, так был положен конец некогда могущественной Римской империи. Началась история новой варварской Европы.

В ходе активной метисации этносов Древнеримской империи формируется романская раса, этническим ядром которой стали: италики, кельты, иберы, готы. Определенную роль в этногенезе романской расы сыграли также арабы, берберы и другие этносы африканского Средиземноморья и Аравийского полуострова

Именно этносы, относящиеся к этой расе, еще около тысячелетия были доминирующей силой в Европе. Однако их лидерство не было бесспорно, т.к. не опиралось на военное преимущество, и скорее лежало в культурной, религиозной и отчасти в экономической плоскости.

Италия – экономический, культурный, религиозный лидер Европы, а Испания, Португалия начали первыми осваивать другие континенты и первыми создали колониальные империи, поделив мир по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Однако сама Португалия в 1580 г. была завоевана испанским королем Филиппом II, и к середине XVI века на территории Центральной и Южной Америки сложилась огромная испанская колониальная империя.

Колониальные захваты, эпоха Возрождения, ведущую роль в котором играла Италия, стали важнейшими предпосылками формирования нового общественного строя – капитализма. Но с победой капитализма формируется новый общеевропейский лидер, в роли которого стали выступать народы германской расы.

 


[1] В нашем повествовании не выделен этап господства гуннов, которые захватили значительную часть Европы. Почему? Дело в том, что гунны как внезапно появились в Европе, так внезапно и исчезли. Гуннский союз развалился сразу после первых поражений в 5 веке н. э, т.е. союз просуществовал всего около одного века.

Рационализм

Рационализм – одна из наиболее ярких и часто упоминаемых характеристик западного психотипа. В чем же ее суть? Рационализм – ориентация и стилистика мышления, со свойственными ей установками на разумность и естественную упорядоченность мира, наличие в нем внутренней логики, а также убежденность в способностях разума постичь этот мир и устроить его на разумных началах. Наиболее емкая формула рационализма сконцентрирована в знаменитом положении Гегеля: «все действительное разумно, все разумное действительно».

Именно благодаря своему рационализму европейская цивилизации сделала прорыв в науке, необходимой предпосылки дальнейшего буржуазного развития. По образному выражению Маркса «мельница создала феодализм, а паровая машина — капитализм».

Однако рационализм европейца стал основой его успеха не только в науке. Парадоксально, но рациональность позволяет западному человеку становится лидером в сфере иррационального и духовного. Например, несмотря на всю талантливость западноевропейца, мировые религии зародились на Востоке, а на не Западе. Но Запад стал штаб-квартирой самой большой мировой религии – христианства, именно на Западе были построены тысячи храмов, изданы миллионными тиражами Библия, построены четкие церковные иерархии. Все это послужило примером для стран Востока, где, собственно, религия и зародилась.

«Музыкальный слух у других народов был, пожалуй, тоньше, чем у современных народов Запада, и, уж во всяком случае, не менее тонким. Полифония различных типов была широко распространена во всем мире, сочетание ряда инструментов, ведение мелодической линии мы находим повсюду. Однако рациональная гармоническая музыка — как контрапункт, так и аккордово-гармоническая фактура,— оформление звукового материала на основе трех главных трезвучий и гармонической терции, наш хроматизм и энгармонизм, которые со времен Возрождения получили свое гармоническое рациональное обоснование, наш оркестр с его струнным квартетом в качестве главного стержня и с организацией группы духовых инструментов, генерал-бас, наше нотное письмо, введение которого и сделало, собственно говоря, возможным композицию и заучивание современных музыкальных произведений, то есть вообще их существование во времени, сонаты, симфонии, оперы и необходимые для их исполнения инструменты: орган, фортепиано, скрипка — все это существовало только на Западе.

Стрельчатая арка как декоративный элемент была известна многим народам Азии и античного мира; небезызвестен был, вероятно, на Востоке и стрельчатый крестовый свод. Однако рациональное использование готического свода как средства распределения тяжести и перекрытия любых пространственных форм — прежде всего в качестве конструктивного принципа монументальных строений, — как основы стиля, включающего в себя в виде декоративного элемента скульптуру и живопись и созданного в средние века, не встречается нигде, кроме Запада. Не известны вне Запада и решение проблемы купола, и тот вид «классической» рационализации искусства в целом — в живописи посредством рационального использования линейной и воздушной перспективы,— который был создан у нас Возрождением»[1].

Атрибутом рационализма западного человека является склонность к категориальному мышлению. Западный человек - создатель категорий, классификаций и стандартов, вплоть до стандарта красоты (так называемый голливудский стандарт).

На Западе всему дают свое наименование, не забывая при этом и запатентовать. Например, важнейшим изобретением эпохи промышленного производства стало изобретение парового двигателя, запатентованного в 1782 г. англичанином Дж. Уаттом. Однако еще в 1763 году подобный двигатель был изобретен русским ученым Ползуновым Иваном Ивановичем (1728–1766). Но изобретение не было запатентовано, т.к. Берг-коллегия не оценила достоинств двигателя. В результате Уатта знают все, а Ползунова никто.

Благодаря категориальному мышлению на Западе возникли тысячи направлений в науке, философии, искусстве. В России талантливый ученый - не обязательно научная школа. На Западе все иначе, это не только научная школа, но и премии, мировая известность, короче говоря «Имя». На Западе все новое институализируется и обретает четкие контуры.

Западный человек всегда старается любому явлению дать красочное запоминающиеся наименование. План «Барбаросса», танк «Тигр», «Пантера». И совсем по-другому у русских: танк Т-34, Курская битва, Берлинская операция. Эта отличительная черта западного аксипсихотипа, всему дается красочное название: оранжевый уровень опасности, революция роз, экономическое чудо и т.д. В определенной степени это демаскирует подлинных создателей некоторых процессов, если речь идет о «революции роз», то становится понятно, кто за ней стоит.

При выполнении работы человек, в зависимости от своего психотипа, может быть нацелен или на процесс, или на результат. Чем больше рационализма, тем больше преобладает нацеленность на результат. Западный человек намечает конкретную цель и достигает ее. Его больше всего интересует результат, а не процесс. Западный человек не любит лишние рассуждения, поэтому часто работает результативно, но поверхностно относясь к работе. Однако поверхностно не значит халтурно, наоборот западный человек стремится к добросовестной работе, просто его не интересует углубление в суть процесса. Сравните западное: «Не откладывай на завтра, то, что можно сделать сегодня», с русским: «Утро вечера мудренее».

Именно благодаря нацеленности на результат, практицизму западного человека, изобретения, возникшие на Востоке, стали мощным двигателем западного, а затем и общечеловеческого прогресса. Хотя в Китае изобрели порох, бумагу, книгопечатание, компас, все эти изобретения не давали мощный толчок развития китайской цивилизации. Первые опыты книгопечатания были предприняты в 1041-48 гг. китайцем Би Шэном. Лишь спустя 400 лет книгопечатание возникает в Европе (И. Гутенберг), но именно европейское книгопечатание сыграло огромную роль в социально-политической и историко-культурной жизни человечества. Маркс считал книгопечатание одной из необходимых предпосылок буржуазного развития[2]. Возникновение книгопечатания содействовало становлению и дальнейшему развитию литератур на национальных языках, унификации орфографии и графических форм письма, что, в свою очередь, способствовало развитию образования. С появлением книгопечатания печать стала мощнейшим средством распространения и сохранения идей и знаний.

 


[1] Вебер М. Протестантская этика. – М., 2000. – с. 6.

[2] Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 30, - с. 262.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg