Sidebar

Рассуждая о губительной сути тоталитарного капитализма, часто острие критики направляют на деньги, называя их самым худшим изобретением человечества, так, латиноамериканский романист, лауреат Нобелевской премии 1982 г. в области литературы Габриэль Маркес называл деньги «пометом дьявола», а основатель и глава французского персонализма Эммануэль Мунье считал, что:

«Деньги лишают человека чело­вечности и заражают его эгоизмом. Они лишают сообщество человечес­ких отношений и подчиняют его автоматически действующим аноним­ным силам, которые завладевают правительствами, отчизнами, семья­ми, любовью, подавляют желания, удушают протесты… Но зло идет глубже, лишая частную жизнь условий существования; деньги пронизывают самое ее сердце, внедряя в него новые человеческие отношения, слепленные по их собственным меркам»[1].

Интуитивно осуждение тоталитарного капитализма, диктатуры денег, верно. И все же если отвлечься от эмоций, что плохого во всевластности денег? В конце концов, почему денежный тоталитаризм плох? Больше работай, больше зарабатывай, получай больше благ. Получается, что диктатура денег стимулирует желание трудиться.

Более того, в самих деньгах нет ничего плохого. Деньги — величайшее изобретение человечества. Деньги, сделавшись эквивалентом любого товара, освободили людей от трудоемкой процедуры натурального обмена и тем самым значительно упростили жизнь людей. И пока будут существовать люди и всевозможные товары, будут существовать деньги. Невозможно представить общество без денег. Отмереть деньги могут только в умах мыслителей, оторванных от реальности.

Что же плохого в тоталитарном капитализме, если отвлечься от цитаты, приведенной выше? Может, она вообще не характеризуют мейнстрим развития современного общества? Можно привести и положительные примеры.

Чтобы не утонуть в частных примерах и не оперировать эмоциональными и интуитивно верными сентенциями, проанализируем суть происходящих процессов. Для этого нам необходимо кратко рассмотреть несколько теоретических вопросов. Только так мы сможем добраться самой сути проблем.

 


[1] Мунье Э. Манифест персонализма. - М., 1999. - с. 111.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 125 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

История России. Кратко

Формирование Российской Империи длился примерно 1000 лет. В этот период складывается русский этнос, а Россия становится самым большим государством в мире. В истории России нет столь разнонаправленных периодов исторического развития, как это было на Западе, а был единый, цельный процесс строительства могучего государства, основными этапами которого являлись:

  • 988 г. - крещение Руси князем Владимиром. Принятие христианства имело большое значение для дальнейшего развития древнерусского государства, т.к. идеологически закрепляло единство страны. Россия приняла христианство православного толка, в этом было отличие от католического Запада.
  • 1097 г. разделение единого государства на федерацию княжеств. В отличие от Запада, где после раздела империя Карла Великого образовались самостоятельные государства, Древнерусское государство не распалось окончательно, а превратилась в своеобразную федерацию княжеств с великим князем киевским во главе, хотя власть его все время слабела и была скорее номинальной[1].
  • 1240 г. — начало татаро-монгольского ига. Одновременно нашествие немцев, шведов с Запада. Борьба против западного нашествия А. Невского. О своеобразии татаро-монгольского ига в сравнении с гуннским, арабским, османским игом, существовавшим в Западной Европе, мы уже писали.
  • 1480 г. свержение татаро-монгольского ига. Падение ига связано с именем Ивана III. Иван III, приняв титул «царь всея Руси», начал процесс консолидации русских земли вокруг победительницы татаро-монгол — Москвы.
  • XIV–XVI век. (Иван III – Иван Грозный). Конец раздробленности, воссоединение русского государства. Начало возврата русских. Начало освоение Сибири.
  • 1612 г. – Смутное время. Лжедмитрии на троне. Захват в 1605 г. Москвы поляками. Формирование народной дружины в Новгороде. Освобождение Москвы в 1612 году. Прерывание династии Рюриковичей и воцарение второй царской династии -Романовых.
  • XVII–XX век. (Петр I – Николай II). Империя. Принятие подданства других народов. Ментальный раскол русской нации.

История России. Кратко. История лишний раз указывает на кардинальное различие западной и русской цивилизации. Мы разные кровно и духовно. Племена, из которых сформировались западные и российские народы принадлежат к разным расам. Государства, ставшие цивилизационным истоками, разные. У нас противоположные ментальные установки, абсолютно противоположное, по сути, отношение к другим народом, разные, сложившееся веками, формы хозяйствования… Все разное.

В Европе нас всегда считали, считают и всегда будут считать чужими. Причем, градус отчуждения не зависит от того, хорошо мы к Западу относимся или плохо, ведь дело не в отношение, а в том, что мы абсолютно разные цивилизации по всем основополагающим аспектам. С. Хантингтон в своем нашумевшем труде «Столкновение цивилизаций», обращаясь к теме взаимодействия России и Запада, признает:

«Семь из восьми перечисленных ранее отличитель­ных характеристик западной цивилизации — католическая религия, латинские корни языков, отделение церкви от госу­дарства, принцип приоритета права, социальный плюра­лизм, традиции представительных органов власти, индиви­дуализм — практически полностью отсутствуют в истори­ческом опыте России. Пожалуй, единственным исключени­ем стало античное наследие, которое, однако, пришло в Россию из Византии и поэтому значительно отличалось от того, что пришло на Запад непосредственно из Рима. Рос­сийская цивилизация — это продукт самобытных корней Киевской Руси и Москвы, существенного византийского влияния и длительного монгольского правления. Эти факто­ры и определили общество и культуру, которые мало схожи с теми, что развились в Западной Европе под влиянием со­вершенно иных сил»[2].

В западном сознании Россия ассоциировалась, в лучшем случаи, как объект эксплуатации, в худшем случаи, как объект уничтожения. Как известно, Россия для Гитлера была не первая покоренная держава. Но только русских он хотел обратить в рабов, только Москву затопить, а плодородные земли заселить немцами. И это абсолютно нормально воспринималось немецким обществом. Если бы Гитлер сказал, что он хочет затопить захваченный Париж, его посчитали бы сумасшедшим.

*     *     *

В 20 столетии созревают объективные условия для русского прорыва, и создания общественного строя, позволяющего реализовать русский потенциал в полной мере.

«В письме к Мишле в защиту русского народа Герцен писал: «Россия никогда не сделает революцию с целью отделаться от царя Николая и заменить его царями-пред­ставителями, царями-судьями, царями-полицейскими». Этим он хотел сказать, что в России не будет революции буржуазной, либеральной, а будет революция социаль­ная. В этом было замечательное предвидение»[3].

 


[1] История СССР с древнейших времен до 1961 г. Н. И. Павленко, В. Б. Кобрин, В. А. Федоров. – М., 1989 – с. 65.

[2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 211.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 102.

Часть I. Элитарные цивилизации

Почему произошла Октябрьская революция?

О дефиците

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома – все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение»» — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок – институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение – количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 16) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена – цена, которая устраивает продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товар.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом – торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца, значит и продаваемый товар, значит цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

Дефицит. На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны, например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3-4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводится талоны, а по сути, карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс – производили больше, а ничего не было, производим меньше и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и замена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка – цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то торговать будут продавать из-под полы, а прилавки будут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его тоже не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемых на заводе во Всеволожске составляет от 6 до 9 месяцев, т. к. цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford – это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром, а вот конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи от пол года и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. А какова причина данного обстоятельства?

Дефицит. Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 16), а как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым, цена товара есть форма его стоимости, т.е. количество труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей - 100 зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта, а если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но его основа – закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие – вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было» и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительства новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

Дефицит. В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, в тоже время, небольшое повышение цен могло в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующею ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем, переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота – «Американцы никак не могут понять, как так может быть. В магазинах ничего нет, а придешь в гости - все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть один только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России – США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 4). СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 4

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

(на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам Организа­ции ООН в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО), в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что, когда в 2008 г. Правительство все же задумалось как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% - почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].

 


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол (р. 1915) - американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970)

[2] На время написания книги

[3] Естественно в этом примере исключается, труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т. д, т.е. представим, что существует один рабочий производящий один болт и выходящий с ним на рынок. Пример, несколько абстрактный, но помогающий нам понять существо дела.

[4]Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 - с.78.

[5] Глазьев С. Ю., Кара-Мурза С. Г., Батчиков С. А.  Белая Книга. – М., 2003. – 52-54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков 19.03.2009.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg