Sidebar

Люди вступают во взаимоотношения в целях удовлетворения своих потребностей. В основе конфигурации потребностей лежит аксиотип, логично предположить, что близость аксиотипов и является главным необходимым условием образования общества. Проверим эту догадку.

Социальное образование общества. Взаимоотношение людей детерминировано потребностями. Однако люди всегда выбирают с того, с кем им объединятся. В конце концов, цели создания семьи у всех похожи, но каждый выбирает себе не первого попавшиеся, а определенного партнера. Итак, что сплачивает людей в единый социальный организм? Два необходимых условия образования общества.

  • Социальный аксиотип. У членов общества должны существовать близкие ценностные ориентации и соответственно цели, потребности, которые эффективнее можно удовлетворить, являясь членом общества. Например, члены садоводческого товарищества имеют общую потребность в хороших подъездных путях к своим домам. Это сплачивает людей. Происходит обсуждение вопросов, связанных со строительством дороги или поддержания ее в надлежащем состоянии, ищется исполнитель, собираются средства, осуществляется контроль расходуемых средств и т.д. Как и у человека, так и у общества наличествует аксиотип, применительно к обществу говорят о наличии социального аксиотипа.
  • Социальная дифференциация. Но наличие общих ценностных ориентаций недостаточно для образования развитого общества. Например, у двух семей, живущих на одной лестничной клетке, могут быть общие ценностные ориентации, но они никогда не создадут некую социальную структуру, потому что социальная структура всегда основана на принципе функциональной специализации или просто специализации – функциональной дифференциации ролей между индивидами в конкретной социальной структуре.

Если даже у людей общие потребности, но каждый их самостоятельно их удовлетворяет, то союз между ними не получится. Например, два человека хотят максимально эффективно использовать свое время. В этом случае вряд ли доктору стоит пытаться разобраться в устройстве автомобиля, более правильно было бы обратится к профессиональному автослесарю. А автослесарю вряд ли стоит самому лечить болезнь, лучше воспользоваться услугами доктора.

В достаточно развитом обществе специализация ведет к социальной дифференциации – процессу расчленения социального целого, в ходе которого появляются функционально специализированные институты, разделение труда, различные профессии, статусы, роли, группы и т.д.

Итак, общество возникает при соблюдении двух условий, во-первых, единства социального аксиотипа, во-вторых, наличия социальной дифференциации.

Социальное образование общества. Две базовые предпосылки создания общества сближают общество с биологическим организмом. Действительно, все органы обладают своей специализацией, а их функционирование служит одной цели – жизни организма как целого образования. Неслучайно по отношению к обществу используют понятие «социоорганизм».

Учитывая все сказанное, определим понятие «общество»[1]. Общество — совокупность людей, которых сплачивает единство социального аксиотипа и наличие социальной дифференциации. Общество создается с целью повышения эффективности удовлетворения материальных, духовных и психических потребностей членов общества.

Но какова форма общества является субъектом исторического процесса? К примеру, вряд ли студенческая группа является субъектом исторического процесса, т.е. творит историю.

 


[1] В социальных науках уже много лет ведется спор о том, что составляет основу общества – люди или их взаимоотношения? В контексте нашего исследования спор этот можно считать не очень принципиальный, т. к. взаимоотношение не бывает без людей, а люди в обществе не существуют без взаимоотношений.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Гражданская война

Самое яркое подтверждение того, что страна осознанно пошла по социалистическому пути развития, это выигранная большевиками гражданская война. Необученная, нищая армия меньшинства не может выиграть войну. А ведь на стороне белогвардейцев были более десятка самых передовых стран.

«Была немецкая, фран­цузская, английская, чешская, румынская, греческая, япон­ская, американская, польская… армии на территории Рос­сии. 1 миллион иностранных солдат на нашей территории! Деникин же получил от Англии пароходы с вооружением, снаряжением, одеждой и другим имуществом по расчету на 250 тысяч человек. Колчак уже в 1917 г. был в Англии и США, после Октября поступил на службу его величества короля Вели­кобритании, и в Сибири работал под контролем британско­го генерала Нокса и французского генерала Жанена. Под залог трети золотого запаса России он получил около мил­лиона винтовок, несколько тысяч пулеметов, сотни орудий и автомобилей, десятки самолетов, около полумиллиона комплектов обмундирования и т. п»[1].

Конечно, Запад никому просто так помогать не будет, как говорят в Англии: «У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов, вечны и постоянны ее интересы». «Белые» воевали на деньги западных держав, при поддержке оккупационных корпусов и при условии территориальных уступок в случае победы. Это дает право некоторым исследователям говорить не о гражданской войне, а о национально-освободительной.

«Как известно, еще 23 декабря 1917 г. член правительства Великобритании лорд Мильнер и премьер-министр Франции Жорж Клемансо подписали в Париже конвенцию «О действиях на юге России», согласно которой «сферой влияния» Англии становились «казацкие территории, Кавказ, Армения Грузия, Курдистан, а к Франции отходили «Бессарабия, Украина, Крым»[2].

Поэтому со стороны красных война была не только классовой, но и отечественной. Красные были не только революционерами, но и патриотами. Они боролись за независимость своей родины и против ее расчленения. Белые режимы были одновременно и антинародными, и антинациональными. Поэтому они с неизбежностью рухнули. Большевики победили, ибо за ними шла большая часть народа»[3].

В результате, в 1933 г. в Париже в своих воспоми­наниях двоюрдный дя­дя Николая II, великий князь Александр Михайлович пи­сал, что союзники собирались превратить Россию в свою колонию, а

«на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы про­тестовать против раздела бывшей Российской империи… »[4].

Сегодня стараются не вспоминать, что большевики выбили интервентов 14 государств с территории Российской империи потому, что на сторону большевиков встал русский народ. Очень точную характеристику гражданской войны дал один из самых непримиримых и активных борцов с советской властью Борис Савинков. Раскаявшись, он признал, что народ пошел за большевиками, а не за белогвардейцами.

«Для меня теперь ясно, что не только Деникин, Колчак, Юденич, Врангель, но и Петлюра, и Антонов, и эсеры и «савинковцы»… не были поддержаны русским народом и именно поэтому и были разбиты. Правда заключается в том, что не большевики, а русский народ выбросил нас за границу, что мы боролись не против большевиков, а против народа…. Когда-нибудь… это… поймут даже эмигрантские «вожди»»[5].

Белое движение не нашло пути к сердцам и душам большинства русского народа, все их лидеры были западниками. Парадоксально, но идеи большевиков были более близки идеям самодержавия (конечно, не той карикатуры, которая существовала в 1917 году), чем идеи белогвардейцев.

Великая Октябрьская революция решала не столько вопрос о замене власти класса дворянства на класс пролетариата (хотя и это имело место), сколько вопрос выбора пути движения: западный или русский. Большинство патриотической интеллигенции боролось за социалистическое будущие плечом к плечу с простым народом. Надо помнить, что во время гражданской войны 82 % комполков, 83 % комдивизий, 54 % командующих военными округами были в прошлом офицерами царской армии[6]. Многие же, кто сражался против Красной армии перешли на сторону большевиков, многие, кто эмигрировал, вернулись обратно.

Такое положение было не только на фронте — 82 % высших должностей в промышленности занимали высококвалифицированные специалисты дореволюционной России[7].

Многие знают имя генерала Алексея Алексеевича Брусилова –главнокомандующего, с именем которого связан единственное удачное крупное наступление российской армии в Первой мировой войне – Брусиловский прорыв. После Октябрьской революции белогвардейцы предлагают Брусилову встать во главе белого движения, но он категорически отказывается и переходит на сторону большевиков. Это вызвало бешеную злобу в стане контрреволюции, и им удалось выместить ее на единственном сыне Брусилова Алексее, который служил в РККА и в 1919 г. под Орлом попал в плен. Белые его расстреляли. В 1920 г. на страницах «Правды» публикуется воззвание «Ко всем бывшим офицерам…» подписанное Брусиловым. Это воззвание произвело на бывших офицеров русской армии огромное впечатление. Тысячи офицеров явились в военные комиссариаты с желанием честно служить своей Родине. Умер Брусилов 17 марта 1926 года. Такова судьба самого популярного генерала царской армии.

Война, к сожалению, это всегда жертвы. Сейчас часто преувеличивают кошмар красного террора, это неправильно. Говоря о терроре, надо учитывать, что время тогда было другое, и ту историческую ситуацию необходимо сравнивать не с сегодняшним днем, а с деятельностью белогвардейцев и обстановкой в других странах. В других странах тоже был голод, забастовки, убийства активистов профдвижения, расстрелы полицией демонстраций и т.д. Такое было тяжелое время. Белогвардейцы также не церемонились с большевиками - и расстреливали без суда, и звезды на лбу вырезали, все это было. Большевика С. Г. Лазо и его соратников А. Н. Луцкого и В. М. Сибирцева японские интервенты после пыток сожгли в паровозной топке.

«На конец 1918 г. в Советской России в заключении было чуть больше 42 ты­сяч контрреволюционеров, бандитов, спекулянтов. А в цар­стве «белых» только на востоке страны находилось около 1 млн. в концлагерях и 75 тысяч в тюрьмах, то есть в 20 с лишним раз больше. Если учесть, что в Европейской (Советской) России населения было, по крайней мере, в 10 раз больше, то террор белых должно по масштабам считать в 200 раз более ужасным»[8].

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

«К 1917 г. в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

… символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[9].

Напоследок приведем цитату одного человека «те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[10]. Человек, произнесший это никто иной, как последний правитель дореволюционной России – А. Керенский.

 


[1] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 136.

[2] Фишер Л. Жизнь Ленина. Т. 2. - М., 1997. - с. 4-5.

[3] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 575.

[4] Кожинов В. В. Загадочные страницы истории XX века // Наш современник, 1994, № 11—12. С. 246—247.

[5] Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 2. - 4-е изд. – М., 1986. – с.258

[6] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[7] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[8] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 137.

[9] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 235-237.

[10] Е. Улько, Возможности не представилось, «Родина», 1992, №5

Кто создает стоимость?

Хлеб, одежда, автомобиль…Каждого человека окружают многочисленные вещи. Откуда эти вещи берутся? Кто их создает? В экономической науке это вопрос звучит следующим образом: кто или что создает стоимость? Это важнейший вопрос экономической науки, вокруг которого было сломано множество копий и решение которого позволит нам распутать весь клубок проблем, связанных с тоталитарным капитализмом.

Стоимость создает только труд или природа. Все полезные окружающие нас вещи созданы трудом или природой. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Например, страна обладать плодородной почвой, большими запасами угля, нефти, газа. Но если к этому не приложен человеческий труд, то все это не будет иметь ровным счетом никакой стоимости. Как говорится: «без труда не выловишь и рыбку из пруда». Поэтому, по мнению многих мыслителей, природа создает лишь потенциальную стоимость, реальную же стоимость создает только труд.

Только труд создает стоимость – таков основной постулат теории трудовой стоимости. Этот постулат в силу его очевидности, разделяли большинство серьезных экономистов, независимо от политических взглядов. А одним из основателей теории трудовой стоимости был, пожалуй, самый известный либеральный экономист – Адам Смит[1]. На позициях теории трудовой стоимости стояли классики: Пети, Риккардо и мн. др.

Но так было до появления марксистской теории. Дело в том, что Маркс сделал очевидный вывод из теории трудовой стоимости. Раз только труд создает стоимость, то капиталист отнимает часть стоимости, созданной трудом рабочих. Было введено понятие «прибавочная стоимость» — стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Понятно, что из этого постулата следовали политически окрашенные выводы.

Либеральной экономической мысли пришлось срочно пришлось латать идеологическую пробоину. Появился новый фактор создающий стоимость – капитал (средства производства)[2]. Мол, в производстве участвуют не только труд и природа, но и средства производства: станки, оборудование и т.д. Но это чистой воды идеология[3].

Уже в теории трудовой стоимости было показано, что никакие средства производства не создают стоимости. Самосоздающийся станок, работающий без участия оператора, обслуживающего персонала пока лишь фантастика. Но дело даже не в том, что сами по себе средства производства без труда человека не могут создать ничего. Дело в том, что сами средства производства не свалились с неба, а созданы трудом.

Средства производства и труд рабочего – это все труд, но разные формы труда. Средства производства — овеществленный труд, а непосредственный труд рабочего на станке – живой труд. Пример. Рабочий сделал на станке деталь. В этой детали воплощен труд рабочего (живой труд), и труд рабочего, который сделал станок (овеществленный труд).

Итак, если мы отбросим всю идеологию, то заключим, что только труд и природа создает стоимость товара, только трудом физическим или интеллектуальным или природой созданы все окружающие нас вещи. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Следственно реальную стоимость или просто стоимость создает только труд. Только труд может создать товар или услугу.

С трудовой теорией стоимости теснейшим образом связано понятие «эксплуатация».

 


[1] СПРАВКА. Адам Смит (1723-1790) экономист и философ. Многие ошибочно называют его английским экономистом. В действительности А. Смит – шотландский экономист, родившийся и умерший в Шотландии. Автор известного понятия «невидимая рука рынка». Нередко именно А. Смита называют родоначальником теории трудовой стоимости.

[2] Подобные теории существовали и раньше, но пышным цветом они развели именно после появления марксизма.

[3] Идеологи светлого капиталистического завтра пошли дальше, и если мы сегодня откроем учебник по экономики, то увидим, что теперь появился новый четвертый фактор производства — предпринимательская способность. Появление данного фактора на страницах отечественных учебников обусловлено бездумным переписыванием западных учебных пособий. Порой совпадения достигают не абзацев, а целых страниц. Но это пусть останется на совести «авторов». В действительности, труд как совокупность разнообразных качеств человека, используемых в производстве, уже включает в себя предпринимательскую способность, как и многие другие способности. Или западные экономисты хотят сказать, что предприниматель не трудится? Утверждать, что в производстве участвует труд и еще отдельно предпринимательская способность бессмысленница, аналогично той, если бы мы говорили, что по небу летит самолет и его крыло.

Шестая ступень

Потенциальная элитарная цивилизация не сваливается с неба. Перед своим формированием она обычно следует в фарватере общемирового мейнстрима[1]. Цивилизация пародирует чужую политико-экономическую систему, культуру, живет не своей, а чужой жизнью. Это порождает элитарно-властный дисбаланс, который может привести к смене политической, экономической, культурной матрицы ментально близкой данной цивилизации, что становится залогом эффективности и успешности развития новой цивилизации–лидера.

Например, Древняя Греция долгое время в своем развитии следовала восточной традиции, но противостояние и кровавые столкновения между демосом и аристократами привели к революционным реформам Солона (594 г. до н.э.). Эти реформы заложили основы афинской рабовладельческой демократии, а сам Солон считается одним из «семи мудрецов» Древней Греции, один из первых аттических поэтов и великим реформатором. Именно эти реформы послужили прологом к расцвету Древней Греции.

Какая же цивилизация сможет стать шестой элитарной цивилизацией. Существует ли общая закономерность в развитии человечества? Хотя бы в наиболее общем плане? Существует! Попробуем нарисовать контуры следующего этапа развития человечества.

Синусоида общечеловеческих проблем. Если внимательно проанализировать исторические периоды развития человечества, связанные с возникновением той или иной общечеловеческой элиты, то можно заметить, что происходит постоянный процесс смены задач, в которых преимущество отдается решению материальных проблем на задачи, в которых преимущество отдается решению духовных проблем (рис. 1). Из этого можно сделать вывод, что следующий период истории будет связан с цивилизацией, который укажет возможность разрешения духовных задач, стоящих перед человечеством (рис. 5).

Безусловно, не бывает цивилизаций, ориентированных только на материальные или только на духовные ценности, классификация цивилизаций возможна только по ценностям, являющимися доминантными в сознании общества.

Критерием для оценки в дихотомии духовное/материальное конкретной цивилизации может служить характеристика господствующей элиты. Например, на четвертом этапе развития господствующим слоем были священнослужители, а на пятом - представители крупного бизнеса, что дает нам право определить четвертый этап как этап господства духовной цивилизации, а пятый - как господство цивилизации материалистической. Именно поэтому, несмотря на то, что христианство уже существовало в Древнем Риме, данную цивилизацию нельзя связывать с господством христианства, т.е. со ступенью «Нравственность».

Элитарная цивилизация – сильная цивилизация. Какая цивилизация может стать элитарной? Забегая вперед, скажем, т.к. Запад – основная проблема настоящего этапа развития человечества, то только цивилизация, способная противостоять Западу может стать новой элитарной цивилизации. Важнейшей чертой элитарной цивилизации является способность постоять за себя и не только за себя. Персы не приезжали в Древнюю Грецию и не спрашивали: «Чем вы греки занимаетесь?». А те им отвечали: «Мы элитарная цивилизация, науку и философию развиваем». И конечно, узнав о том, что греки занимаются таким важным делом, чтобы не оборвать общечеловеческий прогресс, персы решили напасть на другой народ. Греция сокрушила Персию не на поле философских дискуссий, а на поле военных сражений, а один из самых выдающихся древнегреческих философов Платон, был также и известным воином.

Все элитарные цивилизации были в военном отношении сильнейшими цивилизациями своей эпохи: и Греция, и Рим, и Европа. Почему же элитарная цивилизация помимо всего является самой сильной? На этот вопрос есть множество ответов. Но для нас важно понять, что элитарная цивилизация просто не может быть слабой. Если бы греки были слабее персов и были бы сметены ими, то Греция просто не стала бы элитарной цивилизации. В истории было множество потенциальных элитарный цивилизаций, так и не раскрывших свой потенциал, в силу своей военной слабости.

Поэтому, скорее всего, следующей элитарной цивилизации станет цивилизация, которая не на словах, а реальной борьбе показала свою мощь и сокрушила Запад.

Справедливость. Комфорт, безопасность, признание … существует много потребностей. Но высшей потребностью в пирамиде потребностей, как известно, является потребность в самоактуализация. Если студент согласен на любую работу и вопрос оплаты играет определяющую роль, то впоследствии такие устремления вытесняются более зрелыми потребностями: возрастает стремление к получению интересной работы, работы, предоставляющей возможность для самоактуализации, раскрытию себя. Потребность самоактуализация – это стремление к раскрытию своего неограниченного творческого потенциала, это потребность в том, чтобы стать тем, кем ты есть. Главной предпосылкой для построения данного типа общества стал рост благосостояния, достигнутый на предыдущей ступени развития человечества. Благодаря росту производительности труда, мы теперь можем построить общество, где задачи накормить обуть, дать кров над головой, сменятся задачей самоактуализации каждого человека.

В современном обществе у абсолютного большинства стремление к самоактуализации остается не востребовано, по данным А. Мослоу лишь 1% людей достигают самоактуализации. Главным препятствием в процессе построения нового типа общества являются сословные, имущественные и иные барьеры на пути раскрытия потенциала каждого человека. Поэтому для реализации мечты человечества необходимо построить справедливое общество. Справедливость высшая ценность, как писал И.Кант «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей».

Кто же может повести за собой человечество? Если мы посмотрим на все элитарные цивилизации, то бросается в глаза одна ярко выраженная закономерность.

Все элитарные цивилизации принадлежат к индоевропейским народам. Первым элитарным народом стал самый южный индоевропейский народ – шумеры, следующий элитарный народ всегда был чуть севернее своего предшественника. Объясняется эта закономерность довольно просто, северные, суровые условия жизни являются серьезным фактором, тормозящим развитие. Образно говоря, северный народ стартует позже.

Если мы возьмем карту, и соединим все элитарные цивилизации, то на карте нарисуется разомкнутый круг шумеры, греки, римляне, романы, германцы. Направленность этого линии четко указывает на следующую элитарную цивилизацию, ведь севернее германцев находятся славяне, Россия.

Однако график не доказательство, а лишь наглядный материал, который иллюстрирует процесс протекания очень важных закономерностей в современном мире, речь о которых пойдет далее.


[1] Мейнстрим (англ. mainstream — основное течение) — преобладающее направление в какой-либо области (научной, культурной, др.) для определённого периода времени.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg