Sidebar

 

Пятый этап в развитии человечества – первый этап свободного выбора. На определенном этапе развития человечества возникли условия, благодаря которым стало возможным оформление общественной системы, в наибольшей степени, ориентированной на удовлетворение материальных потребностей отдельного человека и всего общества.

Конечно, этап свободного выбора не означает его алогичности в историческом контексте. Отнюдь. Рано или поздно человек закончит учиться. Новая веха в его развитии – самостоятельная жизнь, которая в первую очередь ознаменуется началом полноценной трудовой деятельности. О первых годах трудовой детальности часто говорят, что человек «встает на ноги», а величина заработной платы является для молодого человека приоритетным стимулом по сравнению со всеми остальными.

«Вставало на ноги» и человечество. Мы еще будем подробно анализировать капитализм, который как социальная система зародился в недрах западной цивилизации в XVI веке.

«Капитализм возник в результате закономерного развития, предшествующего ему общества только в одном месте земного шара - в Западной Европе. Это - первичный, исходный капитализм. Во всех других областях Земли капитализм возник в результате воздействия западноевропейского общества. Везде за пределами Западной Европы капитализм является вторичным, производным»[1].

Капитализм является вполне закономерной ступенью в развитии человечества. У человека существуют материальные потребности, и капиталистическая система сделала многое для их удовлетворения.

На интервале последних 40 000 лет из 1000 поколений

Более 800 поколений существовали без создания искусственных жилищ (в лесах и пещерах).

Лишь 120 поколений знают и используют колесо.

Около 55 поколений знают и используют закон Архимеда.

Около 40 поколений используют водяные и ветряные мельницы.

Около 20 поколений знают и используют часовые механизмы.

Около 10 поколений знакомы с печатным словом.

5 поколений перемещаются на пароходе и железной дороге.

4 поколения используют электрический свет.

3 поколения перемещаются на автомобиле, используют телефон и электропылесос.

2 поколения перемещаются на самолёте, используют радио и электрохолодильник

Нельзя не сказать о положительной роли капитализма в человеческой истории. Благодаря капитализму значительно улучшились материальные основы жизни. У нас появились комфортабельные жилища, достаток в еде, новые действенные лекарства, средства связи и многое другое, без чего современного человека невозможно представить.

То, чего, казалось, было невозможно добиться с помощью производства еще несколько десятилетий назад, теперь становится реальностью. За много столетий и даже тысячелетий такое транспортное средство как телега не подвергалось изменениям. За один XX век человечество прошло путь от телеги до межпланетных станций. Было решено множество проблем, связанных с ростом материального благосостояния и комфорта. Был совершен небывалый скачок в области развития средств производства, в результате был устранены голод и возможность появления массовых эпидемий.

Локомотивом данного исторического этапа стали европейские народы, ведущую роль у которых стала играть германская раса, в основном потомки германских племен: англов, саксов, франков, бургундов, лангобардов, тевтонов и др.

 


[1] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. Основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 373.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 62 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Ценности западного мира

Западный идеал. Аксиотип и психотип, являясь сущностными характеристиками психического склада западного человека, рождает определенную национальную мечту и образ национального героя.

Национальная мечта западного человека – это индивидуальная материальная обеспеченность. Эта мечта может формулироваться по-разному, например: стремление к увеличению своего дохода или повышение комфортности существования, стремление к личному успеху или независимости. Но, так или иначе, все эти формулировки — аспекты главной цели, а именно индивидуальной материальной обеспеченности, ведущей и к независимости, и к комфортности.

Национальным героем на Западе считается человек, смогший сделать карьеру и подняться с низов на самый верх. Например, американская мечта – предприниматель, открывший свое мелкое дело, а затем ставший крупным бизнесменом. Никакие моральные или иные характеристики в расчет не принимаются. Герой тот, кто может себе позволить купить других.

Изучив аксиотип и психотип западной цивилизации, можно прийти к выводу, что оптимальной для эффективного развития данной цивилизации является экономическая система, покоящаяся на трех столпах:

  • материальная обеспеченность как главный стимулятор трудовой деятельности;
  • частная инициатива, прежде всего, индивидуальных предпринимателей как основная пружина механизма развития и конкуренция между фирмами как механизм развития экономики;
  • экономическая система, основанная на притоке ресурсов извне, т.е. из других стран.

Эта экономическая система и была построена Западом и получила название «капитализм». Существенную роль в повышении эффективности капитализма играет также рациональность, способность к риску и борьбафилия, но в основном капитализм в аспекте аксиотипа детерминирован двумя качествами: во-первых, любовью к деньгам (алчности), во-вторых, частной инициативой и конкуренцией, детерминированных индивидуализмом. На Западе к этому прибавилось еще эксплуатация других народов, но это, так сказать, этнически западное понимание капитализма.

Капитализм – экономический базис современного западного общества, определяющий его сущностные черты. Капитализму должна соответствовать политическая настройка, она также была создана и получила свое наименование - «демократия», которая также держится на трех столпах:

  • зависимости всего политического спектра (партий, общественных движений, политиков, СМИ) от капитала;
  • конкуренции между политическими партиями и движениями;
  • массовой манипуляции общественным сознанием.

Если выразить нескольким словами суть идеального общественного строя западного образца, то это будут слова: деньги, индивидуализм, колонии, обман, собственно в этом нет ничего удивительного, т.к., как мы увидели, что все это сущностные характеристики западного аксипсихотипа. Нет ничего удивительного и в том, что идеальной для Запада экономической системой, а по сути, общественным строем стал капитализм, как мы помним ценностными критериями властной селекции и вертикальной социальной мобильности в условиях капиталократии, а по сути, основами тоталитарного капитализма являются алчность, эгоизм и обман.

К ценностным столам тоталитарного капитализма добавилась еще только одна категория - колонии, но это, как мы увидим далее, лишь глобализированные ценностные столпы капиталистического цивилизации. В колониальной политике в полной мере воплотились и алчность, и эгоизм, и обман.

Может показаться, что мы слишком негативно оцениваем западную цивилизацию. Было бы очень хорошо, если бы это было так. Но, к сожалению, вызов, стоящий перед человечеством как раз и заключается в том, что на роль гегемона претендует выродившаяся цивилизация, отравляющая мир абсолютным злом.

Эгоизм и индивидуализм

Ошибочное отожествление коллективизма и альтруизма также довольно распространенное заблуждение.

Как мы помним, коллективизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие должны играть значимую роль в моей жизни». Индивидуализм – зеркальное отражение коллективизма.

Альтруизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «ради помощи окружающим я могу жертвовать собственными интересами». Эгоизм - зеркальное отражение альтруизма.

Коллективизм часто путают с альтруизмом, а эгоизм с индивидуализмом. Но это все разные феномены. Для анализа соотношения коллективизма и альтруизма обратимся к рис. 11.

Исходя из приведенных нами определений «коллективизма», «индивидуализма», «эгоизма» и «альтруизма», возможно четыре сочетания ценностных ориентаций.

Альтруист + коллективист («ради других» и «коллектив важен»). Люди с подобным сочетанием ценностных ориентаций посвящают свою жизнь служению обществу.

Эгоист + индивидуалист («ради себя» и «коллектив не важен»). Это эгоистичные индивидуалисты их кроме себя их мало что интересуют.

Возможны ли другие сочетания ценностных ориентаций? Например, разве может человек жить для себя, и в тоже время коллектив для него имеет значение? Может!

Альтруист + индивидуалист («ради других» и «коллектив не важен»). Это люди не живут ради себя, но и коллектив, общество для них не важны. Это защитники природы, борцы за права животных, т.е. те люди, которые посвящают свою жизнь не себе, но и не служению обществу. Парадокс заключается в том, что альтруисты могут не только не жить ради общества, а, напротив, бороться с ними, например, защищая права животных.

Эгоист + коллективист («ради себя» и «коллектив важен»). Такая жизненная позиция тоже имеет место в реальности. Интересы Николая ориентированы на коллектив, он решил посвятить жизнь служению коллективу и поэтому вступил в организацию, цель которой - помощь бедствующим людям. Петр тоже нуждается в коллективе, он карманник, а коллектив - источник его доходов. Таким образом, Николай и Петр обладают высокой степенью коллективизма, они не могут без коллектива. Но можно ли их «поставить на одну доску»?

«Коллективиста» Петра можно назвать «эго-коллективистом», для которых отношение к коллективу чисто потребительское — «Все с помощью коллектива, ничего для коллектива». Это карьеристы, тщеславные люди, люди, умеющие дружить «с кем надо».

Можно сказать, коллективисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации: коллективист – «я для коллектива», эго-коллективист – «коллектив для меня». Аналогично и альтруисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации. Одни могут жить ради общества, а другие с ним бороться.

Возвращаясь к кросс-культурному анализу, отметим, что в психологии западного человека в наибольшей степени представлен индивидуализм и эгоизм, в России все наоборот - альтруизм, как проявление духовности, и коллективизм.

Восток занимает промежуточное положение между Западом и Россией. Безусловно, Восток - коллективистская цивилизация и, в то же время, альтруизма там меньше, чем даже на Западе. Поэтому на Востоке так любят красоваться в коллективе с автоматами перед камерами, а потом при реальном сражении, когда уже необходим альтруизм, все разбегаются (рис. 12).

Одна из самых сильных армий Ближнего Востока без боя сдала весь Ирак, одна из самых фанатичных армий Средней Азии без боя сдала весь Афганистан. Да, американцы и их союзники были сильнее, но мы не можем сказать, что они победили хоть в одном сражении, никто не дал им боя. Никто не стоял насмерть под Багдадом, никто по этажам не сдавал каждый дом в Кабуле. Большой же отваги не надо, для того чтобы выступать в Internet и грозить взорвать Вашингтон или вообще всю Америку.

Что касается смертников, это тоже специфичное восточное явление и нередко оно обусловлено слепым фанатизмом. Героизм отличается от фанатизма своей осознанностью. Уходящие в последний бой японские камикадзе верили, что после смерти станут богами.

Израильские спецслужбы долгое время не могли понять, зачем смертники обматывают свой половой орган большим количеством материи. Потом выяснилось, что причина этого кроется в вере смертников в то, что в раю их ждет несколько десятков девственниц. Одной из причин грандиозного скандала 2006 года, названного карикатурным, стала карикатура на пророка Мухаммеда, на которой он говорит, что девственниц для взрывников-смертников в раю уже не хватает. Подлинный герой, а не фанатик жертвует жизнью «За родину, за Сталина», а не за 40 девственниц

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg