Sidebar

В исторической науке существует два подхода при анализе исторического процесса: антиисторизм и историзм.

Антиисторический подход (Хайек, Мизес, Арон) к истории наиболее полно был изложен и обоснован британским социологом Карлом Поппером. Одна из его работ так и называется «Нищета историцизма». Поппер утверждает, что:

«Идея о том, что общество подобно физическому телу, может двигаться как целое, по определенному пути и в определенном направлении, — есть просто холическое недоразумение. Надежда на то, что можно найти «законы движения общества», подобные Ньютоновым законам движения физических тел, зиждется именно на этих недоразумениях. Поскольку не существует движения общества, в любом смысле подобного или аналогичного движению физических тел, не существует и законов его движения»[1].

Историзм напротив, предполагает рассмотрение развитие общества как закономерный процесс. Истоки историзма в учениях Гераклита, Платона, Аристотеля; применительно к обществу его разрабатывали Вико, Вольтер, Гегель, Маркс, Шпенглер, Тойнби. Согласно историзму развитие общество объективный процесс, то наука может предсказать его будущее.

Какой же подход верен? Конечно, радикальный антиисторизм неверен. Предполагать, что развитие общества вообще лишено какой-либо логики наивно. Для того чтобы понять это, можно попытаться спрогнозировать развитие общества на следующий день. В своей основе в большинстве случаев этот прогноз будет верен. Ясно, что завтра США не нападут на Россию, а Китай не станет самой богатой страной. А вот прогноз развитие общества на 100 лет вперед уже не представляется таким однозначным. Значит, весь вопрос не в отсутствии закономерностей, а в сложности и многовариантности будущего, что нередко обуславливает ошибочность прогнозов.

Однако и историзм, подгоняющий развитие общества под строго определенную закономерность, на тысячелетия вперед слишком самонадеян. Переходя к развитию человечества можно сказать, что этапы, которое оно прошло с первого по четвертый, абсолютно закономерны. Трудно представить человечество, не прошедшее этих этапов в своем развитии, точно также как трудно предположить человека, лишенного тела, не умеющего говорить, живущего всю жизнь вне общества, не имеющего абсолютно никакой нравственности.

Однако дальнейшее развитие человечества не представляется таким однозначным. Люди все разные - одни больше всего ценят деньги, другие их презирают, одни становятся бизнесменами, другие миссионерами, одни делают спортивную карьеру, другие пишут книги. В подростковом возрасте человек начинает стоить план своей жизни, который у разных людей может существенно различаться.

 


[1] Поппер К. Нищета историцизма. - М., 1996. - с.131-132.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 31 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Общие качества представителей индоевропейской расы

Каждая раса обладает психофизиологическими и духовными расоспецифическими особенностями. Наличествуют такие особенности и у индоевропейцев. Основными качествами, во многом предопределившими историческую судьбу индоевропейцев, является два качества: во-первых, стремление к освоению новых территорий, сочетаемое с мессианством, во-вторых, разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость.

Стремление к освоению новых территорий и мессианство. Некоторые восточные народы покорили множество народов и государств. Но все это не было в достаточной степени осознанным, целенаправленным процессом. Народы были кочевые, жили они за счет военной добычи. Они просто ехали и покоряли новые народы.

Только европеец создал навигационные приборы, карты, суда и покорил абсолютно весь мир. Невозможно представить татаро-монгол, строящих план дальнего путешествия на тысячи миль в неизведанные земли.

Русские покорили громадную территорию от Балтийского моря до Тихого океана, колонизировали Аляску. Была построена громадная империя в самых неприспособленных для проживания условиях: вечная мерзлота, суровый климат, полоса рискованного земледелия и т.д. Территорию необходимо было не только освоить, но постоянно защищать от набегов с Запада, Востока и Юга. Но несмотря на все сложности территория была освоена и защищена. Это было, без преувеличения, национальным подвигом.

Стремление к освоению новых территорий дополняет другое не менее важное качество индоевропейца – мессианство. Еще Александр Македонский, завоевывая чужие страны, считал, что его миссия нести культуру другим народам. Позднее в Европе возникает широкое движение миссионерства, а чуть ранее начинаются крестовые походы: первый крестовый поход, второй, третий…

Европейцы заставляли учить свои языки и навязывали свои обычаи, религию и даже западноевропейские имена покоренным народам Африки, Америки, Индии и т.д. Сегодня стремления навязать свои ценности всем народам связано с идеями прав человека, свободы и демократии. Например, американцы считали и считают, что они избраны Богом для осуществления некой миссии.

«Мы американцы, — писал Г. Мелвил, — особые, избранные люди… мы несем ковчег свобод миру»[1].

Русские также всегда были уверены, что только русские - «народ-богоносец», хранители истинных ценностей, и его «…всемирная задача состояла в том, чтобы освободить человечество от одностороннего ложного развития, какое получила история под влиянием Запада»[2]. А в основе русского мессианского чувства было убеждение в том, что только русские - носители истиной религии.

«Основным мотивом этой самоуверенности была мысль, что православная Русь осталась в мире единственно обладательницей и хранительницей христианской истины, чистого православия»[3].

Наиболее четко и кратко, в легко усваиваемой, емкой формуле мессианские чувства выразил Филофей: «Москва есть третий Рим, а четвертому не бывать!». В советское время эти идеи трансформировались в идеи о первом в мире государстве рабочих и крестьян, лидере прогрессивного человечества, оплоте мира, всесильном учении коммунизма, за которым будущее всего человечества.

Восточные цивилизации можно охарактеризовать как замкнутые цивилизации. Максимум, на что решались восточные этносы, это освоение регионов, вплотную примыкающих к их территории. То же можно сказать и об идеологической экспансии. Все, что мы знаем о Востоке, мы знаем благодаря русским или западным путешественникам, но никак не путешественникам с Востока.

Восток никогда не стремился к распространению своего мировоззрения. Как раз наоборот, Восток всячески ограничивал проникновение иностранцев. Наиболее полно идея замкнутости воплотилась в Северной Корее, так называемая идея чучхе, т.е. полная самоизоляция и опора на собственные силы.

Обладая энергичностью и мессианством, Запад пытается не только распространить свое влияние на другие страны, но имитирует якобы существующую для Запада угрозу. Особую роль здесь играет миф об исламской угрозе, который состоит из множества маленьких мифов о бен Ладене, 11 сентября[4], Аль-Каиде и т.д. и т. п.

«Широко обсуждаемые заявления лидеров «Аль-Каиды» — это пиар продукт. А теперь реальная статистика. Согласно опубликованному докладу «Европола», за 2007 г. исламисты совершили или подготовили лишь 12 % террористических атак на территории Европы, в то время как различные борцы за независимость несут ответственность за 88 % нападений или намерений их осуществить»[5].

Запад о всех судит по себе, раз Запад навязывает свое мировосприятие другим народам, то должны существовать враги, поступающие аналогичным образом. А если их нет, то их можно придумать.

Разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость. Второй не менее важной характеристикой индоевропейцев является широкий спектр способностей. Например, европейцы успешнее всех в мире занимались бизнесом, и в это же время только в Европе было широко распространено монашество, проповедующее аскетизм. Люди Востока в гораздо большей степени похожи друг на друга, это проявляется даже во внешних признаках, например, в цвете волос. У индоевропейца широкая гама цвета волос, у человека Востока этот цвет один. Мы здесь не говорим о меньшей или большей талантливости людей Востока, мы говорим о том, что расы Востока более ментально гомогенны, что служит одной из основ клановости, тесного взаимодействия и взаимопомощи. У индоевропейца там, где два человека, там три мнения, у человека Востока там, где тысяча человек, мнение одно.

*     *     *

Теперь перейдем к анализу качеств, являющихся визитной карточкой западноевропейца. Как мы помним, для того чтобы понять специфику механизма активности человека необходимо проанализировать суть аксиотипа и психотипа.

 


[1] Шлезингер А. Циклы Американской истории. - М. 1992, - с. 31.

[2] Зеньковский В.В. История русской философии, ч. 2., гл. 3. - М., 2001. - с. 65.

[3] Ключевский В.О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[4] См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. 2008.

[5] Сепаратисты переплюнули исламистов по числу совершенных терактов в Европе. РИА «Новый Регион» 11.04.2008.

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

§ 2. Этническая предыстория Запада

О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения,

но вместе с тем не могу не признать за ними

один (и весьма крупный) недостаток - их слишком много

Вольтер

Предки современных западноевропейцев в Европе были далеко не первыми, поэтому европейскую историю, рассмотренную через призму народов, населявших Европу, можно условно разделить на 4 этапа.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg