Sidebar

Потребности становятся объектом изучения в психологии, социологии, экономики и ряде других наук. О потребностях и ценностных ориентациях написано миллионы страниц, те, кто хочет углубиться в изучение этого вопроса, может без труда найти тысячи статей, книг, диссертаций (в том числе и автора), посвященных этому вопросу. Здесь же мы остановимся на самом для нас главном – определению основных типов и форм ценностных ориентаций, являющихся фундаментом потребностей.

Существует один осевой тип ценностных ориентаций, являющиеся системообразующими для мировоззрения человека: духовность, и одна осевая форма ценностных ориентаций — коллективизм (рис. 1).

nationaldoctrine2

Тип ценностных ориентаций. Кратко поясним сказанное. Несмотря на множество ценностных ориентаций, существует всего один осевой (базовый) тип иерархии ценностных ориентаций: духовность – материальность.

Все остальные ценностные ориентации, так или иначе, выстраиваются вокруг осевой ценностной ориентации, т.е. тяготеют или к духовности, или к материальности. Поэтому потребности, по направленности на объект, разделяют на материальные и на духовные. Далее мы подробно остановимся на анализе материальных и духовных ценностных ориентаций, т.к. этот вопрос не такой простой и требует отдельного анализа. А сейчас перейдем к основным формам потребностей.

Форма ценностных ориентаций. Направленность потребностей на объект – это индивидуальные потребности человека, но человек не существует вне общества, а основными формами потребностей является социальные, которые отражаются в мировоззренческом коллективизме или индивидуализме.

Коллективизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие должны играть значимую роль в моей жизни». Потребности, связанные с коллективизмом – это потребности, которые удовлетворяется посредством взаимоотношений с окружающими или в целях этого взаимоотношения. Например, удовлетворение некоторых материальных потребностей невозможно без коллективного взаимодействия множества людей.

Индивидуализм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие не должны играть значимую роль в моей жизни». Потребности, связанные с индивидуализмом – это потребности, которые удовлетворяется без взаимоотношений с окружающими. Например, психическая потребность в уединение.

Итак, существует два осевых типа ценностных ориентаций: духовность и материальность. Существует две осевые формы ценностных ориентаций: коллективизм и индивидуализм.

Коллективизм и индивидуализм — две стороны одной медали и поэтому с помощью коллективизма можно оценить степень выраженности не одной, а двух ценностных ориентаций — коллективизма и индивидуализма, т. к. они находятся в обратно пропорциональной зависимости. Коллективизм можно выразить через индивидуализм как индивидуализм со знаком минус. Тоже самое можно сказать и соотношении материальности и духовности.

Упрощено говоря, когда мы говорим что коллективизм 0%, то индивидуализм 100% (рис. 2) , тоже самое можно сказать о соотношении духовности и материальности.

Для наглядности изучения введем координатную плоскость: ось абсцисс – для измерения осевого типа ценностных ориентаций, а ось ординат будет служить для измерения осевой формы ценностных ориентаций (рис. 2). На рисунке изображен ценностный крест, с помощью которого мы сможем типологизировать не только мировоззрения человека, но и все что с мировоззрением связано: политические учения, национальные менталитеты и т.д.

nationaldoctrine2

Как мы видим (рис. 2), существует четыре основных типа мировоззрений. О сути коллективизма и индивидуализма мы уже сказали, для того чтобы понять суть основных типов мировоззрения нам необходимо познакомится с понятиями «материальность» и «духовность».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 107 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Русское освобождение

Запад построил свою цивилизацию на костях других народов. К началу XIX в. страны Западной Европы и США прошли свою научную и промышленную революции, и в середи­не века переживали период устойчивого индустриального роста. За период 1800-1870 гг. их душевой ВВП увеличился почти вдвое, несмотря на значительный рост населения.

В этот период основные страны периферии были колониями или полуколо­ниями европейских государств. Они не могли противостоять экс­пансии европейцев и подвергались хищнической эксплуатации. Во многих периферийных странах шли процессы деиндустриали­зации и дезурбанизации, войны за независимость, военные пере­вороты, народные восстания против колонизаторов. За 1800-1870 гг. средневзвешенный душевой ВВП Бразилии, Мек­сики, Китая, Индии, Индонезии и Египта снизился на 10-15 %[1].

И вот происходит первая русская революция. По словам одного из наиболее глубоких современных запад­ных исследователей российских революций Теодора Шанина, на исходе XIX в. Россия стала первой страной, в которой материализовался социальный синдром того, что мы сегодня называем развиваю­щимся обществом, или третьим миром.

«Для неколониальной пе­риферии капитализма русская революция 1905-1907 гг. была первой в серии революционных событий, которые подвергли су­ровому испытанию европоцентризм структур власти и моделей самопознания, сложившихся в XIX в. За революцией в России не­медленно последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911). К ним надо добавить и другие мощ­ные социальные противостояния…»[2].

После Октябрьской революции начинается борьба за независимость по всему миру. Советский Союз активно помогает национально-освободительной борьбе народов против колонизаторов. Добиваются независимости Индия, страны Африки, Южной и Латинской Америки. Это вызывало безумную злобу Запада, а взоры лидеров угнетенных стран были обращены на Советский Союз. Лидер индийского национально-освободительного движения, политический и государственный деятель Д. Неру писал из тюрьмы английских колонизаторов своей дочери Индире

«год в ко­торый ты родилась — 1917 год был одним из самых замечательных в истории, когда великий вождь с сердцем, преиспол­ненным любви и сочувствия к страдающим бедня­кам, побудил свой народ вписать в историю благород­ные страницы, которые никогда не будут забыты»[3].

Запад нас ненавидит, потому что мы разрушили его мир, мир, где целые континенты работали на благосостояние Запада, мир, который Запад сегодня хочет вернуть всеми силами.

«Но было бы ошибочно сводить взаимоотношения Запада и коммунистического мира исключительно к противостоянию со­циальных систем. Россия задолго до революции 1917 года стала сферой колонизации для западных стран. Революция означала, что Запад эту сферу терял. Да и для Гитлера борьба против ком­мунизма («большевизма») была не столько самоцелью, сколько предлогом для захвата «жизненного пространства» и превраще­ния живущих на нем людей в рабов нового образца. Победа Со­ветского Союза над Германией и расширение сферы его влияния в мире колоссальным образом сократили возможности Запада в отношении колонизации планеты. А в перспективе над Западом нависла угроза вообще быть загнанным в свои национальные границы, что было бы равносильно его упадку и даже исторической гибели»[4].

*     *     *

В этой главе мы оценили наше прошлое, которое можно охарактеризовать одной фразой: «Россия стала сверхдержавой». Сегодня наша страна нещадно прожигает то, что было создано при социализме. Мы существует как государство лишь потому, что у нас есть нефть и ракеты. Мы не создаем новых видов вооружений, не разведываем новых запасов нефти и газа, мы только ругаем СССР и живем за его счет. Причем лучше всех живут как раз яростные критики Советского Союза, те, кто за бесценок получили советские заводы, советскую нефть, советские трубопроводы. Но с каждым годом нефти и ракет становится все меньше. А что будет, когда нефть и газ закончится, а ракеты и другие виды вооружений устареют?

СССР наше прошлое, которое необходимо уважать, но отстраивать нам необходимо будущее, а не прошлое. Каково оно должно быть? Ответу на этот вопрос посвящена следующая глава.

Эта книга посвящена осознанию миссии России, поэтому подробно фокусироваться на проблемах построения в России общественного строя, отвечающего как русскому духу, так и духу времени мы не станем. Вопросам национального, государственного, политического, экономического, обустройства России, будет посвящен отдельный труд – «Сверхдержава: национальная доктрина России»[5]. В этом же труде будут рассмотрены проблемы международных отношений, религии, культуры и некоторые другие вопросы. Но контурно некоторые проблемы мы рассмотрим в следующей главе.

 


[1] Волконский В. А. Драма духовной истории: Внешнеэкономические основания экономического кризиса. – М., 2002. – с. 121

[2] Шанин Т. Революция как момент истины: Россия, 1905-1907 гг., 1917-1922 гг. - М., 1997.с.9, 26.

[3] Неру Д.. Взгляд на всемирную историю. - М., 1994. – с. 31

[4] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 308-309.

[5] Наименование книги проектное.

Социальная структура общества

Общество – довольно сложный социальный организм. Организм предполагает наличие структуры. Структура, помноженная на индивидуальные особенности каждой личности, порождает иерархию. Иерархии бывают разные: властные, культурные, спортивные и мн. др. Но основной социальный водораздел – власть имущие и не имеющие власти. И здесь мы приходим к простому тезисунеравенсво ьсво предполагает наличие структуры — обществом всегда руководит господствующий класс. В общем-то, это очевидно, никогда более или менее большим коллективом не руководят все, будь это большое предприятие или Государственная Дума.

Социальная структура общества. В этом отношении можно полностью согласиться с элитологами, в частности с одним из родоначальников элитологии, итальянским социологом Гаэтано Моски, который формулировал свое кредо следующим образом:

«Одно становится очевидным даже при самом поверхностном взгляде. Во всех обще­ствах, начиная с едва приближающихся к цивилизации и кончая совре­менными передовыми и мощными обществами, всегда возникают два класса людей — класс, который правит, и класс, которым правят. Первый класс, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть, в то время как другой, более многочисленный класс, управляется и контролируется первым, причем таким способом, который обеспечивает функционирование политического организма»[1].

Господствующий класс – это слой общества, реально управляющий обществом, вне всяких моральных или иных качественных характеристик. Существует единственное свидетельство принадлежности к господствующему классу – высокий индекс власти — I (формула 1):

Где: К – количество людей, которые будут исполнять волю данного индивида, а О – количество членов общества. У вождя племени, насчитывающего 70 человек, индекс власти 100 % (70/70×100 %), а у самого бесправного члена племени индекс власти 0 % (0/70×100 %)[2].

Господствующий класс должен выполнять определенные социальные функции, важнейшими из которых являются: тактическое управление, стратегическое прогнозирование, формирование духовной сферы общества.

Оперативное и тактическое управление включает широкий спектр разнообразных задач. Например, организация и поддержание внутреннего порядка или организация общества для решения социально значимых задач (индустриализация) Сюда же входит формирование внешней политики (организация общества для отпора внешней агрессии).

Стратегическое планирование – это, прежде всего, определение стратегических целей развития общества (наша цель – коммунизм), а также среднесрочных целей (пятилетки).

Формирование духовной сферы общества. Господствующий класс всегда определяет контуры общественной морали (кодекс строителя коммунизма), а также формирует и прививает обществу определенные эстетические вкусы.

Но как становятся членом господствующего класса? Вопрос о власти есть основной вопрос политики. Английский философ Бертран Рассел считал власть фундаментальным понятием науки об обществе в том же смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием физики, а для немецкого социолога Макса Вебера политика:

«означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает»[3].

Властная селекция — форма вертикальной социальной мобильности, связанная с получением высшей власти.

Понятие «властная селекция» связана с понятием «вертикальная социальная мобильность» — социальной мобильностью, связанной с перемещением индивида или группы в системе социальной иерархии, включая изменение социального статуса. Но если вертикальная социальная мобильность отражает перемещение в системе социальной иерархии, то властная селекция, являясь формой вертикальной социальной мобильности, отражает перемещение в сферу высшей власти.

В достаточно большом и стабильно развивающемся обществе возможны три типа властной селекции: родократия, капиталократия, политократия (рис. 4).

Родократия. При родократии власть передается по наследству. Вместо понятия «родократия» чаще использует понятие «монархия». Однако монархия есть только одна из форм родократии. Формами родократии, помимо монархии, является аристократия (власть родовой знати) и кланократия (власть клана).

Капиталократия – власть людей, обладающих крупным капиталом. В античной философии аналогом понятия «капиталократия» было понятие «олигархия», которым активно пользовались Платон и Аристотель, считавшие его одной из самых худших форм правления.

Политократия. При политократии люди получают власть благодаря продвижению в каком-либо государственном учреждении. Примером может служить карьера в КПСС, военная карьера римских императоров, религиозная карьера в эпоху Средневековья. Высшую власть при таком типе властной селекции получит тот, кто займет высший пост в соответствующем учреждении, будь то партия или армия.

*     *     *

Социальная структура общества. Социум не статичное образование, социум эволюционирует. Каков механизм поступательного развития всего человечества? Почему один период в истории человечества сменялся другим? В чем смысл истории развития человечества? Анализу этих вопросов посвящена следующая глава, которая очень важна для понимания сути миссии новой элитарной цивилизации, которой может стать Россия.


[1] Цит. по Ашин Г.К. Основы политической элитологии. – М., 1999.- с. 26.

[2] Конечно, пример гипотетический. У вождя нет полной власти над всеми членами племени, да и настолько бесправного, чтобы никто его не слушал, члена племени, как правило, не бывает. Но не в этом суть, а суть в том, что индекс власти может колебаться от 0 % до 100 %, и чем ближе к 100 % тем с большим основанием можно сказать: этот человек принадлежит к господствующему классу.

[3] Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990. – с. 697.

Политический перелом

Итак, буржуазия окончательно оформилась. С одной стороны, у нее появились достаточные капиталы, полученные, в основном, от грабежа колоний, так называемое первоначальное накопление капитала. С другой стороны, общество, с помощью Реформации, было идеологически подготовлено к восприятию нового строя, новой иерархии ценностей и стереотипов поведения.

В рамках марксизма довольно туманно объяснено, почему капитализм вдруг возник в Европе именно в XVI-XVII веке? Почему не раньше? Почему капитализм не сформировался, допустим, в Древнем Египте? Попытка объяснения ростом производительных сил общества ничего толком не объясняет. Рост производительных сил наблюдался после победы капиталистического строя, наиболее рельефно это выразилось в так называемом промышленном перевороте. Поэтому рост производительных сил был следствием, а не причиной победы капитализма. Итак, что же стало пусковым механизмом, запустившим процесс формирования нового строя?

Политический перелом. Ответить на эти вопросы очень важно потому, что тогда станет понятен истинный механизм «великого прорыва» и расцвета западной цивилизации.

Изменения общества начинается с изменения формы властной селекции, а не с изменения производительных сил[1]. Что же произошло в XV веке?

В XV веке европейцы открыли новые земли, обладавшие двумя уникальными особенностями. Во-первых, эти земли обладали богатыми ресурсами, во-вторых, они были населены наивными, беззащитными людьми. Колониальный грабеж сделал европейских авантюристов, которые до этого, в основном, в Европе заканчивали жизнь на виселице, богатыми, уважаемыми членами общества. Если отвлечься от романтики, то стоит сказать, что никто не хотел рисковать жизнью и плыть неведома куда, поэтому в команду Колумба принимали уголовников из испанских тюрем, спонсировали эту экспедицию банкиры и купцы, а основной целью был поиск золота.

За несколько лет эти люди сколачивали громадные состояния на обмане, убийствах, воровстве. Но поскольку эти преступления происходили вне Европы, они были неподсудны. Таким образом, изменился тип властной селекции, а вслед за ним изменилось и общество.

Когда буржуазия окрепла, последовали первые буржуазные революции. Основной задачей буржуазной революции стало уничтожение феодального строя или его остатков, установление власти буржуазии, создание буржуазного государства. Основными буржуазными революциями в Западной Европе являлись следующие:

  • Голландская буржуазная революция 1566–1579 гг.;
  • Английская буржуазная революция 1640–1649 гг.;
  • Великая французская буржуазная революция 1789–1794 гг.

Нередко за буржуазными революциями (например, Английской и Французской) следовала реставрация свергнутых династий. Но капиталистический строй, утвердившийся в ходе революций, восторжествовал. Восстановленные в своих правах монархи были вынуждены признать основные революционные завоевания.

 


[1] Подробно эта тема будет проанализирована в следующем труде: «Сверхдержава: национальная доктрина России».

the-soviet-union

national-doctrine.jpg