Sidebar

Как мы уже выяснили, существует четыре типа мировоззрений (рис. 2), т.е. четыре аксиотипа, которые условно можно именовать: философ, миссионер, ростовщик, гусар.

Аксиотип[1] — характеристика личности в аспекте отражения в мировоззрении основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности и коллективизма. Аксиотипическая плоскость (ценностный крест) – двухмерная координатная плоскость, ось абсцисс которой отражает степень значимости для личности коллективистских ценностей, а ось ординат – духовных (рис. 3).

nationaldoctrine3

В чистом виде аксиотип – явление гипотетическое, тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров, в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Изначальными аксиотипами являются два: герой и торговец. В основе аксиотипа героя лежит духовность, в основе аксиотипа торговца – материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа – «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как Геракл.

Аксиотип «философ». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы духовных ценностей. В мировоззрении философа доминантной является одна из двух ценностных ориентаций:

Творчество. Категория «творчество» наиболее наглядно раскрывается через понятие «самоактуализация» - изна­чально присущая человеку, врожденная тен­денция к раскрытию собственного внутреннего «Я». В радикальном случае выражается в непрерывном разворачивании своего неограниченного творческого потенциала в самых разных сферах жизнедеятельности и тенденции максимизировать таланты и да­рования.

Религиозность. Религиозность – ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление поклонению, получению поддержки от Высшего смысла, Абсолютной правды.

Преобладание стремления к творческой самоактуализации, прежде всего, эстетической и интеллектуальной присуще творческой интеллигенции, ученых.

Преобладание стремления к религиозности характерно для монахов, послушников, отшельников, затворников членов религиозных сект. Они не проповедуют свои идеи, но служат им, этим они отличаются от аксиотипа «миссионер».

Аксиотип «миссионер». Преобладание в мировоззрении коллективной формы духовных ценностей. Основной ценностной ориентацией является альтруизм.

Поскольку аксиотип «миссионер» есть коллективная форма аксиотипа «философ», то у «миссионера» также может быть присутствовать религиозность, но все же доминирующей ценностной ориентацией является альтруизм.

Аксиотип «миссионер» встречается довольно редко, можно сказать они вообще исключение из правил, но, в тоже время, этот аксиотип нередко играет решающую роль в процессе развития общества.

Главное для этого аксиотипа – установление социальной справедливости, торжество порядочности и гуманности, духовное возвышение окружающих.

Конечно, «миссионер» – это не только распространитель религиозных преимущественно христианских ценностей. Более того, являясь проповедником другой религии, он может быть противником и борцом с христианской религией. Вообще, деятельность миссионеров необязательно связна с религией, а с некой миссией, которая понимается очень широко: борьба против оккупантов, угнетающего слоя общества и т.д.

Аксиотип «ростовщик». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы материальных ценностей. В мировоззрении «ростовщика» доминантной является одна из двух ценностей: удовольствие и независимость, которые в современных условиях сводятся к стремлению к максимизации денежного дохода. Чаще всего в этом случае мы говорим о гедонизме.

Высокий рейтинг материальных ценностей, отраженный в мировоззрении человека являются мощным двигате­лем материального и технического прогресса, потому что подобная ориентированность проявля­ются в стремлении к жилищным удобствам, к созданию бытовой, аудио-видеотехники, машин и механизмов, облегчающих труд человека и по­вышающих безопасность жизни, обеспечивающих комфорт. Обществу нужны «ростовщики». Данный тип незаменим на коммерческом поприще.

Аксиотип «гусар». Преобладание в мировоззрении коллективной формы материальных ценностей. Основной ценностью является статус, а основной ценностной ориентацией карьеризм.

Поскольку аксиотип «гусар» есть коллективная форма аксиотипа ростовщик, то у «гусара» также может быть присутствовать стремление к наслаждению, комфорту.

«Гусары» тщеславны, любят окружать себя льстецами. У них запредельно высокая мотивация одобрением — для них крайне важно, что скажут окружающие. Поэтому они очень в их среде очень важны «знаки»: дорогие часы, галстук, телефон, костюм, престижный автомобиль, лучше с «мигалкой».

Главное для них власть и чувство сопричастности, лучше с большим коллективом, ради этого они могут терпеть определенные, но не очень значительные, ущемления в физиологических удовольствиях и комфорте.

Не надо думать, что «гусары» – это сплошь вампиры, вытягивающие из подчиненных моральные и материальные ресурсы. На некоторых должностях они бесценны. Из них часто получаются хорошие управленцы, особенно в тех видах деятельности, где нужна железная дисциплина и подчинение, например, в армии. А за лишний «знак» в виде звездочки на погонах, они готовы терпеть относительные материальные лишения и неудобства. Они умеют превратить коллектив в отлаженную машину, не дающую сбоев, что особенно необходимо во время решения грандиозных задач в переломные для жизни общества периоды. Вообще под грамотным началом эти люди могут очень хорошо работать. А если перед ними маячит перспектива повышения властного статуса, то они способны работать много и упорно.

Однако, пребывая на высших постах в государстве, они могут причинить ему серьезный вред. Такие люди легко теряют голову, «гусар» может превратиться в волюнтариста, начать ненужные реформы только для ощущения собственной значимости от управления серьезными процессами и большим количеством людей.

 


[1] от (греч. axia — ценность). Учение о природе ценностей именуется аксиология.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 132 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Воровство

Капитализм детерминирует воровство. Поэтому вполне закономерно: с приходом данной социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз[1]. Но даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше чем в других странах. Общий коррупционный бюджет в мире от 840 млрд. евро (более 1 триллиона долларов)[2].

Воровство на Западе и в России имеет свою специфику. На Западе воровство детерминировано индивидуализм и материализмом. Каждый сам за себя, значит воруй у всех, у кого можно украсть. Материализм как неумная жажда наживы толкает к воровству неограниченному и несдерживаемому ничем. Только бесчисленное количество охранников, камеры слежения, развешанные на улицах, подъездах, в магазинах, полицейские, стреляющие в преступника, без сантиментов типа: «Стой! Стрелять буду»[3], только все это кое-как удерживает западного человека от массового воровства.

«Скажите, Читатель, что будут делать жите­ли Вашего родного города, если вдруг на час полностью «отрубят» свет? Вероятно, жечь свечи да может быть, еще ругать Чубайса. А вот «цивилизованные» американцы, когда однажды подобное слу­чилось в Нью-Йорке, не сговариваясь, кинулись грабить магазины! Причем — не какая-то шпана из Гарлема, а все сразу. Иначе не объяснить, как всего за 52 минуты темноты с полок исчезло товаров более чем на миллиард (!) долларов…»[4].

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс»[5]. А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава.

Воровство в больших объемах вообще вызывает уважение, мол, какой умный столько ворует и не попадается. На Западе воруют масштабно и с удовольствием, а самых крупных мошенников окружает ореол почитания. О них снимают фильмы, пишут книги, ставят памятники.

в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[6]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе. Неудивительно, если ФБР в ближайшем будущем начнет курировать возведение памятников мафиози.

У русских вороватость есть следствие коллективизма. У русских частная собственность не священна, все должно быть общим. А поэтому для русских воровство это вроде, как и не грех, ведь взял не чужое, а как бы общее, как бы даже немножко свое. В России воровали всегда по мелочи.

Конечно, воруют везде, и вопрос не в этом, вопрос в том какое отношение к воровству складывается в обществе. На Западе крупным ворам - уважение, мелким - презрение. В России существует презрительное отношение к крупным ворам, и снисхождение по отношению к мелким.

 


[1] Основы социологии и политологии // под ред. Бороноева А.О. - М., 2001. - с. 138

[2] Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. Sakhalin.info 19.02.2006

[3] В СССР милиционера, выстрелявшего в преступника без предупредительного выстрела и слов «Стой! Стрелять буду» могли отдать под суд.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004 - с. 58.

[5]14.04.2006, телекомпания НТВ.

[6] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией. Новые Известия. 06.09.2006.

Специфика энергичности

Рыба ищет там, где глубже, человек - где лучше, а русские - там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря этому качеству, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, они уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? В этом весь порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолеваются. Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Это качество русской души надо хорошо знать. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт - беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие - нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета, у нас спокойных времен не было вообще, точнее был один период – время развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как минимум, это было преувеличением, мы еще будем говорить об этом далее.

 


[1] Бердяев Н. Русская идея//вопросы философии, 1990. № 3 с 151-152.

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg