Sidebar

Понятие «материальность», как правило, употребляется не самостоятельно, а как составная часть словосочетаний: «материальные потребности», «материальные интересы» и т.д[1].

Материальность есть продолжение биологической материальной природы человека. Что же составляет суть мотивационной природы животного? У животных при всем многообразии инстинктов существуют два основных:

  • инстинкт самосохранения, имеющий две формы: пищевой, оборонительный;
  • инстинкт размножения, имеющий две формы: половой, родительский.

Для реализации инстинкта самосохранения в каждое животное заложен регулирующий механизм, основанный на эмоции удовольствия. Животное, удовлетворяющее свою потребность, получает удовольствие — приятную эмоцию, к которой оно стремится. Стремление к удовольствию является важнейшим регулятором всей жизнедеятельности животного.

«Эмоции удовольствия и неудовольствия филогенетически являются наиболее древними, они направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание источника неудовольствия. У животных и человека в головном мозге имеются центры удовольствия и неудовольствия, возбуждение которых и дает соответствующие переживания»[2].

Второе по значимости желание — стремление к получению определенного статуса. Во многом это желание обусловлено вторым основным инстинктом — инстинктом размножения. У стадных животных возможность продолжить свой род чаще всего связана с местом данного животного в зоосоциальной иерархии. Чем выше это место, тем больше возможность оставить потомство. Высокий зоосоциальный статус предоставляет их обладателю и другие важные привилегии, например, приоритетный доступ к пище. Можно сказать, что стремление к получению определенного статуса, есть коллективная форма стремления к наслаждению.

Итак, существует два устремления, являющиеся приводным ремнем основных инстинктов: стремление к удовольствию и стремление к приобретению социального статуса. Применительно к человеку первое стремление именуется гедонизмом, а второе — карьеризмом. Поэтому существуют две стволовые ценностные ориентации материальности — гедонизм и карьеризм.

Гедонизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение максимального психофизиологического наслаждения. В предельном случае гедонизм приобретает форму антисоциального поведения (наркомания, пьянство и т.д.).

Карьеризм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости. В предельном случае карьеризм превращается в погоню за личным успехом в служебной, научной или другой деятельности, вызванную корыстными целями в ущерб общественным и профессиональным интересам. Можно сказать, что карьеризм – это коллективная форма гедонизма.

Таким образом, материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность, во-первых, на получение психофизиологического наслаждения, во-вторых, занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости

Более кратко: материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение психофизиологического наслаждения (гедонизм) и приобретение социального статуса (карьеризм).

Упрощенно говоря, материальность в современных условиях – это деньги + статус. Это простая теоретическая формула широко используется в практики мотивации трудовой деятельности. Как мотивировать человека лучше работать? В экономической психологии считается, что основными мотиваторами трудовой деятельности является рост уровня зарплаты и повышение властного статуса.

 


[1] Материальность и духовность была предметом подробного анализа в предыдущем труде (См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. – М.: Книжный мир, 2008).

[2] Психология. Учебник для экономических вузов // под общ. ред. Дружинина В. Н. - СПб., 2002. - с. 128–129.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 82 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Рабство

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Идеи консерватизма

Хранить свое прошлое является долгом каждого народа

К. Леви-Стросс

Актуален ли консерватизм? Нужен новый путь развития, не нужно идти назад, нужно идти вперед, но идти по новому пути. Никакого возврата назад, никакого консерватизма, нужно идти вперед, к новым победам.

Идеи консерватизма. Если человек сбежал из плена и попал и попал в яму, из которой не браться, ему грозит голодная смерть. Но это не значит, что лучший для него вариант – это плен, лучший для него вариант - обойти яму и пойти другим путем. Общество сильно изменилось в XIX-XX веках. Старые идеалы стали неадекватны этому новому обществу, и были низвергнуты, а новые не появились, и сегодня мы живем в мире, лишенном идеалов. Миру нужны новые идеалы, соответствующие новому этапу развития человечества. Необходимы новые ценности, новые ориентиры, новые принципы построения государства, экономики, религии и т.д.

«Мы живем в один из тех исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен изменится мир»[1].

Западные ценности главенствуют в мире, потому что четко не сформулированы ценности альтернативные.

«Триумф Запада, западной идеи очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив… То, чему мы, вероятно, свидетели, — не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления»[2].

 


[1] Лебон Г. Психология народов и масс. – М., 1995. - с.36.

[2] Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. Антология. - М., 1995. - с. 290-291.

Псевдолюди

Утрата духовности ведет к примитивизации души человека. За этим происходит интеллектуальная примитивизация, а затем — рост ненормальности, ведь для человека, лишенного души, неведомы понятия нравственности.

Итогом тихого, без взрывов и паники, катаклизма будет трагичен: люди как вид вымрут. То, что останется, будет псевдолюдьми, некими полуроботами-полуживотными, интересы которых ограничатся их собственным индивидуальным существованием, основой которого будет максимизация удовольствий и стремление к завоеванию социального статуса. Уже сейчас многие не видят ничего плохого в закате человечества:

«Человек — лишь один из биологических видов, такой же, как и прочие, и в длительной перспективе может уступить первенство другому виду разумных существ, и нет оснований считать, что это будет большой утратой»[1].

А многие уже с упоением пишут о новой эпохе, расхваливая новые возможности нового человекоподобного существа:

«Биологическое человечество — лишь маленькая начальная ступенька в развитии более высокой электронной цивилизации. Последняя станет основой для возникновения следующего уровня и, возможно, создания некого Высшего Разума Вселенной. Уже в 2020–2030 годах развитие электроники позволит смоделировать на компьютере 10 миллиардов нейронов человеческого мозга и переписать их связи в чипы. Человек с этого момента станет бессмертным. Он обретет электронный мозг и механическое тело, которому, по желанию человека, придадут красивое лицо, стройную фигуру и нежную кожу Мэрилин Монро или огромную физическую силу Шварценеггера. Новый электронный человек будет обладать не только слухом и зрением, он станет ощущать мир всем арсеналом современных датчиков. Обучение электронного человека, в отличие от биологического, будет занимать не годы, а секунды. Поскольку он будет представлять не что иное, как информацию, записанную в электронном мозге, то при путешествиях в Космос не нужно будет пересылать физические тела людей на космических кораблях…»[2].

Выражение «гибель человечества» не надо понимать буквально. Люди как существа не исчезнут, но станут совершенно иными. Это будут существа с упрощенным духовным миром, но хорошей работоспособностью, похожие друг на друга, покоряющие звездные пространства, питающиеся заменителями еды в виде таблеток и размножающиеся с помощью клонирования.

«В итоге все, чем гордится нынешняя западная цивилизация: научно-технический «прогресс», удлинение сроков жизни, возрастающий комфорт, благоустроенность быта — только случайный, побочный продукт рыночных межличностных отношений, здесь нет никакого цивилизационного устремления к гуманизации, одухотворению смысла общечеловеческой судьбы. И все это цивилизационно-рыночное благополучие неизбежно и скоро перейдет в фазу угасания и упадка из-за разрастания человеческого скотства, бездуховности на фоне освоения все более сложных и энергоемких промышленных технологий «освоения космоса» и т. п. В точном соответствии с пророческим сценарием фильма «Кинд-дза-дза», когда секундные перемещения в космосе на миллионы парсеков будут осуществлять цивилизационно, нравственно деградировавшие люди, разорившие и уничтожившие хищничеством биосферу не одной планеты, безжалостные, подлые по отношению друг к другу»[3].

Человекоподобное существо лишь внешне будут напоминать человека, но его внутренний духовный мир будет иным, нежели тот, который был у человека на протяжении тысячелетий. Сегодня происходит формирование какого-то нового существа, отличного от человека.

 


[1] Профессор Колорадского университета Д. Джемисон.

[2] 19.05.2000, PravdaSevera.Ru.

[3] Водолеев Г. Люди цивилизации денег. http://ari.ru/publication.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg