Sidebar

Аксиотип личности показывает то, к каким целям стремятся человек. Для полноты картины нам необходимо разобрать вопрос, каким образом человек достигает своих целей. Конечно, речь идет о наиболее общей специфике достижения целей.

Осевые типы и формы ценностных ориентаций определяют цель, к которой стремится человек, но что лежит в основе механизма, заставляющего разных людей идти разными путями к своим целям?

Уподобим человека летящему самолету. Самолет поднялся в воздух, чтобы достичь аэропорта в условном пункте «А». Пункт «А» — цель полета является аналогом ценностной ориентации человека. Самолет стремится к пункту «А», человек к своим целям.

Что определяет специфику движения самолета? Множество факторов, которые разделяются на две группы: внутренние и внешние. К внутренним факторам относится, прежде всего, конструктивные особенности самолета, а также его техническое состояние, уровень подготовки экипажа и т.д. Внешние факторы — это, прежде всего, погодные условия, а также транспортные коридоры, в которых летят другие самолеты и т.д.

С аналогичной ситуацией сталкивается каждый человек. «Конструктивные особенности» и внешние условия определяют специфику движения к поставленным целям.

Мы пытаемся выявить внутренние факторы, определяющие специфику движения к поставленным целям, поэтому зададимся вопросом каковы основные «конструктивные особенности» человека, обуславливающего его жизненный путь?

Существуют два параметра, определяющих качество нашего движения к цели: скорость и эффективность. Мы должны добраться до цели максимально быстро и с наименьшими затратами горючего, амортизации оборудования и т.д. Применительно к человеку, показателем скорости является темперамент, а за эффективность отвечает интеллект. Интеллект и темперамент – основные психические «конструктивные особенности» человека, составляющие основу его психотипа.

Психотип – сочетание типов темперамента и интеллекта, определяющих специфику психической активности индивида.

Темперамент – характеристика индивида со стороны динамической специфики его психической деятельности, то есть темпа, ритма, интенсивности отдельных психических процессов и состояний.

Интеллект – характеристика индивида со стороны специфики его мыслительной деятельности, т.е. скорости мыслительных процессов и объема памяти.

*     *     *

Классификация аксиотипов и психотипов очень важна, не потому что помогает нам разобраться в людях, а потому что она поможет нам разобраться в классификации обществ, этносов, политических учений. Дело в том, что классификация аксиотипов человека сохраняет свою силу и для классификации не только мировоззрения отдельного человека, но мировоззренческих аспектов различных общностей.

Знание сути аксиотипа и психотипа поможет нам составить этнопсихологический профиль России и соотнести с аналогичным профилем западной цивилизации.

Теперь мы знаем, к каким целям стремятся люди, и каковы психические основы специфики движения к поставленным целям. Но это не значит, что существует только четыре типа аксиотипов. Все люди разные. Тем не менее, все ценностные иерархии в значительной степени есть комбинация четырех основных ценностных иерархий. Аналогичное можно сказать и о психотипах.

Точно так же в основе буйства красок окружающего нас мира лежат всего три основных цвета: синий, желтый и красный. Все остальное лишь комбинации основных цветов.

Из предыдущего параграфа мы узнали, каковы внутренние пружины, приводящие в действие механизм активности человека. Но творят историю не отдельные люди, а люди, объеденные в общество, поэтому для того чтобы понять логику развития человечества, нам необходимо кратко рассмотреть узловые аспекты социального.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 37 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Кто нам ближе?

Россия, хоть и самобытное, но, все же, направление европейской цивилизации. У нас общие этнические корни – общая раса, общая религия – христианство, общая языковая группа, во многим общие культурные корни, в конце концов, когда мы читаем зарубежных писателей, то это практически всегда западные писатели, а не писатели Востока. И даже при всей критике западных фильмов, вряд ли кто-то из нас будет смотреть китайские. Если мы обращаемся к культурному наследию Востока, все равно Восток для нас навсегда останется экзотикой, собственно, поэтому и существует выражение «восточная экзотика» и не существует для нас экзотики западной.

Мыслители писали о том, что Россия имеет черты Востока и является некой полувосточной страной. Но, все это абстракции, не имеющие никакого отношения к реальности. Никто же всерьез не будут говорить о том, что Россия имеет общие культурные корни, например, с туркменской или вьетнамской цивилизацией. Поэтому во всех рассуждениях о некой российской азиатчине, в действительности заложена идея о российской самобытности, об отличии России от Запада, а не о принадлежности России к Востоку.

Псевдология

Шоу – это изобретение Запада, порождение стремления западного человека к театральности. В шоу превращены все стороны бытия человека: телешоу, где люди поют, телешоу где люди говорят, телешоу где отвечают на вопросы, телешоу, где в котором молятся, телешоу, где люди судятся, телешоу, где ищут клад (форд Бояр), телешоу, где якобы дерутся (реслинг), телешоу, где якобы сорятся (шоу Джерри Спрингера[1]), телешоу где, наконец, просто живут (За стеклом).

Символична этимология самого слова «личность» в западноевропейских языках, но происходит от термина «маска», т.е. образ, который принимает действующий человек (актер), представая перед другими людьми.

Театральность проявляется во всем: в выступлении президентов, которым пишут не только программные речи, но и «неожиданные» реплики на улице, предвыборных съездах партий в США, которые теперь сравнивают даже не с шоу, а с мюзиклом, в прилюдной клятве президентов, вступающих в должность. Театральность проявляется в войне, когда на боеголовку несущую смерть людям, прикрепляют кинокамеру, в научных достижениях, примером может послужить миф об американском первенстве при покорении Луны.

Как же театральность связана с рациональностью? Казалось бы, стремление к театральности должно быть связано с иррациональностью? Нет, театральность именно продолжение рациональности. Для анализа данного обстоятельства познакомимся с одной очень важной характеристикой западного аксипсихотипа – псевдологией, которая с одной стороны детерминирована психотипом (рациональностью), с другой стороны аксиотипом (материальностью).

Псевдология – низкая степень правдивости, которая проявляется в склонности к сочинению фантастических, неправдоподобных сюжетов. На Западе, несмотря на рационализм, отрыв от реальности – характерная особенность культуры. Фильмы про вампиров, инопланетян, нереальные боевики – это не нечто новое для западной культуры. Ж. Верн, А. Дюма писали в том же ключе, только в соответствии с мировосприятием эпохи, в которой они жили.

Русская культура, напротив, – сплошной соцреализм, появившийся задолго до социализма. Вся русская литература – это мучительный поиск правды, реальные герои в абсолютно реальных ситуациях. Происходит так оттого, что для русских духовная, иррациональная сфера крайне важна. Русские не могут допустить в эту сферу того, чего нет на самом деле. Уже не раз многими замечалось, что к слову философа, писателя, актера в России совсем иное отношение, нежели на Западе. Короче говоря, в России поэт больше, чем поэт. Слово писателя, скрипача, виолончелиста, физика-ядерщика в России часто имеет большее влияние, чем слово политика.

Английский ​писатель Чарльз Сноу писал: «Сталин возложил на себя обязанности Верховного Литературного Критика»[2]. Иначе и не могло быть, Сталин лишь продолжил дело всех русских царей, выполнявших эту функцию, кроме, пожалуй, последнего, отчасти по этой-то причине последним и ставшего.

На Западе совсем иное отношение к иррациональному и духовному, этой сфере не придается такого решающего влияния, как в России, и поэт там не больше чем поэт. Поэтому на Западе в сфере духовного творчества наличествует столько вымышленного. В России меньше рационального начала в реальной жизни, но гораздо больше в жизни духовной, на Западе все наоборот.

 


[1] Российский аналог – шоу «Окна».

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 230

Иррационализм

Больше всего русский человек любит ставить себя вне закона

и ругаться на то, что законы у нас не действуют

Н.А.

Рациональный и иррациональный типы восприятия действительности не соотносятся как лучшие и худшие, но это качественно разные типы восприятия действительности. Многими исследователями отмечалось, что русские недостаточно практичны и реалистичны в планировании деятельности и постановке целей, а при принятии решения преобладают интуитивные механизмы.

Мышление человека, обладающего разумом, не может быть полностью иррационально, тем не менее, сравнивая западный и русский психотип, можно говорить о большей степени иррациональности именно русского психотипа. Иррационализм, укорененный в русском психотипе, проявляется в повышении роли таких аспектов познавательная как интуиция, чувство, созерцание. По выражению Г. Кульчинского, для русского человека характерно «искание правды», но не «поиск истины[1]"

«Специалисты по соционике показывают, что в русском национальном характере преобладает эмоциональность, интуитивность, непред­сказуемость русской души, ее богатое воображение и со­зерцательность. Русский идеализм сочетал в себе опре­деленную умозрительность, возвышенный характер раз­мышлений, выразившихся в поисках правды и смысла жизни, оторвавшихся от практической обыденной жизни. Эта вера основывалась на развитом воображении, мифологичности, сказочности российского сознания»[2].

В противоположность западному менталитету мировоззренческие ориентиры русского менталитета смещены в иррациональную плоскость поэтому мы часто «выбираем сердцем»[3]. На Западе все просто и предельно рационально, так, например, американский экономист Р. Фэйер создал формулу для предсказания победы кандидата на президентских выборах в США. Ее основные элементы — рост доходов в течение шести месяцев до выборов и темп увеличения цен за два года, предшествующие выборам. С помощью этой формулы были успешно предсказаны результаты 13 из 16 президентских выборов.

Иррационализм. Русские - единственный этнос, который может голосовать за то правительство, благодаря политике которого снижается уровень жизни. Люди голосуют не потому, что им хорошо, а потому, что «не мы, так наши дети будут жить хорошо», «лишь бы не было войны», «не надо раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют», «у нас нет альтернативы» и т.д. Существует еще множество подобных абстрактных лозунгов.

«Умом Россию не понять» очень точно подметил русский поэт Фёдор Иванович Тютчев, поэтому отставание России в сфере производства (XIX в. начало XX в.) компенсировалось развитой культурой, а наша литература всегда была предметом общеевропейской гордости.

Иррационализм русского психотипа очень тесно переплетается с таким качеством национального характера как стремление к великой цели, обывательская мишура томит русского человека.

Русскому национальному характеру присущ «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощен­ность будущим, … облачение национальной идеи («русской идеи») в мес­сианские одеяния»[4].

Маниловщина, поглощенность будущим – питательная почва для деятельности политических сил, умеющих обещать. Можно просто обещать, что к такому-то году будет… И люди будут верить.

В российском психотипе, в отличие от западного, стремление к размышлению преобладает над стремлением к действию. Например, в американской культуре, которой вполне справедливо приписывают высокую степень рациональности, усилия индивидов «направлены на сбор информа­ции, релевантной принятию решения, интуитивные ас­пекты при этом исключаются. У русских есть тенденция собирать ненужную инфор­мацию, излишнюю для принятия решения. При приня­тии решения преобладают интуитивные механизмы»[5].

«Российское мышление характеризуется образностью, однако, значительные затруднения происходят при необходимости перевес­ти результат предчувствия в рациональную форму, кон­кретные решения. Созерцательность, мечтательность, вера в чудо, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональ­ностью, ее ослабленной деловой логикой обусловливает неумение русского человека планомерно и последователь­но доводить начатое дело до конца, объясняет его увлеченность фантазиями и мечтами о «коммунистическом рае» или «мгновенном рыночном процветании» [6].

В России индивидуально-личностные отношения преобладают над формальными. В России мораль всегда ставилась выше, чем механические мертвые законы, и считалось, что судить необходимо «не по закону, а по совести». На Западе закон имеет гораздо более значимое место, чем совесть. Э. Дюркгейм считал, «что чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще»[7].

«Немецкий принцип «Kampf urns Recht» (борьба за право) столь же мало сходен его духу, как и английский «struggle-for-life» (борец за существование). Наш народ менее всего юридический или политический народ, в очень сла­бой степени — социально-экономический и в высочайшей — нрав­ственный и нравственно-религиозный»[8].

Неформализованость отношений очень тесно переплетается с коллективизмом, когда нация подсознательно отожествляется с семьей. Могут ли в семье быть законы, регламентирующие поведение отдельных её членов? Только между чужими людьми могут заключаться договора, между своими никогда, разве только в шутейной форме. Чем больше индивидуализма, тем большую роль играет закон, ведь он становится единственной защитой личности от посягательств других личностей. Особенно это актуально в обществе, в котором, по образному выражению английского философа Томаса Гоббса, «человек человеку волк».

«Русская интеллигенция всегда была занята решением вопросов о добре и зле, о свободе воли, о существовании Бога или уж (на тот случай, если его все-таки нет) об уста­новлении Царства Божьего на земле. И это в отличие от Запада, веками тщательно разрабатывающего правовую основу, регулирующую отношения между государством и обществом[9].

Иррационализм связан с таким качеством психотипа как русский авось. Августовские морозы, январские оттепели и т.д. приучили русского ждать от жизни какой-то непредвиденного подвоха, несовместимого с нормальной логикой. А раз так, то можно только надеяться, не пытаясь предугадать какое-либо жизненное событие.

 


[1] Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век XX и мир. 1990. N. 9. С. 44 – 47.

[2] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000. - с.220-224.

[3] Лозунг президентской компании Ельцина 1996 года.

[4] Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1994. — № 1 — с. 25-53.

[5] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 33.

[6] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000.- с.220-224.

[7] На самом деле жесткая регламентация жизни способна вообще погубить жизнь, существует даже такой вид забастовки, когда служащие начинают детально выполнять все инструкции и это приводит к полному параличу работы.

[8] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 45.

[9] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006. – с. 74.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg