Sidebar




Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 74 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Формационный и цивилизационный подходы

Формационный и цивилизационный подходы, взять лучшее. При критике марксизма необходимо обратить внимание на одно обстоятельство. Не надо думать, что марксизм абсолютно неверная доктрина, в то время как другие концепции - верх здравомыслия. Ранее марксизм навязывался как единственно верная теория, теперь маятник качнулся в другую сторону и марксизм считают единственно неверной концепцией. И то и другое отношение в корне неправильно. Хочется особо подчеркнуть, что большинство доктрин, интерпретирующих исторический процесс в своей основе гораздо примитивнее марксистской, что, впрочем, не лишает последнюю определенных недостатков.

Оба подхода – формационный и цивилизационный – дают возможность рассмотреть исторический процесс под разными углами зрения, потому они не столько отрицают, сколько дополняют друг друга и являются разными аспектами осмысления единого исторического процесса. Не случайно, поэтому все громче звучат голоса отечественных социологов, ставящих вопрос о поиске синтеза формационного и цивилизационного подходов, о разработке единой теории, дающей целостное представление об историческом процессе.

Сильной стороной формационного подхода является представление о едином закономерном характере движения человеческой цивилизации.

Главным достоинством цивилизационного подхода является фокусирование внимания исследователя на том обстоятельстве, что историю творят не абстрактные общества, а вполне конкретные народы, каждый из которых имеет свою уникальную специфику.

Каждый народ, точнее цивилизация, создаваемая этим народом уникальна. Это положение цивилизационного подхода очевидно. Точно также, как и очевиден постулат формационного подхода о закономерном поступательном движении всей человеческой цивилизации. Вряд ли кто станет отстаивать точку зрения, согласно которой все развивается по кругу, и человечество тысячу лет назад жило также как сейчас.

Формационный и цивилизационный подходы. Соединятся эти два положения в эстафетном подходе в понимании исторического процесса. Формации выступают прежде всего как стадии развития человеческого общества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных социумов. Но это совершенно не обязательно. Смена формаций в масштабах человечества в целом может происходить и без их смены в качестве стадий развития конкретных социумов. Одни формации могут быть воплощены в одних социумах, а другие формации - в совершенно иных социумах. А это предполагает передачу исторической эстафеты от одних социальных систем к другим системам. Таким образом, именно эстафетный подход объединяет все лучшие из того, что есть в формационном и цивилизационном подходах.

Несмотря на то, что данный подход имеет довольно долгую историю развития, обычно его всестороннее обоснование связывают с именем немецкого философа Георга Гегеля. Действительно именно этот мыслитель внес огромный вклад в разработку эстафетного подхода. По Гегелю первой цивилизаций стал Восток, от него эстафету приняла Греция, затем Рим, впоследствии лидером стал Запад. Историческая эстафета по Гегелю заключалась в распространении свободы.

«Восточные народы знали только, что один свободен, а греческий и римский мир знал, что некоторые свободны, мы же знаем, что свободны все люди в себе, то есть человек свободен как человек»[1].

Гегель называет восточный мир — детством истории, греческий мир — юностью, римский мир — возрастом возмужания и, наконец, германский мир соотносит с человеческим возрастом старения.

В целом концепция Гегеля выглядит убедительно, верно определены элитарные цивилизации, очень важным, как мы увидим далее, является соотнесение развития человечества со стадиями развития человека: детство, юность, зрелость. Но действительно ли историческая эстафета заключалась только в распространении свободы? Не переносит ли неоправданно Гегель характерное для представителя западной цивилизации восприятие действительности на ход исторического процесса всего человечества?

 


[1] Цит. по: Рассел. Б. История западной философии. Кн. 3. – М., 2007.- с. 253.

Осевые аксиотипы

Как мы уже выяснили, существует четыре типа мировоззрений (рис. 2), т.е. четыре аксиотипа, которые условно можно именовать: философ, миссионер, ростовщик, гусар.

Аксиотип[1] — характеристика личности в аспекте отражения в мировоззрении основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности и коллективизма. Аксиотипическая плоскость (ценностный крест) – двухмерная координатная плоскость, ось абсцисс которой отражает степень значимости для личности коллективистских ценностей, а ось ординат – духовных (рис. 3).

В чистом виде аксиотип – явление гипотетическое, тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров, в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Изначальными аксиотипами являются два: герой и торговец. В основе аксиотипа героя лежит духовность, в основе аксиотипа торговца – материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа – «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как Геракл.

Аксиотип «философ». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы духовных ценностей. В мировоззрении философа доминантной является одна из двух ценностных ориентаций:

Творчество. Категория «творчество» наиболее наглядно раскрывается через понятие «самоактуализация» - изна­чально присущая человеку, врожденная тен­денция к раскрытию собственного внутреннего «Я». В радикальном случае выражается в непрерывном разворачивании своего неограниченного творческого потенциала в самых разных сферах жизнедеятельности и тенденции максимизировать таланты и да­рования.

Религиозность. Религиозность – ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление поклонению, получению поддержки от Высшего смысла, Абсолютной правды.

Преобладание стремления к творческой самоактуализации, прежде всего, эстетической и интеллектуальной присуще творческой интеллигенции, ученых.

Преобладание стремления к религиозности характерно для монахов, послушников, отшельников, затворников членов религиозных сект. Они не проповедуют свои идеи, но служат им, этим они отличаются от аксиотипа «миссионер».

Аксиотип «миссионер». Преобладание в мировоззрении коллективной формы духовных ценностей. Основной ценностной ориентацией является альтруизм.

Поскольку аксиотип «миссионер» есть коллективная форма аксиотипа «философ», то у «миссионера» также может быть присутствовать религиозность, но все же доминирующей ценностной ориентацией является альтруизм.

Аксиотип «миссионер» встречается довольно редко, можно сказать они вообще исключение из правил, но, в тоже время, этот аксиотип нередко играет решающую роль в процессе развития общества.

Главное для этого аксиотипа – установление социальной справедливости, торжество порядочности и гуманности, духовное возвышение окружающих.

Конечно, «миссионер» – это не только распространитель религиозных преимущественно христианских ценностей. Более того, являясь проповедником другой религии, он может быть противником и борцом с христианской религией. Вообще, деятельность миссионеров необязательно связна с религией, а с некой миссией, которая понимается очень широко: борьба против оккупантов, угнетающего слоя общества и т.д.

Аксиотип «ростовщик». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы материальных ценностей. В мировоззрении «ростовщика» доминантной является одна из двух ценностей: удовольствие и независимость, которые в современных условиях сводятся к стремлению к максимизации денежного дохода. Чаще всего в этом случае мы говорим о гедонизме.

Высокий рейтинг материальных ценностей, отраженный в мировоззрении человека являются мощным двигате­лем материального и технического прогресса, потому что подобная ориентированность проявля­ются в стремлении к жилищным удобствам, к созданию бытовой, аудио-видеотехники, машин и механизмов, облегчающих труд человека и по­вышающих безопасность жизни, обеспечивающих комфорт. Обществу нужны «ростовщики». Данный тип незаменим на коммерческом поприще.

Аксиотип «гусар». Преобладание в мировоззрении коллективной формы материальных ценностей. Основной ценностью является статус, а основной ценностной ориентацией карьеризм.

Поскольку аксиотип «гусар» есть коллективная форма аксиотипа ростовщик, то у «гусара» также может быть присутствовать стремление к наслаждению, комфорту.

«Гусары» тщеславны, любят окружать себя льстецами. У них запредельно высокая мотивация одобрением — для них крайне важно, что скажут окружающие. Поэтому они очень в их среде очень важны «знаки»: дорогие часы, галстук, телефон, костюм, престижный автомобиль, лучше с «мигалкой».

Главное для них власть и чувство сопричастности, лучше с большим коллективом, ради этого они могут терпеть определенные, но не очень значительные, ущемления в физиологических удовольствиях и комфорте.

Не надо думать, что «гусары» – это сплошь вампиры, вытягивающие из подчиненных моральные и материальные ресурсы. На некоторых должностях они бесценны. Из них часто получаются хорошие управленцы, особенно в тех видах деятельности, где нужна железная дисциплина и подчинение, например, в армии. А за лишний «знак» в виде звездочки на погонах, они готовы терпеть относительные материальные лишения и неудобства. Они умеют превратить коллектив в отлаженную машину, не дающую сбоев, что особенно необходимо во время решения грандиозных задач в переломные для жизни общества периоды. Вообще под грамотным началом эти люди могут очень хорошо работать. А если перед ними маячит перспектива повышения властного статуса, то они способны работать много и упорно.

Однако, пребывая на высших постах в государстве, они могут причинить ему серьезный вред. Такие люди легко теряют голову, «гусар» может превратиться в волюнтариста, начать ненужные реформы только для ощущения собственной значимости от управления серьезными процессами и большим количеством людей.

 


[1] от (греч. axia — ценность). Учение о природе ценностей именуется аксиология.

Идеи консерватизма

Хранить свое прошлое является долгом каждого народа

К. Леви-Стросс

Актуален ли консерватизм? Нужен новый путь развития, не нужно идти назад, нужно идти вперед, но идти по новому пути. Никакого возврата назад, никакого консерватизма, нужно идти вперед, к новым победам.

Идеи консерватизма. Если человек сбежал из плена и попал и попал в яму, из которой не браться, ему грозит голодная смерть. Но это не значит, что лучший для него вариант – это плен, лучший для него вариант - обойти яму и пойти другим путем. Общество сильно изменилось в XIX-XX веках. Старые идеалы стали неадекватны этому новому обществу, и были низвергнуты, а новые не появились, и сегодня мы живем в мире, лишенном идеалов. Миру нужны новые идеалы, соответствующие новому этапу развития человечества. Необходимы новые ценности, новые ориентиры, новые принципы построения государства, экономики, религии и т.д.

«Мы живем в один из тех исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен изменится мир»[1].

Западные ценности главенствуют в мире, потому что четко не сформулированы ценности альтернативные.

«Триумф Запада, западной идеи очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив… То, чему мы, вероятно, свидетели, — не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления»[2].

 


[1] Лебон Г. Психология народов и масс. – М., 1995. - с.36.

[2] Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. Антология. - М., 1995. - с. 290-291.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg