Sidebar

Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Массовые репрессии

В антисоветской пропаганде особая ставка делается на раздувание мифа о массовых репрессиях в период правления Сталина.

Сначала о массовости. Антисоветская пропаганда утверждает, что было расстреляно 10 миллионов, сидело 30. Кто-то говорит о том, что расстреляно 20, а сидело 30 или даже 50 миллионов. Уже сам разброс цифр показывает, что они подкреплены не историческими данными, а лишь воображением. В принципе, каждый может придумать свою цифру, например, 60 миллионов и смело ее озвучивать. Чем цифра выше, тем более благосклонно она будет воспринята сообществом фальсификаторов истории.

Перейдем от вымыслов к фактам. В ходе подготовке доклада, дискредитирующего Сталина после его смерти, Хрущевым был сделан запрос об осужденных за время правления Сталина. Закрытая справка была предоставлена Генеральным прокурором СССР Руденко. Согласно ей, с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами было осуждено 3 777 380 человек, в том числе, к высшей мере наказания — 642 980 человек.

Массовые репрессии. При этом надо учитывать, что 1921 г. шла еще гражданская война, потом было сопротивление басмачества, банды на Украине, иностранные диверсанты и агенты и т.д.

Интересно, что, рассуждая о миллионах репрессированных, реабилитировали на порядок меньше. Это естественно. Рассуждать о миллионах, репрессированных можно, рассуждать вообще можно, о чем угодно, но реабилитировать миллионы нельзя, потому что их просто нет. Поясним, о чем идет речь.

В 2006 г. закончилась работа органов прокуратуры по проверке уголовных дел в отношении жертв политических репрессий. За почти 15 лет работы реабилитировано 775 тысяч[1]. Идеологический заказ к прокуратуре понятен, поэтому можно предположить, что работа велась крайне пристрастно – реабилитировались даже явные преступники. Причем реабилитированные – это необязательно расстрелянные, а все, по мнению прокуратуры, репрессированные. Но и эта цифра также нуждается в детальной проверке. Например, в России официально относят к репрессированным детей репрессированных, т. к. они тоже пострадали от репрессий. Итак, 775 тысяч – официальная цифра, поэтому все разговоры о миллионах репрессированных - плод воспаленного антисоветского воображения.

Интересна и другая цифра, всего в отношении реабилитации рассматривался 1 млн. 240 тыс. дел. Пресловутые миллионы осужденных отсутствуют опять. Но интересно даже другое. Если реабилитировали лишь 775 тыс., значит 465 тыс. отказались признать репрессированными незаконно. Получается, что даже современные историки вынуждены признать, что 465 тыс., т.е. почти 40 % от общего числа были осуждены за контрреволюционные преступления вполне законно. Значит, дела возникали не на пустом месте, как нас нередко пытаются убедить.

Теперь о «репрессиях». Слово «репрессированный» подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли наказаны невинные? Были. К сожалению, любая судебная система допускает ошибки. Однако количество ошибочно осужденных 20-50х годов сегодня завышается в миллионы раз.

«Страдали ли в те лихие годы невиновные? Конечно, страдали, как страдают и сейчас. В благополучной Америке, например, «ошибка правосудия» составляет около 5 % осуждённых. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судьей. Это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек, а сколько их будет за 30 лет?»[2].

Например, в 2006 г. на свободу вышел американец, проведший в тюрьме 24 года за преступления, которых не совершал. Только результаты ДНК теста подтвердили невиновность человека, осужденного на 130 лет. До этого на свободу вышел человек, проведший в тюрьме по ошибке 22 года. За 15 лет проведение подобных анализов ДНК позволило оправдать более 170 человек[3]. Речь идет, прежде всего, об изнасиловании, преступлении, в котором возможно проведение подобного теста. И это в случае, если в результате остался материал для ДНК теста, а если его нет? А сколько преступлений, где такой тест провести нельзя, ведь изнасилования в общей массе преступлений составляют лишь около 10 %. Причем, проверка не поставлена на поток, проверяются единичные случаи. Так сколько незаконно репрессированных в США десятки лет проводят в тюрьме? Даже по мнению американских экспертов, за последние 15 лет репрессировано было около 30 тыс. американцев[4].

«Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют мифы о десятках миллионах репрессированных, заключается в том, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности Советской власти. А если посмотреть на реальные, а не выдуманные цифры, то сразу встает вопрос — «Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон». А как обстоят дела в других странах, может быть там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключённых — 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. — свыше 190 миллионов, количество заключённых 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного»[5].

Казалось бы, Сталин сделал все для того, чтобы у потомков не возникло и тени сомнения в виновности осужденных. Процессы были открыты, факты были на лицо, подсудимые полностью признали вину и раскаялись в содеянном. Что еще нужно? На процессах присутствовали иностранные журналисты и дипломаты. Например, процесс Зиновьева-Каменева. Свою глубокую убеждённость в том, что обвиняемые признавались добровольно, доказательства подлинные и заговор действительно был, высказал присутствовавший в зале суда посол США, кстати, бывший судья и ярый противник коммунизма.

Троцкий из-за рубежа открыто финансировал троцкистское подполье, писал воззвания и скрытые инструкции, открыто призывал к свержению действующего правительства. Это все документировано и известно всем. Вообще представить мирно сопротивлявшеюся оппозиция, состоящую из профессиональных революционеров ленинской гвардии довольно трудно. Как трудно представить и то, что старый дореволюционный мир безропотно покорился новой власти.

«На тему о сталинских репрессиях сложилась огром­ная литература. На мой взгляд, она почти на сто процентов есть фальсификация реальной истории. …Вопрос о репрессиях имеет принципиальное значение для понимания как истории формирования русского коммунизма, так и его сущности как социального строя.

Была мировая война. Рухнула царская империя, причем — коммунисты в этом были меньше всего по­винны. Произошла революция. В стране дезорганизация, разруха, голод, расцвет преступности. Новая революция, на сей раз — со­циалистическая. Гражданская война. Интервенция. Восстания. Никакая власть не смогла бы установить элементарный обще­ственный порядок без массовых репрессий…. Сталинские репрессии приняли политическую форму в силу конкретных исторических условий — борьба против сил контрре­волюции, саботажа, вредительства и т. п. Наивно думать, будто ничего подобного не было, будто старый мир покорно подчинил­ся новому режиму. Он сопротивлялся, и это было естественно»[6].

И еще. Наивно думать, что был хороший царь, полная демократия, пришли большевики и как начали всех политических оппонентов сажать, в особенности творческую интеллигенцию. Вспомним XIX век. Пушкин сослан, Чернышевский – семь лет каторги, ссылка, Достоевский – смертный приговор, в последний момент заменен на каторгу. Герцен, Огарев, Белинский – ссылки, аресты, преследования. Толстой отлучен от церкви и власти, только мировая известность спасла его от ареста.

1877 г. - известный процесс 193. Множество известных обвиняемых. Среди подсудимых было 38 женщин. Число арестованных по делу 193-х превышало четыре тысячи. 3 умирают во время процесса, 28 осуждены на каторгу. Множество сослано.

Царский режим казнил, убивал, ссылал, расстреливал мирные демонстрации, со страшной жестокостью подавлял крестьянские восстания. Десятки тысяч погибших, и виновных только в том, что они умирали с голоду.

Массовые репрессии. Нельзя судить об исторических фактах вне исторического контекста. Такой подход характерен или для дилетанта или для фальсификатора. Сегодня кажется неоправданным жестоко сажать людей за негативные высказывания о власти. Но давайте перенесемся в ту эпоху. Что сделали бы с человеком, публично хулившим официальную власть в других странах, например, в нацистской Германии или Италии? В этих странах была диктатура, поэтому возьмем цитадель демократии — США.

16 мая 1918 г. Конгресс США принял поправку к «Акту о шпионаже», согласно кото­рому тем, кто «высказывается устно или письменно в не­лояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединенных Штатов, или в отношении вооруженных сил» грозило до 20 лет тюремного заключения[7].

При Сталине всем, кто выступал против государства и народа, неоднократно предоставляли возможность одуматься, и не только Зиновьеву или Каменеву, были прощены тысячи членов украинских, прибалтийских банд, с оружием в руках, на деньги Запада воевавших против нашей Родины. Почему тысячи бывших эсэсовцев сегодня маршируют по улицам Киева, Талина, Риги? Потому что их тогда простили. Такой вот коммунистический гуманизм.

Особая гуманность была проявлена к переселенным народам. Оставим в стороне эмоциональную сторону вопроса и обратимся к фактам и расчетам американского историка Г. Ферра[8].

В 1939 г. численность крымских татар составила 218 000 человек. Что означает: около 22 000, или 10 % населения, со­ставляли мужчины призывного возраста. В 1941 г. 20 000 крымских призывников дезертировали из Вооруженных сил СССР; к 1944 г. те же 20 000 крымско-татарских ополченцев пере­шли на сторону нацистской Германии и с оружием в руках бо­ролись против Красной Армии.

Итак, сотрудничество с гитлеровцами было поистине массовым. Но тут мы приходим к одному из трудных вопро­сов: как в данном случае должна была поступать Советская власть?

Можно было расстрелять 20 000 дезертиров. А можно было всех мужчин призывного, т.е. детородного, возраста при­говорить к тюремному заключению. Но и то, и другое факти­чески означало бы уничтожение крымско-татарского народа. Вместо этого Советское правительство решило выслать в Среднюю Азию целиком весь народ, что и было осуществлено в 1944 году. Им дали землю и на несколько лет освободили от уплаты налогов. Крымско-татарский народ был сохранен.

Оценивая сталинскую эпоху, А. Зиновьев очень метко подытоживает и отвечает на вопрос, почему сталинский период развития России вызывает столь много критики:

«Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жестокостью и репрессиями, сколько потому, что была порази­тельно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком бу­дущем наверняка в жестокости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жесто­кости как на неизбежные в интересах выживания страны»[9].

 


[1] В России завершена проверка дел жертв политических репрессий. РИА НОВОСТИ 30.10.2006

[2] Так были ли репрессии? Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[3] В США доказана невиновность человека, проведшего в тюрьме 24 года. РИА НОВОСТИ 24.01.2006

[4] В американских тюрьмах сидят тысячи невинных людей, считают эксперты. Day. Az 20.04.2004

[5] Репрессии: Виновные и невиновные Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[6] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 62-63.

[7] Кара-Мурза С. Г. Антимиф. – М., 2004. – с. 310.

[8] Ферр Г. Антисталинская подлость. – М., 2008. – с. 108-109.

[9] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 71.

§ 2. Западный психотип

Для русских все люди делятся на хороших и плохих.

Для американцев все люди делятся на американцев и террористов

Н.А.

Как мы помним, психотип характеризует, во-первых, особенности интеллектуальной деятельности, во-вторых, психической активности индивида, фундаментном которой является темперамент. Сначала мы будем анализировать специфику интеллектуальной деятельности, а затем особенности психической активности.

Духовно-нравственный кризис

Мужество, принципиальность, патриотизм, дружба, честность, вера в идеалы, любовь, заинтересованность в общественных делах постепенно уступают дорогу серости, серости во всем. Как отмечал отечественный исследователь А. Г. Здравомыслов, сегодня стремятся

«максимально вытравлять из массового сознания представление о героическом, «идеальном», возвышающем человека над рутиной повседневностью, тем самым закрепить в человеке обывателя, который заботится только о собственном доме, имуществе, клочке земли, автомобиле, удобствах сервиса и т.д.»[1].

И это не только слова. Согласно данным опроса ВЦИОМ. Россию постиг небывалый, беспрецедентный нравственный провал. Еще более жесткими и даже в чем-то самоуничижительными выглядят оценки, даваемые россиянами изменениям, произошедшим в людях и в их взаимоотношениях за годы реформ. Отвечая на вопрос: 'Как, на ваш взгляд, изменились люди и отношения между ними за последние 10 — 15 лет?', респонденты фиксируют обвал традиционно присущих россиянам качеств — доброжелательности, душевности, искренности, бескорыстия. И при этом отмечается заметное усиление, например, проявлений агрессивности, рост цинизма (табл. 1).[2]

Таблица № 1 Динамика нравственности в России

 Качества людей Усилились Ослабились Остались на том же уровне
 Цинизм 57 13 19
 Агрессивность 51 21 18
 Образованность 37 36 23
 Активность, целеустремленность 30 43 21
 Способность к сотрудничеству 25 38 26
 Трудолюбие 25 45 25
 Бескорыстие 13 59 19
 Патриотизм 12 65 17
 Верность товарищам 12 52 30
Душевность 11 62 23
Доброжелательность 11 63 23
 Взаимное доверие 10 65 21
 Искренность 8 67 21
 Честность 6 66 23

 

Один американский писатель, анализируя суть морали в середине прошлого века, справедливо заметил:

«Представьте себе страну, где восхищаются людьми, которые убегают с поля битвы, или где человек гордится тем, что обманул всех, кто проявил к нему неподдельную доброту. Вы с таким же успехом можете представить себе страну, где дважды два будет пять»[3].

Но так было раньше. Согласно опросам, проведенным в Европе, около половины опрошенных молодых (в возрасте 20–35 лет) мужчин-западноевропейцев ответили отрицательно на вопрос, согласились ли бы они сражаться за свою Родину[4]. Можно только представить, сколько реально будет сражаться, если 50 % мужчин открыто декларируют нежелание защищать Родину.

В России, некогда славившейся своим воинским мужеством, где существовал обычай не выходить замуж за того, кто не служил в армии, сегодня армия удел недотеп, не сумевших «откосить». Когда-то мужчины добровольцами шли на войну — сегодня они боятся идти в армию.

Что касается обмана, то мы уже говорили, что он вплетен в ткань существующей цивилизации денег, собственно эта цивилизация и начала расцветать с обмана индейцев. Что касается гордости обманщиками собой, то общество давно миновало эту ступень. Сегодня само общество не только восхищается ими, оно только ими и восхищается. Так сколько будет дважды два в современном обществе?

Естественно, нравственный декаданс связан с прогрессирующим безверием, ведь вера - яркий, но лишь один из компонентов нравственности. Речь идет не религиозной вере, а о вере вообще, сегодня эра безверья, но наиболее явственно это проявляется в угасании истиной религиозности.

 


[1] Проблемы мира и социализма. №11, 1980. - с. 79.

[2] Деградация нравов или вербализация страхов? В. Петухов // Политический класс, 01.09.2005.

[3] Стейплз Л. Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты. – М., 1992. - с. 4.

[4] Stoetzel. J. Op. cit. P. 57, 65.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg