Sidebar

Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Рационализм

Рационализм – одна из наиболее ярких и часто упоминаемых характеристик западного психотипа. В чем же ее суть? Рационализм – ориентация и стилистика мышления, со свойственными ей установками на разумность и естественную упорядоченность мира, наличие в нем внутренней логики, а также убежденность в способностях разума постичь этот мир и устроить его на разумных началах. Наиболее емкая формула рационализма сконцентрирована в знаменитом положении Гегеля: «все действительное разумно, все разумное действительно».

Именно благодаря своему рационализму европейская цивилизации сделала прорыв в науке, необходимой предпосылки дальнейшего буржуазного развития. По образному выражению Маркса «мельница создала феодализм, а паровая машина — капитализм».

Однако рационализм европейца стал основой его успеха не только в науке. Парадоксально, но рациональность позволяет западному человеку становится лидером в сфере иррационального и духовного. Например, несмотря на всю талантливость западноевропейца, мировые религии зародились на Востоке, а на не Западе. Но Запад стал штаб-квартирой самой большой мировой религии – христианства, именно на Западе были построены тысячи храмов, изданы миллионными тиражами Библия, построены четкие церковные иерархии. Все это послужило примером для стран Востока, где, собственно, религия и зародилась.

«Музыкальный слух у других народов был, пожалуй, тоньше, чем у современных народов Запада, и, уж во всяком случае, не менее тонким. Полифония различных типов была широко распространена во всем мире, сочетание ряда инструментов, ведение мелодической линии мы находим повсюду. Однако рациональная гармоническая музыка — как контрапункт, так и аккордово-гармоническая фактура,— оформление звукового материала на основе трех главных трезвучий и гармонической терции, наш хроматизм и энгармонизм, которые со времен Возрождения получили свое гармоническое рациональное обоснование, наш оркестр с его струнным квартетом в качестве главного стержня и с организацией группы духовых инструментов, генерал-бас, наше нотное письмо, введение которого и сделало, собственно говоря, возможным композицию и заучивание современных музыкальных произведений, то есть вообще их существование во времени, сонаты, симфонии, оперы и необходимые для их исполнения инструменты: орган, фортепиано, скрипка — все это существовало только на Западе.

Стрельчатая арка как декоративный элемент была известна многим народам Азии и античного мира; небезызвестен был, вероятно, на Востоке и стрельчатый крестовый свод. Однако рациональное использование готического свода как средства распределения тяжести и перекрытия любых пространственных форм — прежде всего в качестве конструктивного принципа монументальных строений, — как основы стиля, включающего в себя в виде декоративного элемента скульптуру и живопись и созданного в средние века, не встречается нигде, кроме Запада. Не известны вне Запада и решение проблемы купола, и тот вид «классической» рационализации искусства в целом — в живописи посредством рационального использования линейной и воздушной перспективы,— который был создан у нас Возрождением»[1].

Атрибутом рационализма западного человека является склонность к категориальному мышлению. Западный человек - создатель категорий, классификаций и стандартов, вплоть до стандарта красоты (так называемый голливудский стандарт).

На Западе всему дают свое наименование, не забывая при этом и запатентовать. Например, важнейшим изобретением эпохи промышленного производства стало изобретение парового двигателя, запатентованного в 1782 г. англичанином Дж. Уаттом. Однако еще в 1763 году подобный двигатель был изобретен русским ученым Ползуновым Иваном Ивановичем (1728–1766). Но изобретение не было запатентовано, т.к. Берг-коллегия не оценила достоинств двигателя. В результате Уатта знают все, а Ползунова никто.

Благодаря категориальному мышлению на Западе возникли тысячи направлений в науке, философии, искусстве. В России талантливый ученый - не обязательно научная школа. На Западе все иначе, это не только научная школа, но и премии, мировая известность, короче говоря «Имя». На Западе все новое институализируется и обретает четкие контуры.

Западный человек всегда старается любому явлению дать красочное запоминающиеся наименование. План «Барбаросса», танк «Тигр», «Пантера». И совсем по-другому у русских: танк Т-34, Курская битва, Берлинская операция. Эта отличительная черта западного аксипсихотипа, всему дается красочное название: оранжевый уровень опасности, революция роз, экономическое чудо и т.д. В определенной степени это демаскирует подлинных создателей некоторых процессов, если речь идет о «революции роз», то становится понятно, кто за ней стоит.

При выполнении работы человек, в зависимости от своего психотипа, может быть нацелен или на процесс, или на результат. Чем больше рационализма, тем больше преобладает нацеленность на результат. Западный человек намечает конкретную цель и достигает ее. Его больше всего интересует результат, а не процесс. Западный человек не любит лишние рассуждения, поэтому часто работает результативно, но поверхностно относясь к работе. Однако поверхностно не значит халтурно, наоборот западный человек стремится к добросовестной работе, просто его не интересует углубление в суть процесса. Сравните западное: «Не откладывай на завтра, то, что можно сделать сегодня», с русским: «Утро вечера мудренее».

Именно благодаря нацеленности на результат, практицизму западного человека, изобретения, возникшие на Востоке, стали мощным двигателем западного, а затем и общечеловеческого прогресса. Хотя в Китае изобрели порох, бумагу, книгопечатание, компас, все эти изобретения не давали мощный толчок развития китайской цивилизации. Первые опыты книгопечатания были предприняты в 1041-48 гг. китайцем Би Шэном. Лишь спустя 400 лет книгопечатание возникает в Европе (И. Гутенберг), но именно европейское книгопечатание сыграло огромную роль в социально-политической и историко-культурной жизни человечества. Маркс считал книгопечатание одной из необходимых предпосылок буржуазного развития[2]. Возникновение книгопечатания содействовало становлению и дальнейшему развитию литератур на национальных языках, унификации орфографии и графических форм письма, что, в свою очередь, способствовало развитию образования. С появлением книгопечатания печать стала мощнейшим средством распространения и сохранения идей и знаний.

 


[1] Вебер М. Протестантская этика. – М., 2000. – с. 6.

[2] Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 30, - с. 262.

Древнегреческий миф

Древнегреческий миф о демократии. Обман прочно вплетен в ткань капиталистической системы, мы об этом уже говорили. Но особенно явственно обман и лицемерие проявляется в сфере политики как внутренней, так и внешней. Обман обусловлен институтом так называемых «свободных выборов» – краеугольного камня демократии.

Собственно, демократия как власть народа зародилась как обман и продолжала обманом оставаться на протяжении всего своего существования. Первой демократией традиционно считают афинскую. Наверное, данная демократия была не первой, но уж точно самой известной. Наличие термина «рабовладельческая» в определении «рабовладельческой афинской демократии» уже наводит на некоторые размышления.

Женщины — половина народа — в управлении не участвовали, рабы и иностранцы, естественно, тоже. Из всего населения античных Афин — 400 тыс. человек — правом голоса могло бы обладать лишь 30 тыс., т.е. 7,5 %. В действительности существовали еще и различные избирательные цензы, короче говоря, реально участвовать в демократическом процессе могли бы не более 5 %. Это вынуждены признать и сами сторонники демократии:

«…республики — редкие исключения. Более того, все они были весьма далеки от нынешних демократий с их принципом «один человек — один голос». Для всех этих случаев было характерно господство элит. Так, в античных Афинах избирательное право (как пассивное, так и активное) имело не более 5 % населения города»[1].

Итак, 5 % населения могли бы пользоваться правом голоса. А сколько реально участвовало в управлении? 2,5 %? 1 %?

Сегодня в понятие «демократия» вкладывают несколько иное содержание, чем вкладывали в него древние греки. Теоретически народ может принимать участие в управлении, но это участие может быть только двух типов. В первом случае власть имущие управляют народом в своих интересах, во втором - народ управляет власть имущими в своих интересах. Последний тип правления именовался в Древней Греции охлократией (от греч. толпа). Аристотель презрительно называл охлократию господством черни, формой правления, основанной на меняющихся прихотях толпы, постоянно попадающей под влияние демагогов. А вот когда власть имущие управляют народом в своих интересах, это есть подлинная демократия.

Нынешняя демократия в вопросах управления обществом мало отличается от афинской, с той только разницей, что тех, кто действительно руководит, сегодня значительно меньше, а людей, думающих, что они что-то решают, значительно больше. По данным американских ученых А. Алмонда и С. Вербы, в США только 1 % населения может в какой-то мере воздействовать на решения, принимаемые руководством страны, через членство в партиях, и 4 % — через участие в других организациях, включая профсоюзы[2].

Но если демократии не существует, тогда что ее заменяет? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Как мы помним, существует три основных типа властной селекции: родократия, капиталократия и политократия. Именно эти типы властной селекции реальны, а демократия лишь миф, служащий эффективным средством управления социальными процессами.

В Древней Греции существовала родократия в форме кланократии. Н и один правитель афинской демократии не был родом из простого народа – демоса, все правители, включая Перикла, были представителями знати, использующие народные движения в своих целях.

В социалистических странах вместо народной демократии существовала политократия в форме партократии. Несмотря на всеобщее, тайное голосование, и наличие нескольких партий, участвовавших в избирательном процессе, реально власть принадлежала лишь одной коммунистической партии.

В капиталистических странах существует капиталократия. Всенародные выборы не только не ослабляют власть нынешнего капиталистического господствующего класса, но, наоборот, укрепляют ее, так как любые выборы требуют денег, вследствие чего любой политик должен или сам быть представителем господствующего класса, или брать деньги у его представителей, тем самым подпадая под полный контроль своих финансистов.

Древнегреческий миф о демократии. Кстати, именно поэтому победить коррупцию в рамках капиталократии невозможно. Выборы требуют денег. Естественно, деньги «народные избранники» берутся в долг у определенных бизнес-структур. Деньги никто просто так давать не будет, даются деньги только в расчете на различные преференции, т.е. так или иначе деньги надо отдавать. Естественно, с зарплаты мэра их не отдашь. К сведению, официальная зарплата мэра крупного города, центра региона, например, Иванова в 2006 году составляла менее 1000 долл., что сопоставимо с зарплатой мелкого менеджера в московской фирме. Значит, остается один единственно возможный выход, и догадаться, о чем идет речь, не трудно. Другими словами, даже если ты кристально честный человек, ты не можешь поступить по-другому, ты просто должен красть, чтобы отдать долг. Ты, конечно, можешь не брать в долг, но тогда никогда не победишь на выборах. Получается замкнутый круг — политик просто обязан красть.

Таким образом, демократия - это реальная власть капитала, скрываемая за декорациями всеобщих выборов, приводящая на политических олимп политиков-коррупционеров.

И, наконец, последний аспект иллюзорности демократии, в котором проявляется вся суть ее лицемерия. Механизм манипуляции общественным сознанием был детально разработан и отполирован в течение двух столетий не одной тысячей профессиональных психологов, социологов, историков, философов, культурологов — и превратился в важный инструмент манипуляции сознанием и психологической войны. В основе этого манипулирования лежит пиар[3].

Пиар в обыденном сознании синоним обмана, и это мнение недалеко от истины. Демократический процесс построен на каждодневном изощренном обмане электората, который достигает своего пика в период избирательных кампаний.

 


[1] Hans-Hermann Hoppe. Natural Elites, Intellectuals, and the State. Ludwig von Mises Institute, 1995.

[2] Ашин Г. К. Курс элитологии. М., 1999. С. 167.

[3] Пиар — сокращение английских слов public relations (p + r), которые в дословном переводе означают «общественные связи» или «связи с общественностью», как термин был введен третьим президентом США Т. Джефферсоном, создателем Декларации независимости США.

Духовность - не ограничение

Из краткого анализа сути духовности может создаться ошибочное впечатление, что духовность – это сплошные запреты. Это не так.

Конечно, автомобиль сужает возможность человека ходить, но это не значит, что автомобиль сужает возможность передвижения человека. Взамен определенного сужения возможности передвигаться автомобиль предоставляет человеку громадные возможности в процессе передвижения. Аналогично этому духовность, несмотря на определенные ограничения, становится фундаментом для раскрытия безмерного потенциала человека и его подлинной свободы.

Поэтому более правильно говорить не об ограничении со стороны духовности, не о нравственных запретах, а о различной иерархии ценностных ориентаций, которые присущи разным людям.

Человек ничего просто так в течение тысячелетий делать не будет. Причем нравственные нормы в наиболее общем плане были едины у абсолютно разных народов. Зачем же человек так упорно ограничивал свою биологическую природу? Какие преимущества дает наличие духовности? Какова функциональная роль духовности в жизнедеятельности человека?

Вообще постановка вопроса «Зачем нужна духовность?» в определенной степени лишена смысла. Зачем страусы бегают, орлы летают и пингвины плавают? Эти птицы так «устроены», они не могут по-другому. Духовность — видоспецифический признак человека. Человек не может жить по-другому. Если он будет жить по-другому, это будет уже не человек. Одной из первых заповедей для человека была «Не убий человека в себе!».

«Духовность человека — это не просто его характеристика, а конституирующая особенность: духовное не просто присуще человеку, наряду с телесным и психическим, которые свойственны и животным. Духовное — это то, что отличает человека, что присуще только ему, и ему одному»[1].

Именно благодаря духовности человекообразное животное стало человеком. Не было бы духовности — не было бы и человека. Духовность также являлась мощнейшим фактором развития человека и на последующих этапах.

«Духовность — важнейший фактор развития цивилизации, открытия новых норм общественной жизни, соответствующих изменившимся условиям существования»[2].

Значение духовности заключается в том, что она не позволяет развиваться губительным процессам, о которых мы говорили в предыдущей главе.

Во-первых, аскетическая составляющая духовного императива оберегает человека от разрастания пороков, которые в массе своей детерминированы животной страстью к наслаждению. Примат духовности становится непреодолимой преградой для деятельности извращенцев всех мастей.

Во-вторых, альтруистическая составляющая духовности скрепляет семью, первичную ячейку общества и скрепляет само общество вокруг национальных идеалов.

В-третьих, альтруистическая составляющая духовности ориентирует человека на поиск и установление справедливости в обществе, что становится преградой для разрастания хищнических инстинктов некоторых индивидов.

В-четвертых, также путать религиозный аскетизм, который действительно часто приобретает радикальные формы самоотречения, с творческим аскетизмом. Духовность ориентирует человека на творчество, самоактуализацию вместо страстей карьеризма. Самоактуализация — это стремление к раскрытию своего неограниченного творческого потенциала. Все остальное вторично, в том числе и карьера. Гения волнует, конечно, признание, но лишь во вторую очередь. Конъюнктура для него неприемлема. Карьерист между положением в обществе, деньгами с одной стороны, и творчеством с другой, не раздумывая выбирает первое, человек с высокой духовностью, не раздумывая, – второе. Карьерист пытается подстроиться под конъюнктуру, самоактуализирующаяся личность, напротив, пытается конъюнктуру подстроить под себя. Ориентация на самоактуализацию позволяет духовно наполненным личностям соз­давать высокохудожественную музыку, картины, скульптуры и т.д.

В-пятых, религиозная составляющая наделяет человека силой веры, прежде всего, рели­гиозной. Первой ступенью самоактуализации является вокатизация — поиск смысла своего бытия. Духовность наполняет жизнь смыслом.

Существует еще множество важных функций духовности. Но если кратко духовность делает человека человеком, в этом ее основное назначение.

 


[1] Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

[2] Головин С. Ю. Словарь практического психолога. Мн., 1998. [Духовность].

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg