Sidebar

Цивилизационный подход, имеющий сегодня большую популярность в западной исторической науке, начал складываться еще в античности, однако свое наиболее полное развитие он получил лишь в XIX в. В российской науке его сторонниками были Данилевский, Гумилев, в зарубежной науке наиболее яркими приверженцами этой методологии являются Тойнби, Шпенглер, Сорокин и др.

Основной структурной единицей процесса развития общества, с точки зрения данного подхода, является цивилизация. Цивилизация понимается как общественная система, связанная едиными культурными ценностями (религией, культурой, экономической, политической и социальной организацией и т.д.), которые согласованы друг с другом и тесно взаимосвязаны.

Согласно цивилизационному подходу социальная природа государства определяется духовными и культурными факторами. Английский историк Арнольд Тойнби пишет:

«культурный элемент представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся искусственными, заурядными созданиями природы и движущих сил цивилизации»[1].

Суть цивилизационного подхода заключается в том, что история развития человечества рассматривается как смена одних цивилизаций другими, при этом у авторов цивилизационной парадигмы часто отсутствует понимание механизма этой смены. Чаще всего отрицается всемирная история: она превращается в конгломерат изолированных процессов развития локальных цивилизаций.

Несмотря на то, что цивилизационный подход сегодня стал довольно модной концепцией, он не лишен серьезных недостатков. За прошедшие два столетия сторонники цивилизационного подхода так и не выработали по-научному четкое определение термина «цивилизация».

Но самым серьезным недостатком цивилизационного подхода является отсутствие понимания о направленности движения человеческой цивилизации в своей совокупности, что было, безусловно, сильной стороной формационного подхода. Декларирование многовариантности исторического процесса не всегда помогает, а часто даже затрудняет понимание того, какие из этих вариантов лучше, а какие хуже (ведь все цивилизации считаются равноценными). Все это в комплексе приводит к тому, что в рамках цивилизационного подхода невозможен прогноз дальнейшего направления развития человечества. По сути цивилизационный подход «отвечает» на вопрос о том: «как было?», но не может ответить на вопрос: «как будет?».

 


[1] Тойнби А. Постижение истории. - М., 1997. – с. 59.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 172 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Колониализм

Предпосылка № 1. Колониализм. Существовали две основные предпосылки развития капитализма: колониализм и антихристианское движение (Реформация).

Колониализм — система господства группы промышленно-развитых стран (метрополий) над остальным миром в XVI—XX веках. Колониальная политика — это политика порабощения и эксплуатации с помощью военного, политического и экономического принуждения народов, стран и территорий.

Огромную роль в процессе развития капитализма сыграли Великие географические открытия, имевшие очень важные экономические и социально-экономические последствия. Важнейшими из них для западноевропейцев были:

  • обследование южного побережье Африки - Д. Кан, Б. Диаш (1488 г.);
  • открытие Америки - Х. Колумб (1492 г.);
  • открытие Васко да Гамой морского пути в Индию (1497–1499 гг.);
  • первое кругосветное путешествие Ф. Магеллана, доказавшее шарообразность Земли (1519–1522 гг.).

Известная к тому времени территория увеличилась за XVI век в шесть раз, на ней оставалось все меньше белых пятен. Торговые пути из Северного, Балтийского и Средиземного морей переместились в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Возникли первые колонии и нещадная эксплуатация этих колоний.

«В колониальном грабеже участвовали и другие европейские страны. Кроме Португалии и Испании заокеанские колонии имели Голландия, Англия, Франция, Германия, Швеция и др. Размеры награбленного были огромны: так, Испания за 1521–1660 гг. вывезла из Америки 18 тыс. тонн серебра и 200 тонн золота»[1].

Захват колоний сопровождался звериной жестокостью. Использовались самые изощренные методы: продажа одеял, зараженных оспой, отравленная еда, убийства вождей во время переговоров, полное истребление народов, включая стариков, детей, женщин. Так, при захвате Америки колонизаторы платили охотникам по 5 долл. за скальп взрослого индейца, и 3 долл. за скальп женщины или ребенка[2]. Даже апологету либерализма Л. Мизесу пришлось признать, что

«Ни одна глава истории не пропитана большей кровью, чем история колониализма. Кровь проливалась без пользы и бессмысленно. Процветающие земли были опустошены, целые народы были уничтожены и истреблены. Все это никоим образом нельзя ни извинить, ни оправдать»[3].

Колониализм. В отношении туземного населения осуществлялась политика целенаправленного геноцида, над захваченными этносами целенаправленно издевались. Латиноамериканские страны долгое время были лишены какой-либо хозяйственной самостоятельности: существовали жесточайшие запреты на выращивание целого ряда сельскохозяйственных культур, на торговлю между собой.

«В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период. Ярким примером использования подобных методов является политика Британской Ост-Индской компании в завоеванной ею в 1757 году Бенгалии. Следствием такой политики был голод 1769—1773 гг., жертвами которого стали 10 миллионов бенгальцев»[4].

Изначально при завоевании колоний территория захватывалась, а коренное население истреблялось. Индейцев в Америке, аборигенов в Австралии, негров в Южной Африке в большинстве своем уничтожали, остатки загоняли в резервации. Однако потом выяснилось, что это экономически неэффективно, гораздо прибыльнее заставить аборигенов работать на новых хозяев. Работорговля стала одним из самых прибыльных бизнесов.

«Ус­тановлено, что во времена первых контактов с европейца­ми на американской земле существовали от 20 до 50 мил­лионов коренных жителей. В 1890 году, после окончания индейских войн, после опустошающих эпидемий, после покорения дикого края и заселения земель, индейское на­селение насчитывало лишь 250 000 человек»[5].

 


[1] Всемирная история: учебник для вузов / Под ред. Поляка Г.Б., Марковой А. Н. М., 1997. - с. 184.

[2] Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 2005.

[3] Мизес Л. Либерализм. - М. 2001 – с. 122-124.

[4] Колониализм [Википедии].

[5] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 170.

Заниженная самооценка

Этническая самооценка – ценность, которой в той или иной степени значимости наделяет как свою нацию в целом, так и отдельные ее стороны. Русское стремление к внутреннему совершенствованию обуславливает тягу к постоянному самокопанию и самоедству. Это приводит к комплексу неполноценности, при котором усиливается тенденция создания отрицательных автостереотипов, и других этносах могут создаваться преимущественно положительные стереотипы, хотя положение вещей на самом деле может быть намного сложнее.

Заниженная этническая самооценка связана также с пессимизмом. Пессимизм представления о том, что в мире преобладают негативное начало (хаос и зло), настроения безысходности. На вопрос: «Как дела?» в России принято отвечатьормально». Это …слово означает: «Не очень плохо», выражает боль прошлого и надежду, что в будущем это не повторится[1].

Большинство исследователей разделяло мнение о песси­мистичности русского аксиотипа, так отечественные психологи К. А. Абульханова и Р. Р. Енакаева большую часть современного российского общества — при исследовании предпринимателей, ученых, рабочих и пенсионеров — оценили как пессимистичную[2]. Британский социальный психолог Д. Пибоди приписывал русскому национальному характеру пессимизм, определяя его как пассив­ное приспособление к ситуации, склонность к депрессии[3].

«Однако из пессимизма ситуативного вовсе не следует пессимизм общий, охватывающий все сферы жизни, тем более что жизнь «здесь и теперь» никогда не занимала гла­венствующего положения в мировосприятии русского человека… Русским свойственна уверенность в том, что все обойдется и добро возобладает над злом непременно, но в будущем»[4].

Заниженная самооценка. Пессимизм тесно переплетается с аггравацией – преувеличением неприятных переживаний, ведь даже в обыденном сознании закреплено убеждение, в соответствии с которым для высоты духа необходимо много страдать.

Стремление к высшей справедливости детерминирует неугомонную самокритику. Русский человек постоянно замечает в себе недостатки. Мы не ценим себя, а часто просто не уважаем, и нередко поэтому нас не уважают другие народы. Мы все время себя критикуем, восхищаемся достижениями других цивилизаций, забывая, что наши достижения в этих же областях гораздо более значимы. Неправильно было бы говорить о том, что это качество надо изжить. Самокритика часто является источником развития отдельного человека и народа в целом, но надо знать, что о наличие данного качества и осознавать опасность, от него исходящую. Это качество, нащупанное западными спецслужбами, очень хорошо использовалось в психологической войне против СССР.

Чем больше значения человек придает духовной сфере, тем больше он склонен к поиску ответов на вечные вопросы. А поскольку эти вопросы на то и вечные, что на них вечно ищут ответ, этот процесс превращается в бесконечный. Русские все время в поиске идеала, причем, если на пути этого поиска встает собственная жизнь или жизнь общества мы можем, не задумываясь поломать как первое, так и второе.

 


[1] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 91.

[2] Абульханова К. А., Енакаева Р. Р. Российский менталитет, или Игра без правил? (Российско-французские кросс-культурные исследования и диалоги) // Российский менталитет: Психология личности, созна­ние, социальные представления. - М., 1996. - с. 4-27.

[3] Peabody D. National characteristics. — Cambribge, 1985.

[4] Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. – М., 2003. - c.150-151.

Как русский русскому

В 1610 г. бояре заставляют отречься от престола законного царя Василия Шуйского. Поляки захватывают значительную часть европейской территории России и Москву. Страна разваливается, поляки пытаются внушать, что у нас были «неправильные» цари, а польские ставленники и есть как правильные европейские правители. Русским начинают прививать западные порядки, исправлять азиатчину, возвращать, так сказать, на столбовую дорогу цивилизации. Попутно, естественно, грабят народ. Итогом явилось свержение антирусских сил, строительство могучей Российской Империи.

В 1917 г. либералы заставляют отречься законного царя от престола. Немцы захватывают значительную часть территории Российской Империи. Страна разваливается. Новые власти начинают пропагандировать, что цари у нас были «неправильные», как впрочем, и порядки. Надо брать пример с Запада, исправлять азиатчину. Попутно наживаются на военных заказах. Итогом было свержение антирусских сил и строительство великой сверхдержавы – Советского Союза.

1991 год, Горбачев - законный руководитель Советского Союза уходит в отставку под давлением новых демократов. НАТО захватывает или стремится захватить значительную территорию СССР. Столбовая дорога, цивилизации, азиатчина… Стоит ли переписывать предыдущие абзацы?

Нам вновь надо обретать себя, становится на свой русский путь развития. Тот путь, который есть спасение для всего человечества.

Русские не должны никого спасать и ничем жертвовать, просто русская модель миростроительства неконкурентна в рамках либеральной модели. Мы должны спасть себя, но так как либеральная модель - контрчеловечна, то, спасая себя, мы спасаем человечество, указывая ему новый путь развития, и противостоим злу.

«Будущее России зависит от ее роли в этом неиз­бежном процессе — гибели западной цивилизации. Россия может разделить судьбу Запада и погибнуть вместе с ним или же найти свой, независимый путь ис­торического развития. Подобно тому, как в период ги­бели античной цивилизации ее восточная часть нашла свой путь развития, чем обеспечила себе еще 1000 лет исторического существования в виде Византийской империи. Таким представляется мне роковой вопрос, стоящий сейчас перед Россией»[1].

 


[1] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 7.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg