Sidebar

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 61 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Материальность

Понятие «материальность», как правило, употребляется не самостоятельно, а как составная часть словосочетаний: «материальные потребности», «материальные интересы» и т.д[1].

Материальность есть продолжение биологической материальной природы человека. Что же составляет суть мотивационной природы животного? У животных при всем многообразии инстинктов существуют два основных:

  • инстинкт самосохранения, имеющий две формы: пищевой, оборонительный;
  • инстинкт размножения, имеющий две формы: половой, родительский.

Для реализации инстинкта самосохранения в каждое животное заложен регулирующий механизм, основанный на эмоции удовольствия. Животное, удовлетворяющее свою потребность, получает удовольствие — приятную эмоцию, к которой оно стремится. Стремление к удовольствию является важнейшим регулятором всей жизнедеятельности животного.

«Эмоции удовольствия и неудовольствия филогенетически являются наиболее древними, они направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание источника неудовольствия. У животных и человека в головном мозге имеются центры удовольствия и неудовольствия, возбуждение которых и дает соответствующие переживания»[2].

Второе по значимости желание — стремление к получению определенного статуса. Во многом это желание обусловлено вторым основным инстинктом — инстинктом размножения. У стадных животных возможность продолжить свой род чаще всего связана с местом данного животного в зоосоциальной иерархии. Чем выше это место, тем больше возможность оставить потомство. Высокий зоосоциальный статус предоставляет их обладателю и другие важные привилегии, например, приоритетный доступ к пище. Можно сказать, что стремление к получению определенного статуса, есть коллективная форма стремления к наслаждению.

Итак, существует два устремления, являющиеся приводным ремнем основных инстинктов: стремление к удовольствию и стремление к приобретению социального статуса. Применительно к человеку первое стремление именуется гедонизмом, а второе — карьеризмом. Поэтому существуют две стволовые ценностные ориентации материальности — гедонизм и карьеризм.

Гедонизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение максимального психофизиологического наслаждения. В предельном случае гедонизм приобретает форму антисоциального поведения (наркомания, пьянство и т.д.).

Карьеризм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости. В предельном случае карьеризм превращается в погоню за личным успехом в служебной, научной или другой деятельности, вызванную корыстными целями в ущерб общественным и профессиональным интересам. Можно сказать, что карьеризм – это коллективная форма гедонизма.

Таким образом, материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность, во-первых, на получение психофизиологического наслаждения, во-вторых, занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости

Более кратко: материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение психофизиологического наслаждения (гедонизм) и приобретение социального статуса (карьеризм).

Упрощенно говоря, материальность в современных условиях – это деньги + статус. Это простая теоретическая формула широко используется в практики мотивации трудовой деятельности. Как мотивировать человека лучше работать? В экономической психологии считается, что основными мотиваторами трудовой деятельности является рост уровня зарплаты и повышение властного статуса.

 


[1] Материальность и духовность была предметом подробного анализа в предыдущем труде (См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. – М.: Книжный мир, 2008).

[2] Психология. Учебник для экономических вузов // под общ. ред. Дружинина В. Н. - СПб., 2002. - с. 128–129.

Поскреби русского

Если поскрести не только русского? Вряд ли кто не слышал фразу: «Поскреби любого русского — татарин сыщется». Верна ли она? Сегодня данная шутка обрела второе рождение и возводится в ранг научной аксиомы некоторыми националистами, проживающих в сопредельных с России государствах.

Во-первых, необходимо знать, что данная фраза - не некая русская поговорка, а очередная «глубокая» мысль очередного западного мыслителя, высказанная во время очередной интервенции – французского писателя Местра, жившего в эпоху Наполеона. Нам не привыкать к таким глубокомысленным сентенциям: «неполноценные славяне», «орды с Востока» и т.д. и т. п. Запад всегда к нам относился как к ордам, неполноценным, татарам, некоторые считали, что у нас даже медведи ходят по улицам.

Во-вторых, в действительности русские - наиболее гомогенная нация из всех славянских этносов. Потому что только русская нация никогда не была оккупирована другими народами. Представители ни одного славянского этноса не могут сказать о себе то же самое. Ни одного!

Поляки, чехи и др., расположенные на стыке цивилизаций представляют собой смешанный тип, имеющий в своем составе как элементы германской, так и славянской расы. В то же время балканские народы сербы, болгары и др., долгое время пребывавшие под османским игом, имеют в своем генотипе тюркские элементы. Оккупированы были также белорусы и украинцы, причем в этногенезе последних, принимали участи не только турки, но также в значительном количестве румыны, венгры, евреи, которые также не относятся к славянской расе. Это в большей степени верно для населения западных регионов Украины.

Теперь вернемся к теме татаро-монгольского ига. Очень часто приходится слышать, что русские имеют в своем генотипе много монголоидных генов, что является результатом татаро-монгольского ига. В действительности, это не более чем надругательство над исторической фактологией.

Понятно, почему в жилах многих западных славян течет кровь романской и особенно германской рас. Немцы, завоевывая народ, всегда стремятся его онемечить, навязать религию, стереотипы поведения. Онемеченный таким образом народ очень быстро ассимилируется с завоевателями, как физиологически, так и психологически.

С татаро-монгольским игом - принципиально другая история. Никаких соприкосновений русские с завоевателями не имели. Русские жили в своем государстве, татаро-монголы в своей Орде, таким образом, получался своеобразный симбиоз. Русские платили дань, а татаро-монголы охраняли обширные внешние рубежи государства. Они не навязывали язык, веру, культуру, не вмешивались в дела церкви и внутренние дела Руси, исключая назначение великого князя. Все взаимоотношения русских с татаро-монголами исчерпывалось ежегодными приездами небольшого количества сборщиков дани (баскаков). Да и то, по прошествии небольшого количества времени (20 лет) эта функция стала осуществляться русскими, которые сами возили дань в Орду. Поэтому русский историк Василий Осипович Ключевский констатировал очевидное:

«Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действующий»[1].

Русские не только не смешивались с татаро-монголами, но вообще плохо представляли, как последние выглядят, о чем свидетельствуют литературные памятники того времени: татаро-монгол изображали также, как русских[2].

По сути дела, понятие «иго» не очень уместно, ведь речь лишь о набеге кочевых племен, неуютно чувствовавших себя в лесах и поэтому быстро убравшихся с русской земли в более привычные для них степи. Земли, населяемые русскими, никогда не входили в состав Золотой орды (рис. 9). Русские только платили дань. В этом принципиальное отличие российской истории от истории не только абсолютно всех славянских народов, но и многих европейских, которые были покорены завоевателями, принадлежащих к иным нежили индоевропейцы расам и жили вместе с захватчиками на одной территории.

Испания долгое время была порабощена арабами, турки доходили до Вены, громадные полчища монголоидных гуннов покорили половину Европы, включая территорию современной Германии в IV-V веке, а затем осели в центральной Европе.

Меленькая ремарка о самых чистокровных арийцах. Пруссия возникла в результате военной экспансии немецких феодалов покорения ими плен пруссов, родственных славянам. Ядро Саксонии образовалось в результате покорения части полабских славян серболужицкой группы, которые были ассимилированы германскими захватчиками. Оставим историкам спор о происхождении слов «Бавария». Некоторые, например, считают, что «Бавария» происходит от «бу» + «Авария» = «Это – Авария»[3]. Подтверждением названия является исторический факт того, что германцы-баварцы тех времен бились против экспансии Карла Великого, встав под знамена монголоидного этноса авар, который затем был ассимилирован европейскими народами.

Сам же монголоидный народ авар, основал одно из самых больших европейских государств - Аварский каганат (VI-VIII век), простирался от современной Черногории до Австрии, включая последнюю.

Ничего подобного не было в Древнерусском государстве, русские и татаро-монголы жили в разных государствах. В этом уникальность ига. Конечно, плата дани не способствовала росту экономики, но это уже совсем другая тема.

Подчеркнем, что монголоидные народы гуннов, авар, сформировавшись в Центральной Азии, проникали в Европу, минуя земли, населенные русскими, т. к. последние жили в лесной зоне, крайне неудобной для передвижения кочевников. Кочевники проникали в Европу через степные районы Причерноморья.

Золотая орда XVII вв.

рис. 9

Подтверждением того, что татаро-монгольское иго не являлись для русских слишком обременительным, является один примечательный факт. Зажатые между Западом и Востоком наши предки все силы на то чтобы дать отпор западным полчищам.

Всем известно имя великого русского полководца Александра Невского. Известны и его военные подвиги - разгром шведов и немцев. Но люди, не являющиеся историками, обычно не сопоставляют даты, а ведь известная битва с шведами на Чудском озере была в 1242 году, т.е. почти сразу после взятия Батыем Киева. Таким силу русского оружия Александр направил против западных завоевателей, а не против Батыя. Почему? Ведь русские могли объединиться с войском европейских стран для отражения татаро-монгольской агрессии. И такие предложения поступали из Европы неоднократно.

Потому что в обмен на военную помощь папская курия требовала отказа от православия и многих других уступок. Германцы, с которыми русские столкнулись в то же время, когда и с татаро-монголами, всегда подчиняли, онемечивали население, уничтожали его самобытность. Именно такое онемечивание произошло с народами Прибалтики, ведь, например, литовцы этически близки русским. Русские правители сделали абсолютно правильный выбор и из двух зол выбрали меньшее. Они вступили в союз с татаро-монголами для отражения европейской агрессии, а не наоборот. Поэтому дань, которую платили русские, можно уподобить плате за право остаться русскими.

«Кстати, об Александре. Именно ему, совершенно обоснованно канонизированному Русской Православной Церковью, мы обязаны тем, что сохранились как русские, а впоследствии создали Великую Россию. Умный и глубоко верующий князь отлично понимал (по­учительный пример для нас — сегодняшних!), откуда исходит глав­ная угроза Руси. И поняв, сделал выбор в пользу союза с Ордой, которой от русских требовалась исключительно дань и политичес­кая лояльность, а не ПОРАБОЩЕННЫЙ ДУХ. В итоге, как извест­но, Александр разгромил в пух и прах европейских «цивилизато­ров». И даже готовился совместно с литовским князем-язычником Миндовгом к походу на немцев, чтобы прикончить орден. Но не вышло — рожденные в один год, оба князя в один год и умерли: Миндовга зарезали заговорщики, Александр скончался, как считают некоторые историки, от яда. «Запад», как видно, и в те времена имел среди наших «власть имущих» свою «пятую колонну»[4].

На самом деле можно было и не делать этот исторический экскурс, т. к. научные данные свидетельствует практически об отсутствии в генах х геном генотипе монголоидного происхождения. Вклад монголоидного компонента у русских составляет около 2 %, в то время как у башкиров этот компонент достигает 65 %[5].

Конечно, абсолютно «чистых» этносов нет, все этносы вовлечены в процессы метисации же, определенную иерархию гомогенности для славянских этносов построить можно. Наиболее гомогенными славянами являются русские и белорусы, последние, хоть и были оккупированы продолжительное время, но смешивались в основном с другими славянскими этносами. Вторая ступень гомогенности принадлежит чехам, словакам, т. к. они смешивались хоть и не со славянскими народами, но с наиболее близкими им этнически, в основном с представителями германской расы. Третья ступень гомогенности принадлежит полякам, которые смешивались не только с представителями германской расы и русскими, но и с евреями, которые довольно далеки в этническом отношении от славян. Еврейская диаспора в Польше была самой многочисленной в Европе, в 1939 г. евреи по разным оценкам составляли от 10 % до 15 % населения Польши. То же самое можно сказать о западных украинцах, а также балканских этносов, этногенез которых протекал в условиях метисации с неиндоевропейскими этносами.

Именно поэтому по результатам анализов митохондриальной ДНК, согласно которым русские от татар находятся на генетическом расстоянии в 30 условных единиц, а вот между украинцами из Львова и татарами генетическое расстояние составляет всего 10 единиц. В то же самое время украинцы из левобережной Украины генетически так же близки к русским, а генетическое расстояние между русским и левобережным украинцем всего 2-3 единицы. Проще говоря, они почти идентичны[6].

Особо стоит подчеркнуть, что этническая структура народа не всегда детерминирует его воззрения, внешнеполитические пристрастия. Нельзя также говорить о неполноценности одних народов по сравнению другими, ссылаясь на гомогенность. Не стоит забывать, что наиболее гомогенны некоторые африканские племена. Тем не менее, мы посчитали невозможным обойти вниманием тему, которая сегодня постоянно становится предметом острых политических дискуссий.

 


[1] Ключевский В.О. Курс русской истории. – М., 1999. – с.123.

[2] Именно исходя из этого, некоторые историки фоменковского направления утверждают, что татаро-монгол не существовало и это наименование кочевых русских племен.

[3] Даже само слово авария, как катастрофа, – от аваров, ввергших средневековую Европу в "аварийный" ужас.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004. - с. 58.

[5] С. А. Боринская, Э. К. Хуснутдинова - член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан Этногеномика: история с географией Человек, 2002, № 1, - c.19-30.

[6] Лицо русской национальности. Лане Д., Петухов С. // Коммерсантъ-Власть №38(641). 26.09.2005.

Гражданская война

Самое яркое подтверждение того, что страна осознанно пошла по социалистическому пути развития, это выигранная большевиками гражданская война. Необученная, нищая армия меньшинства не может выиграть войну. А ведь на стороне белогвардейцев были более десятка самых передовых стран.

«Была немецкая, фран­цузская, английская, чешская, румынская, греческая, япон­ская, американская, польская… армии на территории Рос­сии. 1 миллион иностранных солдат на нашей территории! Деникин же получил от Англии пароходы с вооружением, снаряжением, одеждой и другим имуществом по расчету на 250 тысяч человек. Колчак уже в 1917 г. был в Англии и США, после Октября поступил на службу его величества короля Вели­кобритании, и в Сибири работал под контролем британско­го генерала Нокса и французского генерала Жанена. Под залог трети золотого запаса России он получил около мил­лиона винтовок, несколько тысяч пулеметов, сотни орудий и автомобилей, десятки самолетов, около полумиллиона комплектов обмундирования и т. п»[1].

Конечно, Запад никому просто так помогать не будет, как говорят в Англии: «У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов, вечны и постоянны ее интересы». «Белые» воевали на деньги западных держав, при поддержке оккупационных корпусов и при условии территориальных уступок в случае победы. Это дает право некоторым исследователям говорить не о гражданской войне, а о национально-освободительной.

«Как известно, еще 23 декабря 1917 г. член правительства Великобритании лорд Мильнер и премьер-министр Франции Жорж Клемансо подписали в Париже конвенцию «О действиях на юге России», согласно которой «сферой влияния» Англии становились «казацкие территории, Кавказ, Армения Грузия, Курдистан, а к Франции отходили «Бессарабия, Украина, Крым»[2].

Поэтому со стороны красных война была не только классовой, но и отечественной. Красные были не только революционерами, но и патриотами. Они боролись за независимость своей родины и против ее расчленения. Белые режимы были одновременно и антинародными, и антинациональными. Поэтому они с неизбежностью рухнули. Большевики победили, ибо за ними шла большая часть народа»[3].

В результате, в 1933 г. в Париже в своих воспоми­наниях двоюрдный дя­дя Николая II, великий князь Александр Михайлович пи­сал, что союзники собирались превратить Россию в свою колонию, а

«на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы про­тестовать против раздела бывшей Российской империи… »[4].

Сегодня стараются не вспоминать, что большевики выбили интервентов 14 государств с территории Российской империи потому, что на сторону большевиков встал русский народ. Очень точную характеристику гражданской войны дал один из самых непримиримых и активных борцов с советской властью Борис Савинков. Раскаявшись, он признал, что народ пошел за большевиками, а не за белогвардейцами.

«Для меня теперь ясно, что не только Деникин, Колчак, Юденич, Врангель, но и Петлюра, и Антонов, и эсеры и «савинковцы»… не были поддержаны русским народом и именно поэтому и были разбиты. Правда заключается в том, что не большевики, а русский народ выбросил нас за границу, что мы боролись не против большевиков, а против народа…. Когда-нибудь… это… поймут даже эмигрантские «вожди»»[5].

Белое движение не нашло пути к сердцам и душам большинства русского народа, все их лидеры были западниками. Парадоксально, но идеи большевиков были более близки идеям самодержавия (конечно, не той карикатуры, которая существовала в 1917 году), чем идеи белогвардейцев.

Великая Октябрьская революция решала не столько вопрос о замене власти класса дворянства на класс пролетариата (хотя и это имело место), сколько вопрос выбора пути движения: западный или русский. Большинство патриотической интеллигенции боролось за социалистическое будущие плечом к плечу с простым народом. Надо помнить, что во время гражданской войны 82 % комполков, 83 % комдивизий, 54 % командующих военными округами были в прошлом офицерами царской армии[6]. Многие же, кто сражался против Красной армии перешли на сторону большевиков, многие, кто эмигрировал, вернулись обратно.

Такое положение было не только на фронте — 82 % высших должностей в промышленности занимали высококвалифицированные специалисты дореволюционной России[7].

Многие знают имя генерала Алексея Алексеевича Брусилова –главнокомандующего, с именем которого связан единственное удачное крупное наступление российской армии в Первой мировой войне – Брусиловский прорыв. После Октябрьской революции белогвардейцы предлагают Брусилову встать во главе белого движения, но он категорически отказывается и переходит на сторону большевиков. Это вызвало бешеную злобу в стане контрреволюции, и им удалось выместить ее на единственном сыне Брусилова Алексее, который служил в РККА и в 1919 г. под Орлом попал в плен. Белые его расстреляли. В 1920 г. на страницах «Правды» публикуется воззвание «Ко всем бывшим офицерам…» подписанное Брусиловым. Это воззвание произвело на бывших офицеров русской армии огромное впечатление. Тысячи офицеров явились в военные комиссариаты с желанием честно служить своей Родине. Умер Брусилов 17 марта 1926 года. Такова судьба самого популярного генерала царской армии.

Война, к сожалению, это всегда жертвы. Сейчас часто преувеличивают кошмар красного террора, это неправильно. Говоря о терроре, надо учитывать, что время тогда было другое, и ту историческую ситуацию необходимо сравнивать не с сегодняшним днем, а с деятельностью белогвардейцев и обстановкой в других странах. В других странах тоже был голод, забастовки, убийства активистов профдвижения, расстрелы полицией демонстраций и т.д. Такое было тяжелое время. Белогвардейцы также не церемонились с большевиками - и расстреливали без суда, и звезды на лбу вырезали, все это было. Большевика С. Г. Лазо и его соратников А. Н. Луцкого и В. М. Сибирцева японские интервенты после пыток сожгли в паровозной топке.

«На конец 1918 г. в Советской России в заключении было чуть больше 42 ты­сяч контрреволюционеров, бандитов, спекулянтов. А в цар­стве «белых» только на востоке страны находилось около 1 млн. в концлагерях и 75 тысяч в тюрьмах, то есть в 20 с лишним раз больше. Если учесть, что в Европейской (Советской) России населения было, по крайней мере, в 10 раз больше, то террор белых должно по масштабам считать в 200 раз более ужасным»[8].

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

«К 1917 г. в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

… символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[9].

Напоследок приведем цитату одного человека «те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[10]. Человек, произнесший это никто иной, как последний правитель дореволюционной России – А. Керенский.

 


[1] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 136.

[2] Фишер Л. Жизнь Ленина. Т. 2. - М., 1997. - с. 4-5.

[3] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 575.

[4] Кожинов В. В. Загадочные страницы истории XX века // Наш современник, 1994, № 11—12. С. 246—247.

[5] Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 2. - 4-е изд. – М., 1986. – с.258

[6] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[7] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[8] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 137.

[9] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 235-237.

[10] Е. Улько, Возможности не представилось, «Родина», 1992, №5

the-soviet-union

national-doctrine.jpg