Sidebar

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 167 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Лень

Русский народ - очень трудолюбивый народ, а сказка о русской лени — только сказка. Ленивый народ — это тот, кто ничего не делает. Русские же освоили территорию, 48 %[1], которой покрыто вечной мерзлотой и построили в тяжелейших условиях некогда самое мощное государство в мире. Ленивый народ этого сделать не может.

«Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размерному, постоянному труду, как в той же Великороссии»[2].

Как считал русский философ Николай Бердяев, определенная леность у русских есть следствие нашего русского неровного климата, когда вся работа падала на лето и на часть весны и осени, все остальное - время суровой зимы, когда люди живут тем, что сумели запасти в летнее время. Отсюда и такое качество как штурмовщина, умение быстро сделать работу за определенный отрезок времени, чтобы потом долгое время пользоваться его плодами.

Видимо, дворянин Бердяев был плохо осведомлен о труде простых крестьян, уподобляя их медведям, пребывающим всю зиму в спячке и сосущим лапу. Однако зима для людей - это не время спячки, они живут, а это требует постоянного труда. Также, как и летом необходимо ухаживать за скотиной, также необходимо готовить пищу, к тому же необходимо подготавливаться к лету, ведь, как известно, телегу готовят зимой. Конечно, зимой нет сельхоз работ, что, в определенной степени, замедляло ритм жизни, но представления о крестьянине, всю зиму сидящем на печке и сосущим лапу, в корне не верно.

«По сравнению с Западной Европой, природа здесь мачеха. Западный человек никогда не был угнетен непрестанной работой круглый год лишь для того, чтобы быть толь­ко сытым, одеться, обуться, спастись от непогоды, уст­роиться в жилище так, чтобы не замерзнуть от стужи, чтобы не потонуть в грязи, чтобы заживо не быть погребенным в сугробах снега»[3].

К этому стоит добавить, что трудолюбивый американский народ не построил ни одного крупного города на Аляске, трудолюбивый канадский народ не построил ни одного крупного города на северных территориях Канады, один «ленивый» русских народ покрыл городами всю Сибирь, в том числе построил множество крупных городов: Якутск, Иркутск, Норильск, Красноярск и мн. др.

«Очень принято говорить о русской лени, — однако, русский народ преодолел такие климатические, географические и политические препятствия, каких не знает ни один иной народ в истории человечества»[4].

 


[1] 65% территория современной Росси покрыто вечной мерзлотой

[2] Ключевский В. О. Курс русской истории. – М., 2009. – с. 94.

[3] Шмурло Е. Ф. История России. М., 1999. - с. 29.

[4] Солоневич И. Народная монархия. – М., 1991 – с. 32.

История России. Зарождение

На небе — Бог, на земле – Россия

Сербская поговорка

История России. Зарождение. Первые, известные на сегодняшний день, археологические культуры, прародителей русского этноса – восточных славян, возникли в I — II тыс. до н.э.

Особые природные и геополитические условия требовали, чтобы на территории современной России закрепился этнос с довольно специфичными этнопсихологическими особенностями. Суровый климат требовал сплоченного народа, сложная геополитическая ситуация, отсутствие естественных преград, таких как горы, моря, делали территорию, населенную нашими предками, открытыми для набегов как из Европы, так из Азии, требовал народа мужественного. Трудный хлеб, получаемый в полосе рискованного земледелия, требовал трудолюбивого и умного народа.

Начало государства. Строительство государства в таких тяжелых условиях требовало народа, который ставит интересы государства выше личных. Многие племена (хазары, авары и т.д.) в древности хотели осесть на нашей земле, но отсутствие хотя бы одного из качеств делало эти попытки бесплодными. Единственный этнос, который и взял эту землю по праву был русский народ. Россия - ментально Родина русских. И тоска русских, живущих вдали от России по березкам, – эта не пустая сентиментальность.

Дело в том, что русские последний крупный автохтонный(коренной) этнос, имеющий собственное государство. Бушмены – древнейшее коренное население Южной и Восточной Африки лишены собственного государства. Индейцы – коренное население Северной Америки не имеют собственного государства. Коренное население Австралии – австралийские аборигены – также лишены своего государства. Баски, потомки этрусков, если уж не коренные, то древнейшие этносы Европы лишены своего государства.

Русские связаны с российской территорией как ребенок с матерью. Именно ей русские обязаны своей жизнью, ведь она приютила русских в далекие и жестокие времена, во многом, она и сделала русских, посредством климата, геополитического положения и т. д., такими русскими, какими мы есть сейчас. И березы, и дремучие русские леса, и русские зимы и многое другое сделали русских русскими. Эта все Родина русских, оторви их от нее, они перестанут быть русскими уже через поколение, как большинство внуков русских эмигрантов.

Первым прототипом русского государства можно назвать военный союз Дулебов, возникший в VI веке. Однако исторический материал, относящийся к данному периоду довольно скуден.

«Итак, мы застаем у восточных Славян в VI веке большой военный союз под предводительством Дулебов… Вот факт, который можно поставить в начало нашей истории»[1].

Легендарная же дата основания русского государства 862 год, когда возникает государство под предводительством Рюрика в Новгороде. Затем это государство растет, меняются столицы: Киев, Москва, но именно в 862 г. возникло государство, в котором мы с вами сейчас живем. Русь того периода в Скандинавии называли «Гардарикой» — страной городов, уже тогда был основан Киев, Новгород и др.

Важнейшее различие в процессе государственного строительства между Западом и Россией заключается в том, что италики и германцы не строили государство, а модернизировали государство, доставшиеся им в наследство после развала Римской Империи. Им в наследство достались государственные учреждения, дороги, школы, сеть религиозных организаций. Западноевропейские народы имели дело с законченной деятельностью древних народов - древних греков, римлян, они перенимали их богатый опыт. Русские строили государство с нуля, в чистом поле. В наследство нам достались леса, поля, реки и суровые зимы.

«На Западе новые государства с первых же дней своего существова­ния получили в свое распоряжение богатый запас зна­ния, накопленный предыдущими поколениями, Россия, наоборот, села на «пустое место», вследствие чего и культурное развитие ее шло медленнее и по содержанию оказалось много беднее»[2].

Государства наших предков, в отличие от предков западноевропейцев никогда не входили в состав Римской Империи. Наши предки основали древнерусское государство – Киевскую Русь. Русские, украинцы, белорусы родом из этого государства. Предки европейцев основали Франкское государство, немцы, французы, итальянцы, англичане родом именно из Франкского государства. По праву рождения Россия и Запад - разные цивилизации, образно говоря, у нас абсолютно разные родители. Очень точно о принадлежности России к Европе сказал русский мыслитель Н. Я. Данилевский:

«Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению, или к удовольствию, к счастью или к несчастью — нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа. Не составляла она части возобновленной Римской империи Карла Великого, которая составляет как бы общий ствол, через разделение которого образовалось все многоветвистое европейское дерево, не входила в состав той теократической федерации, которая заменила Карлову монархию, не связывалась в одно общее тело феодально-аристократической сетью, которая (как во время Карла, так и во время своего рыцарского цвета) не имела в себе почти ничего национального, а представляла собой учреждение общеевропейское — в полном смысле этого слова. Затем, когда настал новый век и зачался новый порядок вещей, Россия также не участвовала в борьбе с феодальным насилием, которое привело к обеспечениям той формы гражданской свободы, которую выработала эта борьба; не боролась и с гнетом ложной формы христианства (продуктом лжи, гордости и невежества, величающим себя католичеством) и не имеет нужды в той форме религиозной свободы, которая называется протестантством. Не знала Россия и гнета, а также и воспитательного действия схоластики и не вырабатывала той свободы мысли, которая создала новую науку, не жила теми идеалами, которые воплотились в германо-романской форме искусства. Одним словом, она не причастна ни европейскому добру, ни европейскому злу; как же может она принадлежать к Европе? Ни истинная скромность, ни истинная гордость не позволяют России считаться Европой. Она не заслужила этой чести и, если хочет заслужить иную, не должна изъявлять претензии на ту, которая ей не принадлежит. Только выскочки, не знающие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, который считается ими за высший...»[3].

 


[1] Ключевский В. О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[2] Шмурло Е. Ф. История России. М., 1999. - с. 37.

[3] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М., 1995. - с. 49.

Часть II. Глобальный вызов современности
В чем суть глобальной проблемы человечества?

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg