Sidebar

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 115 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Древнегреческий миф

Древнегреческий миф о демократии. Обман прочно вплетен в ткань капиталистической системы, мы об этом уже говорили. Но особенно явственно обман и лицемерие проявляется в сфере политики как внутренней, так и внешней. Обман обусловлен институтом так называемых «свободных выборов» – краеугольного камня демократии.

Собственно, демократия как власть народа зародилась как обман и продолжала обманом оставаться на протяжении всего своего существования. Первой демократией традиционно считают афинскую. Наверное, данная демократия была не первой, но уж точно самой известной. Наличие термина «рабовладельческая» в определении «рабовладельческой афинской демократии» уже наводит на некоторые размышления.

Женщины — половина народа — в управлении не участвовали, рабы и иностранцы, естественно, тоже. Из всего населения античных Афин — 400 тыс. человек — правом голоса могло бы обладать лишь 30 тыс., т.е. 7,5 %. В действительности существовали еще и различные избирательные цензы, короче говоря, реально участвовать в демократическом процессе могли бы не более 5 %. Это вынуждены признать и сами сторонники демократии:

«…республики — редкие исключения. Более того, все они были весьма далеки от нынешних демократий с их принципом «один человек — один голос». Для всех этих случаев было характерно господство элит. Так, в античных Афинах избирательное право (как пассивное, так и активное) имело не более 5 % населения города»[1].

Итак, 5 % населения могли бы пользоваться правом голоса. А сколько реально участвовало в управлении? 2,5 %? 1 %?

Сегодня в понятие «демократия» вкладывают несколько иное содержание, чем вкладывали в него древние греки. Теоретически народ может принимать участие в управлении, но это участие может быть только двух типов. В первом случае власть имущие управляют народом в своих интересах, во втором - народ управляет власть имущими в своих интересах. Последний тип правления именовался в Древней Греции охлократией (от греч. толпа). Аристотель презрительно называл охлократию господством черни, формой правления, основанной на меняющихся прихотях толпы, постоянно попадающей под влияние демагогов. А вот когда власть имущие управляют народом в своих интересах, это есть подлинная демократия.

Нынешняя демократия в вопросах управления обществом мало отличается от афинской, с той только разницей, что тех, кто действительно руководит, сегодня значительно меньше, а людей, думающих, что они что-то решают, значительно больше. По данным американских ученых А. Алмонда и С. Вербы, в США только 1 % населения может в какой-то мере воздействовать на решения, принимаемые руководством страны, через членство в партиях, и 4 % — через участие в других организациях, включая профсоюзы[2].

Но если демократии не существует, тогда что ее заменяет? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Как мы помним, существует три основных типа властной селекции: родократия, капиталократия и политократия. Именно эти типы властной селекции реальны, а демократия лишь миф, служащий эффективным средством управления социальными процессами.

В Древней Греции существовала родократия в форме кланократии. Н и один правитель афинской демократии не был родом из простого народа – демоса, все правители, включая Перикла, были представителями знати, использующие народные движения в своих целях.

В социалистических странах вместо народной демократии существовала политократия в форме партократии. Несмотря на всеобщее, тайное голосование, и наличие нескольких партий, участвовавших в избирательном процессе, реально власть принадлежала лишь одной коммунистической партии.

В капиталистических странах существует капиталократия. Всенародные выборы не только не ослабляют власть нынешнего капиталистического господствующего класса, но, наоборот, укрепляют ее, так как любые выборы требуют денег, вследствие чего любой политик должен или сам быть представителем господствующего класса, или брать деньги у его представителей, тем самым подпадая под полный контроль своих финансистов.

Древнегреческий миф о демократии. Кстати, именно поэтому победить коррупцию в рамках капиталократии невозможно. Выборы требуют денег. Естественно, деньги «народные избранники» берутся в долг у определенных бизнес-структур. Деньги никто просто так давать не будет, даются деньги только в расчете на различные преференции, т.е. так или иначе деньги надо отдавать. Естественно, с зарплаты мэра их не отдашь. К сведению, официальная зарплата мэра крупного города, центра региона, например, Иванова в 2006 году составляла менее 1000 долл., что сопоставимо с зарплатой мелкого менеджера в московской фирме. Значит, остается один единственно возможный выход, и догадаться, о чем идет речь, не трудно. Другими словами, даже если ты кристально честный человек, ты не можешь поступить по-другому, ты просто должен красть, чтобы отдать долг. Ты, конечно, можешь не брать в долг, но тогда никогда не победишь на выборах. Получается замкнутый круг — политик просто обязан красть.

Таким образом, демократия - это реальная власть капитала, скрываемая за декорациями всеобщих выборов, приводящая на политических олимп политиков-коррупционеров.

И, наконец, последний аспект иллюзорности демократии, в котором проявляется вся суть ее лицемерия. Механизм манипуляции общественным сознанием был детально разработан и отполирован в течение двух столетий не одной тысячей профессиональных психологов, социологов, историков, философов, культурологов — и превратился в важный инструмент манипуляции сознанием и психологической войны. В основе этого манипулирования лежит пиар[3].

Пиар в обыденном сознании синоним обмана, и это мнение недалеко от истины. Демократический процесс построен на каждодневном изощренном обмане электората, который достигает своего пика в период избирательных кампаний.

 


[1] Hans-Hermann Hoppe. Natural Elites, Intellectuals, and the State. Ludwig von Mises Institute, 1995.

[2] Ашин Г. К. Курс элитологии. М., 1999. С. 167.

[3] Пиар — сокращение английских слов public relations (p + r), которые в дословном переводе означают «общественные связи» или «связи с общественностью», как термин был введен третьим президентом США Т. Джефферсоном, создателем Декларации независимости США.

Суть происходящего

На определенном этапе развития человечества возникли условия, благодаря которым стало возможным оформление общественного строя, в наибольшей степени, ориентированной на удовлетворение материальных потребностей отдельного человека и всего общества. Оформился социальный заказ к элите. Старая элита не смогла его выполнить, поэтому ей на смену пришла элита новая. Как правило, эта смена происходила насильственно — путем революций.

Изменилась форма властной селекции, на смену родократии пришла капиталократия. С течением времени развитие капиталократии как формы властной селекции пришло к своему логическому концу. Сложился дьявольский порочный и замкнутый круг: качества идеального олигарха стали главным основанием властной селекции. Те, кто становятся членами господствующего класса, еще более закрепляют существующие принципы властной селекции.

Суть происходящего. Механизм прихода к власти капиталистической элиты еще станет предметом нашего анализа в рамках рассмотрения темы формирования западной цивилизации.

Изменилась система властной селекции, а вслед за ними изменились принципы вертикальной социальной мобильности.

Чтобы жизнь удалась, чтобы повысить свой статус, стать уважаемым человеком в обществе, чтобы позволить себе все что захочешь, что надо делать? В обществе, где бал правят воровство, бесстыдство и лицемерие, перед любым человеком стоит предельно простой выбор — или воровать вагонами топливо и стать богатым человеком, который может себе позволить все что угодно: замки, яхты, спортивные клубы, или остаться честным, но прожить всю жизнь на нижних ступенях социальной иерархии. Или сниматься для Playboy и получать сотни тысяч долларов, или идти учить детей в школу и получать в тысячи раз меньше. Или спать с продюсерами, пробиваться на сцену и, пробившись на нее, исполнять стриптиз, открывая рот под фонограмму, и тогда перед тобой открываются широкие жизненные перспективы, или умереть в безызвестности.

Перед любым нормальным человеком сегодня стоит дилемма: остаться никем или, для того чтобы подняться наверх, стать такими, как они.

Качества идеального олигарха

Каков портрет олигарха? Попытаемся разобраться без всяких реверансов и очернения. Первое качество идеального олигарха алчность. Человек, выросший и воспитанный в СССР, такую характеристику как алчность воспринимает в большей степени негативно. Но на самом деле, если отбросить идеологические штампы, то мы узнаем, что алчность дословно — жажда приобретательства, как правило, проявляемое в любви к деньгам.

Качества идеального олигарха. Не будем рассуждать о различных олигархах, а возьмем самого успешного олигарха – самого богатого человека XX века, Дж. Рокфеллера[1], который, будучи ребенком, получил первый доход от продажи конфет сестрам. Он покупал конфеты в магазине, разбивал на мелкие кучки и продавал сестрам. Самое интересное то, что он не стеснялся рассказывать об этом первом бизнесе, а его потомки даже гордились этой врожденной коммерческой жилкой. В биографии Рокфеллера пишется:

«Джон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в штате Нью-Йopк. Его отец, Уильям Эйвери Рокфеллер, был распутником, конокрадом, шарлатаном, двоеженцем и лгуном, при этом очень любил деньги. Поэтому воспитанием ребенка занималась мать — убежденная баптиcткa. К счастью, от отца будущий миллиардер унаследовал только любовь к деньгам»[2].

Когда Рокфеллер вырос, он продолжил внедрение рыночных отношений в уже в собственную семью. Все семейные отношения были пропитаны жадностью и духом рынка. Например, своего сына до восьми лет Рокфеллер одевал в девичьи платья — в семье было принято донашивать друг за другом старые вещи. Короче говоря, «в деньгах счастье» — таково известное жизненное кредо Рокфеллера[3].

Второе качество капиталистического господствующего класса — эгоизм. В свое время альтруизм был доминантой поведения элиты. Даже преследуя эгоистические, корыстные цели, человек стеснялся признаться в этом и утверждал, что действует в интересах общества. Теперь же эгоизм не скрывается и не камуфлируется, более того, это качество всячески воспевается: открываются всевозможные клубы, фирмы, журналы, которые именуются следующим образом: «Эгоистка», «Эгоист» «Мир эгоиста», на книжных прилавках лежат всевозможные пособия для начинающих и «продвинутых» эгоистов. Представить такое раньше было невозможно.

Но проблема, конечно, не в пособиях для эгоистов, проблема заключается, прежде всего, в эгоизме господствующего класса. Американский публицист и политический деятель Патрик Бьюкенен обращает внимание на то, что:

«западные элиты невосприимчивы к факту грядущей гибели их цивилизации. Элиты словно не интересуют ни депопуляция, ни отказ от национальной государственности, ни нарастающая иммиграция из стран третьего мира»[4].

Господствующий класс капиталистического общества думает только о себе, эгоизм — это основа ее поведения, и ее мало интересует то, что не касается ее лично. Нормально общество или нет — какая разница! Обращаясь к теме эгоизма современного господствующего класса, Эрих Фромм констатирует:

«Трудно поверить, что не предпринимается никаких серьезных усилий, чтобы избежать того, что так похоже на окончательный приговор судьбы. В то время как в личной жизни только сумасшедший может оставаться пассивным перед лицом опасности, угрожающей всему его существованию. Те, кто облечен государственной властью, не предпринимают практически ничего, чтобы предотвратить эту опасность… Эгоизм, порождаемый системой, заставляет ее лидеров ставить личный успех выше общественного долга. Никого больше не шокирует то, что ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для общества. В самом деле, если эгоизм — одна из основ бытующей в современном обществе морали, то почему они должны вести себя иначе?[5]»

Главная причина эгоизма господствующего класса кроется даже не в прибыльности эгоизма. Сам по себе эгоизм — сердцевина капиталистической идеологии. Конкуренция – двигатель капиталистической экономики, но т.к. конкуренция предполагает эгоизм, то капитализм без эгоизма – это капитализм без двигателя. Нет эгоизма — нет капитализма.

Следующее качество идеального олигарха - лицемерие. Вспомним обыкновенный рынок и любого коммерсанта на этом рынке. Он стремится обсчитать, обвесить, всучить залежалый товар, разрекламировать то, что никто не покупает, обмануть вас в вопросе о стране-производителе, о составе ткани и т.д. Помимо этого, он стремится не допустить на рынок чужих торговцев, дать взятку контролеру весов, ветеринару и т.д.

Открываем книгу Аристотеля «Афинская полития», минуло более двух тысяч лет, а ничего не изменилось. Аристотель пишет, что необходимо избрать рыночных надзирателей, на которых будет возложена обязанность «наблюдать за всеми товарами, чтобы их продавали без примеси и без подделки»[6].

Рынок — это модель капиталистической экономики, собственно, она и носит название «рыночной». Рынок является уменьшенной копией любого бизнеса: обман покупателя, «кидалово» партнеров, взятки чиновникам — обязательные атрибуты коммерческой деятельности. «Бизнесмен — обыкновенный лавочник, только во много раз увеличенный»[7].

Чем больше бизнес, тем выше покровители. Если торговец с рынка платит патрульному, то крупный бизнесмен — высокопоставленному чиновнику. Торговец говорит, что его товар лучший на рынке вам одному, крупный бизнес то же самое внушает с помощью рекламы миллионам. Причем, крупный обман всегда изощрённее. Привлекаются известные актеры, спортсмены, которые убеждают вас, что пользуются только этой зубной пастой, только этим кремом, только этими специями. В общем-то, все понимают, что это обман, но по-другому нельзя, точнее, можно, но недолго - до тех пор, пока тебя не обойдет пронырливый конкурент.

Почему обман так прочно вплетен в ткань данного строя? Как мы увидели, господствующий класс, начиная с рабовладельческого и заканчивая капиталистическим строем, живет за счет труда других членов общества, т.е. господствующий класс изымает у тружеников заработанные ими ресурсы. А как можно изъять у чужого человека ресурсы? Способа два: насильно или с помощью обмана. При рабовладении и феодализме использовали первый способ, при капитализме - второй.

Часто приходится слышать, что важными качествами бизнесмена является находчивость, сообразительность, стремление к развитию и т.д. Безусловно, эти качества резко повышают эффективность деятельности на поприще бизнеса, как, впрочем, и любой другой деятельности. Но эти качества не являются обязательной составляющей личности олигарха.

Ядро мотивации – аксиотип. И главное не то, как человек хочет достичь цели, а какова его цель. Это, в конечном счете, предопределяет и пути достижения данной цели. Упрощено говоря, нам важно понять, ради чего человек проявляет свою находчивость, и здесь мы придем к заключению, что алчность является самым главным качеством бизнесмена.

Возможно, олигархи - великолепные люди, за всю жизнь не взявшие ничего чужого, более того, многие из них даже признают пагубность тоталитарного капитализма, так, наверное, самый известный в мире спекулянт Дж. Сорос[8], признает:

«В соответствии с рыночным фундаментализмом вся общественная деятельность и человеческие отношения в том числе должны рассматриваться как деловые, основанные на договорах отношениях, и сводиться к общему знаменателю — деньгам. Деятельность должна регулироваться, насколько это возможно, самым навязчивым способом — невидимой рукой конкуренции, ведущей к увеличению прибылей. Вторжения рыночной идеологии в области, столь далекие от коммерции и экономики, разрушают и деморализуют общество»[9].

Но все рассуждения Сороса ничего не изменят. Включился механизм естественного отбора, есть идеал, к которому стремится тоталитарный капитализм.

Здесь можно провести аналогию с биологической эволюцией. Эволюция вида начинается с изменений внешней среды – таков постулат теории Дарвина. Ничего не зависит от отношения к эволюционным изменениям представителей биологического вида. Изменилась среда, следовательно, включился механизм эволюции. Аналогичный процесс происходит и в обществе изменились объективные законы развития социума, следовательно, начинают меняются люди, в первую очередь те, кто находится на переднем крае этих изменений, т.е. олигархи. Сегодня в обществе происходит естественный отбор и с каждым годом реальные бизнесмены становятся похожи на бизнесмена идеального.

Поэтому не все олигархи — кладезь отрицательных качеств. Нет, может быть, даже наоборот, олигархи — отличные люди, но среда, в которой они вращаются, вынуждает их поступать соответствующим образом. Иначе нельзя. Ведь на войне сражаются не патологические убийцы, но законы военного времени таковы, что человек должен убивать. Иначе нельзя.

«Самых умных и энергичных Рынок превращает в паразитов (да-да, именно превращает, сами они такими могли и не стать, их такими сделали, виновата система, а не люди). Сегодня богатые модники напоминают глистов. Скользкие, блестящие, упитанные, ничего не дают, потребляя самое лучшее за счет принесения вреда обществу. Получается как в грустной современной шутке: «успешный бизнес приходит во власть и превращает ее… в успешный бизнес»»[10].

Таким образом, господствующий класс идеального общества тоталитарного капитализма должен состоять из антисоциального, вследствие своего эгоизма, алчного, лицемерного слоя людей. И именно к этому идеалу мы постепенно идем. Однако это даже не самое худшее.

 


[1] СПРАВКА. Британская газета Sandy Express, опубликовавшая список 100 богатейших людей века, признала первым из них Джона Рокфеллера. Его состояние в момент смерти в 1937 г. составило (в пересчете на современный курс) 124,8 млрд фунтов стерлингов.

[2]Тимошенко С. Джон Рокфеллер: «Я обречен стать богатым!» 31.05.2006, Комсомольская правда.

[3] http://www.rockefeller.ru/.

[4] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. - М., 2004. - с. 23.

[5] Фромм Э. Иметь или быть? - Киев, 1998. - с. 199–200.

[6] Аристотель. Афинская полития. - Л., 1936. - с. 90.

[7] Л. Бромфилд.

[8] В 2006 году журнал Forbes оценил состояние Сороса в 6,9 млрд долл. и поставил его на 37-е место среди самых богатых людей в мире.

[9] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - с. 12.

[10] Проект Россия. http://www.projectrussia.ru/text.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg