Sidebar

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 44 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Не плюй в колодец

Надо ли плевать в колодец? Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953-61 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивое и заставим верить в их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России.... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства - словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеливаться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого, хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животных страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов прежде всего вражду и ненависть к русскому народу все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.»[1].

В 2006 г. российское общественное мнение очень возмутилось попыткой переноса памятника воину-освободителю в Эстонии. Особенно возмущались политики.

Не плюй в колодец. А чему мы удивляемся, почему протестуем? Если мы сами выливаем помои на собственную историю, то, естественно, туда будут плевать и все остальные. Если мы сами сносим памятники, то почему это не должны делать другие?

Открываем энциклопедию «История философии», изданную в России под редакцией Грицанова А., смотрим, например, определение понятия «гуманизм»:

«Кризис этой разновидности гуманизма, связанный с экономическими кризисами и античеловеческой общественной практикой большевизма и фашизма в 20 в».

Если для нас самих большевики «античеловеки», то, вполне естественно памятник, что монумент в Эстонии должны снести, ведь на нем наличествуют «античеловеческие» большевистские символы – серп и молот.

Если накануне дня победы, в то же самое время, когда все дружно осуждают Эстонию, правительственная фракция Единая Россия голосует за то, чтобы убрать серп и молот со знамени победы[2], что мы можем сказать эстонцам? Мы только смешим весь мир раздвоением личностей, характерное для представителей политической «элиты», которое в западных странах уже сравнивают с психическим недугом.

Эстонский историк Л. Вахтре в статье «Сказка о победе над фашизмом» пишет: «Для России было и остается существенным, чтобы сохранялся миф о том, что русский/советский народ освободил Европу от фашизма. Россия цепляется за этот миф как утопающий за соломинку, так как это сейчас последнее, что удерживает ее в высшей международной лиге держав. Но миф остается мифом. Германия и Советский Союз не были врагами, они были соперниками. Они чувствовали злобу не друг к другу, а к европейской демократии. Германия и Советский Союз были тогда похожи на преступников, Запад же — на порядочного человека. Тирания еще никогда и никому не приносила свободы. Суть войны состояла в сведении счетов с главным противником. Бронзовый солдат напоминает не победу над фашизмом, но превосходство одного преступника над другим»[3].

Согласитесь, логично, каждый аргумент вытекает из другого. Все верно, кроме первоначального посыла, а его ложность делает ложным все дальнейшую цепочку рассуждений. Но мы сами придаем легитимность подобным историческим опусам постоянными, болезненно навязчивыми рассуждениями о тиране Сталине.

Причем делаем это на самом высоком уровне, в том числе, и в самой Эстонии, так, например, посол России в Эстонии К. Провалов высказал сочувствие Эстонии за тысячи невинных людей, которым пришлось покинуть свои дома. Провалов обвинил во всем случившемся тоталитаризм, объединив лагеря смерти гитлеровского режима и массовые депортации режима Сталина. Затем добавил, что в России устанавливаются памятники жертвам сталинских репрессий и из числа эстонцев и возложил венок к скульптуре Линды в память жертв июньской депортации[4].

Если мы не будем уважать собственную историю и собственных предков, то их уважать не будет никто, а следующим шагом будет неуважение к нам самим. Если мы все время говорим о «тиране Сталине», то возникновение в бывших республиках музеев «советской оккупации» выглядит вполне логично.

Зачем мы льем воду на мельницу наших врагов? Вспомним как все возмущались, когда в 2006 ПАСЕ приняло декларацию, осуждающую коммунизм. Все возмутились, включая российских политиков – явных антикоммунистов. Но если мы и сами осуждаем свое прошлое, а телеэкран наводнен нескончаемыми антисоветскими сериалами, то действия ПАСЕ абсолютно верны. Нам надо понять, что антисоветская пропаганда — оружие, направленное против нас, против России.

Возрождение России не может начаться без духовного возрождения. А духовное возрождение может начаться только тогда, когда мы прекратим оплевывать свою собственную историю.

Вспомним Сталина. Человек неоднократно подвергался арестам и ссылкам, множество его товарищей было расстреляно, поэтому он ненавидел царский режим. Но преодолел это и понял, что дореволюционный период развития России при всех их недостатках есть история России, наша история. И тогда стали сниматься эпические киноленты, посвященные царям. Потому что и Невский, и Грозный, и Петр I, и Сталин – это все наше, наши руководители, наша история, наша великая Родина. Преодолев марксистские догмы, Сталин во многом способствовал возрождению русской нации. Видный деятель партии кадетов П. Милюков подчеркнул в 1939 г.:

«Сталин является гениальным политиком, поскольку он прочувствовал одну важнейшую вещь для любого политика: Сталин вернул Россию в русло традиционного общества»[5].

Никто из советских руководителей не был богом, а Советский Союз не был раем. Но разве на Западе правили боги? Вспомним Французскую революцию.

Сегодня в России отменяется празднование Великой Октябрьской социалистической революции, стыдливо называя ее переворотом. В то же время во Франции дата Великой Французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды как о начале триумфального шествия свободы, а в России Великая Октябрьская социалистическая революция только обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революция буржуазии в собственных интересах, предоставившая свободы 8 % населения. Величие Русской революции заключалось стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров лидер Французской революции – Марат. Его в ванной убила молодая дворянка Шарлотта Корде, во время ее визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Не безынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де-Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он становится присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффелированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, в результате которой бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей Французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. В противовес этому множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции Французской. На душу населения Французская революция убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это - непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Если кому-то так хочется критиковать политиков, надо меньше говорить о перемещенных во время второй мировой войны чеченцах и больше говорить о перемещенных в США во время этой же войны американцах японского происхождения. Меньше говорить о ботинке Хрущева, а больше - о хроническом алкоголизме «великого» английского премьер-министра Черчилля. Меньше говорить о сталинских репрессиях, и больше о более чем 1 млн. убитых французов алжирского происхождения, во время правления другого «великого» французского президента Шарля де Голля. Можно также порассуждать о, так называемых, «лагерях перегруппировок»[6], по сути, концлагерях, куда было согнано около 2 млн. алжирцев. В общем, есть что обсудить.

Можно предложить режиссерам снять фильм о безвинных миллионах людей, сгинувших в французских концлагерях. Лучше даже сериал.

Можно снять захватывающий блокбастер о зверствах французских военных испытывавших воздействие ядерного оружия на солдат, причем не случайно, а целенаправленно.

Французская армия проводила опыты по изучению воздействия ядерного оружия на людей, намеренно подвергая облучению своих солдат в Алжире в первой половине 1960-х годов. Об этом свидетельствует секретный правительственный доклад…

В нем рассматриваются последствия для людей воздушного ядерного взрыва, осуществленного в пустыне 25 апреля 1961 года. Проведенный в рамках испытаний эксперимент имел целью «изучить физиологическое и психологическое воздействие на человека ядерного оружия с тем, чтобы получить данные, необходимые для проведения физической и моральной подготовки современных бойцов».

в испытании 1961 года участвовали порядка 300 солдат. Им было приказано войти в зону, где только что был проведен ядерный взрыв. Они должны были установить, можно ли в подобной зоне вести бой.

Некоторые ветераны, служившие в Алжире и Французской Полинезии, где проводились испытания, заявили, что им было приказано просто лечь на землю и закрыть глаза во время непосредственных взрывов. При этом из одежды на них были только футболки и шорты.

«Мне приказали пойти и снять показания дозиметра рядом с точкой взрыва», – приводит издание слова бывшего военного Вильяма Коба. Через полгода у молодого человека тело покрылось какими-то бляшками. «Врач мне сказал: «Если хочешь, чтобы у тебя было будущее на гражданке, молчи».

в 2009 году правительство пообещало денежную компенсацию жертвам ядерных экспериментов, которые проводились в Сахаре с 1960 по 1966 год. Таким образом власти формально признали наличие связи между испытаниями и развившимися у военнослужащих необратимыми болезнями, такими как рак[7].

Можно попросить ПАСЕ принять резолюцию, осуждающую страны Запада и их руководителей, истребивших в середине 20 столетия миллионы людей в ходе карательных войн в Африке, Азии, Латинской Америке, Индии.

Конечно, это лишь иллюстративные примеры. Никто на Западе очернять свою историю не будет, только разве в качестве редчайшего исключения, для создания видимости. И Наполеон для французов будет всегда великим, несмотря на то, что, в конечном счете, проиграл войну и поставил Францию в унизительное положение, истребив при этом в своих бесконечных военных походах треть взрослого мужского населения.

У нас есть чем гордиться, и период оплёвывания собственной истории должен быть законен. Уважают только тех, кто уважает себя. Мы должны уважать свою историю при всех ее недостатках, как делают это прочие народы, и только тогда будут уважать нас. Если же мы будем выливать помои на собственное прошлое, то и другие народы будут воспринимать нас как помойную яму.

 


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953-61 г.

[2] Потомки победителей потеряли Знамя Победы. ФОРУМ. мск. 04.07.2007

[3] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[4] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[5] Покушение на Победу. А. Огнёв // Советская Россия N 135 (12606), 21.10.2004.

[6] Борьба алжирцев против французских колонизаторов http://www.chekist.ru/

[7] Франция проверяла на людях воздействие ядерного взрыва. РИА «Новый Регион».16.02.2010.

Часть III. Западная цивилизация
Куда ведет Запад человечество?
Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg