Sidebar

Формационный и цивилизационный подходы, взять лучшее. При критике марксизма необходимо обратить внимание на одно обстоятельство. Не надо думать, что марксизм абсолютно неверная доктрина, в то время как другие концепции - верх здравомыслия. Ранее марксизм навязывался как единственно верная теория, теперь маятник качнулся в другую сторону и марксизм считают единственно неверной концепцией. И то и другое отношение в корне неправильно. Хочется особо подчеркнуть, что большинство доктрин, интерпретирующих исторический процесс в своей основе гораздо примитивнее марксистской, что, впрочем, не лишает последнюю определенных недостатков.

Оба подхода – формационный и цивилизационный – дают возможность рассмотреть исторический процесс под разными углами зрения, потому они не столько отрицают, сколько дополняют друг друга и являются разными аспектами осмысления единого исторического процесса. Не случайно, поэтому все громче звучат голоса отечественных социологов, ставящих вопрос о поиске синтеза формационного и цивилизационного подходов, о разработке единой теории, дающей целостное представление об историческом процессе.

Сильной стороной формационного подхода является представление о едином закономерном характере движения человеческой цивилизации.

Главным достоинством цивилизационного подхода является фокусирование внимания исследователя на том обстоятельстве, что историю творят не абстрактные общества, а вполне конкретные народы, каждый из которых имеет свою уникальную специфику.

Каждый народ, точнее цивилизация, создаваемая этим народом уникальна. Это положение цивилизационного подхода очевидно. Точно также, как и очевиден постулат формационного подхода о закономерном поступательном движении всей человеческой цивилизации. Вряд ли кто станет отстаивать точку зрения, согласно которой все развивается по кругу, и человечество тысячу лет назад жило также как сейчас.

Формационный и цивилизационный подходы. Соединятся эти два положения в эстафетном подходе в понимании исторического процесса. Формации выступают прежде всего как стадии развития человеческого общества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных социумов. Но это совершенно не обязательно. Смена формаций в масштабах человечества в целом может происходить и без их смены в качестве стадий развития конкретных социумов. Одни формации могут быть воплощены в одних социумах, а другие формации - в совершенно иных социумах. А это предполагает передачу исторической эстафеты от одних социальных систем к другим системам. Таким образом, именно эстафетный подход объединяет все лучшие из того, что есть в формационном и цивилизационном подходах.

Несмотря на то, что данный подход имеет довольно долгую историю развития, обычно его всестороннее обоснование связывают с именем немецкого философа Георга Гегеля. Действительно именно этот мыслитель внес огромный вклад в разработку эстафетного подхода. По Гегелю первой цивилизаций стал Восток, от него эстафету приняла Греция, затем Рим, впоследствии лидером стал Запад. Историческая эстафета по Гегелю заключалась в распространении свободы.

«Восточные народы знали только, что один свободен, а греческий и римский мир знал, что некоторые свободны, мы же знаем, что свободны все люди в себе, то есть человек свободен как человек»[1].

Гегель называет восточный мир — детством истории, греческий мир — юностью, римский мир — возрастом возмужания и, наконец, германский мир соотносит с человеческим возрастом старения.

В целом концепция Гегеля выглядит убедительно, верно определены элитарные цивилизации, очень важным, как мы увидим далее, является соотнесение развития человечества со стадиями развития человека: детство, юность, зрелость. Но действительно ли историческая эстафета заключалась только в распространении свободы? Не переносит ли неоправданно Гегель характерное для представителя западной цивилизации восприятие действительности на ход исторического процесса всего человечества?

 


[1] Цит. по: Рассел. Б. История западной философии. Кн. 3. – М., 2007.- с. 253.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 76 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Формационный и цивилизационный подходы

Формационный и цивилизационный подходы, взять лучшее. При критике марксизма необходимо обратить внимание на одно обстоятельство. Не надо думать, что марксизм абсолютно неверная доктрина, в то время как другие концепции - верх здравомыслия. Ранее марксизм навязывался как единственно верная теория, теперь маятник качнулся в другую сторону и марксизм считают единственно неверной концепцией. И то и другое отношение в корне неправильно. Хочется особо подчеркнуть, что большинство доктрин, интерпретирующих исторический процесс в своей основе гораздо примитивнее марксистской, что, впрочем, не лишает последнюю определенных недостатков.

Оба подхода – формационный и цивилизационный – дают возможность рассмотреть исторический процесс под разными углами зрения, потому они не столько отрицают, сколько дополняют друг друга и являются разными аспектами осмысления единого исторического процесса. Не случайно, поэтому все громче звучат голоса отечественных социологов, ставящих вопрос о поиске синтеза формационного и цивилизационного подходов, о разработке единой теории, дающей целостное представление об историческом процессе.

Сильной стороной формационного подхода является представление о едином закономерном характере движения человеческой цивилизации.

Главным достоинством цивилизационного подхода является фокусирование внимания исследователя на том обстоятельстве, что историю творят не абстрактные общества, а вполне конкретные народы, каждый из которых имеет свою уникальную специфику.

Каждый народ, точнее цивилизация, создаваемая этим народом уникальна. Это положение цивилизационного подхода очевидно. Точно также, как и очевиден постулат формационного подхода о закономерном поступательном движении всей человеческой цивилизации. Вряд ли кто станет отстаивать точку зрения, согласно которой все развивается по кругу, и человечество тысячу лет назад жило также как сейчас.

Формационный и цивилизационный подходы. Соединятся эти два положения в эстафетном подходе в понимании исторического процесса. Формации выступают прежде всего как стадии развития человеческого общества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных социумов. Но это совершенно не обязательно. Смена формаций в масштабах человечества в целом может происходить и без их смены в качестве стадий развития конкретных социумов. Одни формации могут быть воплощены в одних социумах, а другие формации - в совершенно иных социумах. А это предполагает передачу исторической эстафеты от одних социальных систем к другим системам. Таким образом, именно эстафетный подход объединяет все лучшие из того, что есть в формационном и цивилизационном подходах.

Несмотря на то, что данный подход имеет довольно долгую историю развития, обычно его всестороннее обоснование связывают с именем немецкого философа Георга Гегеля. Действительно именно этот мыслитель внес огромный вклад в разработку эстафетного подхода. По Гегелю первой цивилизаций стал Восток, от него эстафету приняла Греция, затем Рим, впоследствии лидером стал Запад. Историческая эстафета по Гегелю заключалась в распространении свободы.

«Восточные народы знали только, что один свободен, а греческий и римский мир знал, что некоторые свободны, мы же знаем, что свободны все люди в себе, то есть человек свободен как человек»[1].

Гегель называет восточный мир — детством истории, греческий мир — юностью, римский мир — возрастом возмужания и, наконец, германский мир соотносит с человеческим возрастом старения.

В целом концепция Гегеля выглядит убедительно, верно определены элитарные цивилизации, очень важным, как мы увидим далее, является соотнесение развития человечества со стадиями развития человека: детство, юность, зрелость. Но действительно ли историческая эстафета заключалась только в распространении свободы? Не переносит ли неоправданно Гегель характерное для представителя западной цивилизации восприятие действительности на ход исторического процесса всего человечества?

 


[1] Цит. по: Рассел. Б. История западной философии. Кн. 3. – М., 2007.- с. 253.

Выводы IV части

Великие начинания даже не надо обдумывать

Ю. Цезарь

Данная часть книги посвящена анализу русского аксиотипа, психотипа и русской идеи, определяемой этим аксипсихотипом. Учитывая особенности русского аксипсихотипа, а также, оценивая специфику современного этапа развития человечества, можно сформулировать миссию России.

Русская идея – абсолютная справедливость. Изучив аксиотип русской цивилизации, мы пришли к выводу, что сочетание духовности и коллективизма находит свое выражение в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. Но общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием. Как политическая доктрина русская идея находит свое отражение в социалистическом учении.

Первым шагом в направлении к оформлению социалистической доктрины можно считать «Русскую правду» Пестеля. Но как оформленная доктрина русский социализм появился позднее — в 30-х годах XIX века, ее основателем был Герцен. Идеи русского социализма разделяли многие видные русские мыслители. Для Достоевского проблема социализма была чрезвычайно значимой как выражение социального идеала и русской идеи вообще.

При этом необходимо учитывать, что социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. В конечном счете, в СССР марксистская теория погубила социалистическую практику.

Эффективная Россия – социалистическая Россия. Русскому аксипсихотипу наиболее соответствует общественный строй, покоящийся на трех столпах:

  • абсолютная справедливость и мессианское обоснование развития государства как главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • сотрудничество между индивидами и группами индивидов как основа механизма развития;
  • государство, которое играет роль центра волевой мобилизации.

Этот общественный строй был построен Россией и получил название «социализм». Впервые в истории, Россия стала первой европейской державой и лидером половины человечества.

Россия - цивилизация будущего. Россия может повести за собой все человечество и тем самым спасти как его, так и себя. Причем, очень важно, что мы не собираемся проливать кровь ради чьих-то интересов. Нам просто надо встать на свой, русский путь развития. Нам надо быть самими собой. А именно русский путь нужен человечеству.

Мы должны построить социалистическую Россию, т.к. данный общественный строй, наиболее адекватно отражает особенности русского менталитета. Тем самым мы не только сможем повысить эффективность русской цивилизации, но и спасти весь мир, указав ему новый спасительный путь борьбы с античеловеческой системой тоталитарного капитализма. В этом и заключается суть миссии России.

*     *     *

Отказ от тоталитарного капитализма не означает революцию, гражданскую войну и т.д. Процессы национализации и приватизации идут постоянно в различных капиталистических странах безо всяких гражданских войн. Есть масса апробированных механизмов осуществления как приватизации, так и национализации.

Тоталитарный капитализм, контролируя общество и политическую власть, стремительно обесчеловечивает общество. Исходя из этого, наши действия напрашиваются сами собой: весь крупный капитал должен быть поставлен под контроль государства. Причем, особо подчеркнем, только крупный, поскольку мелкий и средний бизнес не в состоянии оказывать существенного влияния на власть и существенного влияния на нас. При таком положении вещей экономика будет заниматься тем, что ей свойственно, — удовлетворять наши потребности. Мы не будем рабами тоталитарного капитализма, мы станем хозяевами положения, мы станем поистине свободными, и общество вздохнет полной грудью. Более того, национализация крупных монополий не только в интересах всего общества, но и в интересах мелкого и среднего бизнеса, задыхающегося в объятиях крупных монополий. Среднему и малому бизнесу также очень важно освободиться и от коррупционных оков чиновничества – обязательного атрибута тоталитарного капитализма. Парадокс истории заключается в том, что мелкий и средний бизнес в сущности крайне заинтересован в проведение антикапиталистических реформ[1].

Период деспотизма капитала должен быть закончен. Когда-то он служил инструментом достижения целей общества, но затем рыночная экономика стала развиваться по своим автономным законам. Такое ненормальное положение вещей можно сравнить с человеком, у которого по собственным правилам стали жить ноги и руки. Экономика — лишь инструмент для решения задач общества, и потому она должна подчиняться обществу, а не подчинять его.

Из всего сказанного видно: реформы в области экономики должны быть направлены не против капитализма в точном понимании этого слова, а против крупного и очень крупного капитала. Поэтому, по сути, при таких изменениях проиграет тысяча-другая олигархов, а выиграет все общество.

Наша цель не коммунизм, а социализм, поэтому все марксистские догмы о диктатуре пролетариата, который должен объединяться с пролетариатом других стран оставим марксистам. Главной целью декапитализация является не отъем средств у одной группы и передача ее другой, не диктатура одной части общества над другой. Декапитализация — в интересах всего общества и всех его членов, ведь обесчеловечивание самого несправедливого, антигуманного и аморального строя затрагивает всех и не делает различия между бедным и богатым, между начальником и подчиненным. Если эта болезнь и дальше будет прогрессировать, то от этого, в конечном счете, не выиграет никто. Все мы, люди, проиграем.

Существует такое понятие «преступление против человечества» - это тягчайшее международное преступление, угрожающее основам существования наций и государств, их прогрессивному развитию и мирному международному общению. К преступлениям против человечества относятся: колониализм, геноцид, апартеид, экоцид. Этот список необходимо дополнить. Распространение тоталитарного капитализма необходимо приравнять к преступлениям против человечества. Символично, что западная цивилизация ознаменовала свое восхождения одним преступлением против человечества – колониализмом, а заканчивается эра Запада другим преступлением против человечности – тоталитарным капитализмом.

 


[1] Такая форма социализма в советские науки именовалась «мелкобуржуазным социализмом».

Русская идея

Наилучшая жизнь для страны, очевидно, есть такая,

какая наилучше соответствует ее внутреннему строению

и вытекающим отсюда потребнос­тям

Л. А. Тихомиров

Сопряжение духовности и коллективизма проявляется в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. В книге, посвященной исследованию ценностей русского народа, отечественный исследователь Н. А. Бенедиктов отмечает:

«Социологические исследования показывают постоянное различие блоков ценностей и их иерархии у русского и западного человека. Высший блок наиболее значимых для русского человека ценностей на­зван блоком «справедливость»… Доби­ваясь восстановления личного удобства как проявления личной свободы и своеволия, западный человек сочтет справедливым навязывание его миропорядка другим людям и, как правило, об этом не очень и задумывается. Отсюда и двойной счет во взаимоотношениях, в политике и т. п. Для русского человека двойной счет во взаимоотноше­ниях исключен»[1].

Извечная русская тяга к справедливости очень тесно переплетена с русской добротой, также с максимализмом, ведь правда может быть только одна.

«Русские — максималисты, и именно то, что пред­ставляется утопией, в России наиболее реалистично»[2].

Догматизм также вытекает из обостренного чувства справедливости и максимализма. Весь этот блок качеств национального характера теснейшим образом связан по определению отечественного социального психолога К. Касьяновой, с так называемым «судейским комплексом»:

«Судейский комплекс» — это именно «комплекс», т.е. це­лый набор различного рода качеств… Прежде всего «правдоискательство», т.е. стремле­ние установить истину, и затем — это стремление установить объективную истину, не зависящую от меня, от моего существо­вания и потребностей, наконец, в-третьих, это стремление найти истину абсолютную, неизменную, не зависящую от об­стоятельств, не имеющую степеней. И, найдя, измерять затем ею себя, свои поступки и чужие действия, весь мир, прошлый, настоящий и будущий. Эта истина должна быть такова, чтобы под нее подходили все явления без исключения»[3].

Русская идея – это стремление к всеобщей справедливости. Но эта общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием.

Жажда абсолютной справедливости рождает такое качество как самопожертвование, которое красной нитью проходит через всю историю России.

 


[1] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 218.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея. М., 2000. – с. 243.

[3] Касьянова К. О русском национальном характере. — М., 2003. - с. 251.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg